ЛитМир - Электронная Библиотека

В ту пору Дэр был уверен, что дед сгущает краски, желая поссорить его с француженкой, и защищал свою невесту от его нападок. Но теперь он склонялся к мысли, что дед оказался прав и Жюльенна была-таки в чем-то замешана.

— Возможно, я тороплюсь с выводами, — сказал он, — однако чутье подсказывает мне, что носик у нее в пуху…

— Какие же у тебя основания подозревать ее в преступной связи с Риддингэмом? — спросил Лусиан. — Ведь он вернулся в Лондон лишь на прошлой неделе. Вряд ли им удалось встретиться.

— Мисс Лоран, по моим сведениям, в течение шести лет торговала шляпками в Йорке. А родовое имение Риддингэмов находится, как вам известно, в Йоркшире. Они вполне могли сблизиться за минувшие годы.

— Не была ли она его любовницей?

— Вполне возможно. Я видел, как в парке они мило беседовали. — Дэр натянуто улыбнулся. — Если он пока еще и не вхож в ее будуар, то явно стремится к этому. Видели бы вы, граф, какими глазами он смотрел на нее! Так или иначе, она может быть его сообщницей.

— Я в этом не уверен. Его интерес к этой даме, по-моему, носит исключительно амурный характер. Ведь общеизвестно, что она подыскивает себе щедрого покровителя.

— Да, я слышал, что в конце сезона мисс Лоран сделает свой выбор. А почему бы нам не привлечь ее к этой операции, сэр?

— Ты намекаешь, что не прочь войти в круг претендентов на ее благосклонность? — с ухмылкой спросил граф.

— Нет, поскольку вряд ли я сумею наладить с ней доверительные отношения. Дело в том, граф, что несколько лет назад я уже был представлен этой особе…

Лусиан впервые на него изучающе взглянул, но Дэр и бровью не повел: раскрывать тайну своих отношений с Жюльенной он не собирался. Тем более во всех ее пикантных подробностях, включая трагический финал их романа.

— Вы полагаете, что она не пожелает общаться с вами? — наконец спросил граф.

— Да, сэр, я сомневаюсь даже в том, что она обрадуется нашей встрече, — сказал маркиз.

— Право же, мне странно слышать такое от вас, знаменитого покорителя строптивых красавиц и общепризнанного сердцееда. Постарайтесь добиться ее прежнего расположения к вам, пустите в ход все свое обаяние. — Лусиан осклабился и подмигнул ему. — Мне ли вас учить!

Дэр в сомнении рассматривал дно рюмки, подбирая слова для решительного отказа от этой миссии. Граф был кое в чем прав, порой ему удавалось расположить к себе даже самых надменных и неуступчивых дам. Но сейчас ему предстояло действовать в заведомо неблагоприятной для него ситуации.

— Я понимаю, что вам не хочется снова обхаживать эту француженку, — сказал Лусиан. — Но лучшей кандидатуры на роль донжуана у меня, к сожалению, нет. Речь идет о государственной безопасности. Проклятая война, судя по всему, идет к концу, союзники вот-вот одержат победу над войсками Наполеона. Но даже в случае его ухода со сцены Калибан будет продолжать подрывную деятельность. Его необходимо разоблачить и обезвредить.

— Я понимаю, сэр, — кивнул Дэр.

— Тогда немедленно приступайте к выполнению задания! — приказал граф и наполнил его рюмку.

— Давайте выпьем за мою удачу! — предложил Дэр. — Пожалуй, мне стоит притвориться опасным соперником Риддингэма. Поглядим, как он отреагирует на это.

Превосходная идея! — воскликнул граф. — И не будьте излишне сентиментальны, выполняя свою миссию, отбросьте глупые предрассудки. В схватке с таким опасным врагом, как лорд Калибан, допустимы любые приемы. Ведь он погубил много невинных душ, этот негодяй. Используйте весь свой опыт, проверьте, насколько лояльна к Англии мисс Лоран и не работает ли она под руководством Калибана в интересах французов.

Дэр опустошил рюмку и криво усмехнулся. Разоблачить двух вражеских агентов столь оригинальным способом, а заодно и отомстить своей неверной возлюбленной — это ли не подвиг, достойный увековечения в стихах? Нервозность, охватившая его после случайной встречи с Жюльенной, сменилась жаждой отмщения. Он мысленно поклялся использовать актрису для сближения с Риддингэмом и в случае подтверждения павшего на них подозрения в шпионаже заставить обоих изменников сполна рассчитаться за предательство.

