ЛитМир - Электронная Библиотека

Каким же он был дураком, что поверил выдумкам своего бессердечного деда! Ведь знал же он, что упрямый старик готов любой ценой добиться своего!

— Куда изволите ехать, милорд? — вывел его из тягостных раздумий голос кучера. — Вам нездоровится? Не отвезти ли вас к лекарю?

Дэр рассмеялся и покачал головой:

— Нет, доктор вряд ли мне поможет. Едем назад, в Уолвертон-Холл!

Маркиз быстро собрал саквояж и решил возвратиться в Лондон, чтобы встретиться там с Жюльенной. Весь обратный путь ему так и не удалось сосредоточиться и продумать предстоящий разговор. Мешало тяжкое сомнение в том, что она хоть когда-нибудь его простит.

Глава 14

Дэр ожидал се возвращения из театра в убого обставленной гостиной квартирки, которую она снимала, довольно долго. Лишь только с улицы донесся шум подъезжающего экипажа, он живо вскочил и, подбежав к окну, выглянул наружу.

На сей раз провожатым Жюльенны оказался виконт Риддингэм, и сердце Дэра заныло от ревности. Но теперь он уже не считал, что вправе ей указывать, с кем возвращаться домой, поскольку потерял эту привилегию давным-давно.

Чувствуя легкую тошноту, он снова присел на кушетку. Щелкнул дверной замок, она открыла дверь и вошла в квартиру. Увидев горящий в комнате свет, Жюльенна замерла и полезла дрожащей рукой за ножом в сумочку.

— Это я, дорогая, не волнуйся, — крикнул из гостиной Дэр. — Меня впустила сюда домовладелица. Я только что вернулся из Уитстейбла и хочу поговорить с тобой.

— К чему такая спешка? — пробормотала она, снимая пальто.

— Я беседовал с одной известной тебе особой о графе Айвсрсе. Теперь мне многое стало понятно…

Жюльенна смертельно побледнела.

— Что же именно, если не секрет? — спросила она, проходя в комнату.

— Хотя бы то, что вы с Айверсом никогда не были любовниками, — ответил маркиз.

Жюльенна швырнула сумочку на стол и тяжело опустилась в кресло, стараясь не смотреть на гостя.

Дэру тоже было стыдно и тяжело глядеть ей в глаза, признаваясь в своих заблуждениях. Но ведь и она была, пусть отчасти, повинна в этом досадном недоразумении, поскольку вовремя не развеяла его подозрений и не внесла ясность в ситуацию.

— Почему ты скрыла от меня правду? — глухо спросил он.

Жюльенна еще ниже опустила голову и стиснула пальцы рук в замок. Наконец она чуть слышно прошептала:

— Я не лгала! Разве этого мало?

— Но ты дала мне повод предположить, что вы с Айверсом любовники! — возразил ей маркиз.

— Я была подавлена случившимся и считала свое положение безвыходным. Он пригрозил мне серьезными неприятностями, и я испугалась, подумав, что это скажется на здоровье мамы.

— О ней мог бы позаботиться и я! Тебе не приходило это в голову?

Жюльенна подняла глаза, и в них сверкнули слезы.

— Это уже не имело значения, Дэр, — сказала она с дрожью в голосе. — Я считала, что нашей свадьбе все равно не бывать, раз твой дед пригрозил, что лишит тебя наследства, если ты женишься на мне. Я не хотела, чтобы ты приносил такую жертву ради меня, и позволила Айверсу разрушить нашу помолвку. Мы расстались, зато ты стал богатым маркизом.

— С чего ты взяла, что богатство деда что-то значило для меня! — вскричал Дэр, задетый ее словами за живое.

— Возможно, в ту пору ты еще не осознавал его значения в должной мере, но позже, повзрослев и став мудрее, ты мог бы возненавидеть меня. Разве я не права? — возразила с горечью Жюльенна.

— Увы, нет! — глухо ответил он. — Я в любом случае получил бы и титул маркиза, и родовое имение после смерти деда. Более того, в ту пору я сам был далеко не бедным человеком, и мы с тобой ни в чем бы не нуждались. Отчего же ты не дала мне шанса обсудить все это с тобой?

Жюльенна смущенно потупилась и со вздохом ответила:

— Я была ошеломлена угрозами Айверса и твоим внезапным появлением