Глава 2

Удушливый запах апельсиновой кожуры и плавящегося свечного сала сегодня казался Жюльенне особенно сильным, однако он не был основной причиной ее головокружения. К характерным театральным ароматам она давно привыкла, дело заключалось в другом — в зале присутствовал Дэр, и в руке он держал бинокль. Колени ее внезапно задрожали.

Все прочие поклонники, сидящие в задних рядах партера, были тотчас же забыты. Дэр, вальяжно устроившийся в лучшей ложе, светился самоуверенностью и самодовольством, его белокурые волосы искрились в отблесках света люстры. Да, это был, несомненно, легендарный сердцеед Дэр Норт, когда-то разбивший ее сердце.

Когда он стал разглядывать ее в бинокль, Жюльенна чуть было не забыла текст своей роли. Не лучшим образом сказалось его пристальное внимание и на ее вокальной партии. Дирижер то и дело морщился и метал в нее укоризненные взгляды.

Стоя за кулисами перед своим заключительным выходом, она клялась, что постарается не думать о Норте, чтобы избежать позора на сцене «Друри-Лейн». Публика пришла сюда в этот вечер ради заявленного в афишах выступления несравненного Эдмунда Кина. Однако перед началом спектакля было объявлено, что всеобщий любимец заболел. Истинной же причиной недуга знаменитого актера был многодневный запой, из которого он выкарабкивался с трудом.

В связи с этим конфузом всеобщее внимание переключилось на Жюльенну — провинциальную актрису, совершившую стремительный взлет в театральной карьере. Загубить столь редкую возможность завоевать любовь столичной публики она, естественно, не могла, тем более забивая себе голову ненужными воспоминаниями. Понимая все это, Жюльенна тем не менее помнила, что так и не смогла забыть Дэра за все минувшие после их разрыва годы, что повергало ее в отчаяние.

Но жажда славы на оперной сцене все-таки оказалась сильнее страха. Жюльенна рискнула приехать в Лондон, хотя и знала, что наверняка столкнется там со своим бывшим любовником. Рассчитывать, что ей удастся избежать этой встречи, было наивно, ибо маркиз Уолвертон, снискавший себе славу главного жуира столичного бомонда, постоянно посещал театры, приемы и званые вечера, не говоря уже о ночных клубах.

Взгляд Жюльенны заволокло стеной тумана, едва лишь она вспомнила свою последнюю встречу с Дэром, ту самую, когда обстоятельства вынудили ее пойти на рискованную авантюру. В его глазах она тогда прочла изумление, разочарование и презрение и поняла, что их роман закончен. Дэр ушел из ее жизни навсегда, оставив ее наедине с одиночеством и отчаянием…

Задумавшись о былом, Жюльенна едва не пропустила момент своего выхода на сцену и спохватилась, лишь когда ее тронул за локоть подоспевший импресарио. Роль коварной венецианской куртизанки, которую она играла в «Белом дьяволе», считалась трудной и престижной, но Жюльенна сумела избежать серьезных огрехов и сорвала бурные аплодисменты в финале.

Пока вся труппа раскланивалась и улыбалась зрителям, продолжавшим выражать актерам свои неистовые восторги и кидать им под ноги букеты, Жюльенна имела неосторожность взглянуть на ложу Дэра. Их взгляды встретились, и трепет охватил ее с головы до ног. Судорожно вздохнув, она оцепенела. Он лениво улыбнулся и подмигнул ей. Жюльенну пробил холодный пот, она едва не рухнула без чувств на сцену.

Ах, зачем она дерзнула взглянуть на него? Почему не ограничилась поклонами и воздушными поцелуями обожателям с галерки? А разве мало обаятельных франтов сидит в партере? Между тем Дэр преподнес ей новый сюрприз — он обратился к ней без всякого стеснения прямо изложи, громко произнеся:

— Мадемуазель Лоран! Позвольте мне поздравить вас во всеуслышание с вашим великолепным выступлением!

— Благодарю вас, милорд, — ответила с улыбкой она.

— А правда ли то, что в конце сезона вы назовете имя своего покровителя? — спросил он, и зрительный зал замер.

4
{"b":"8168","o":1}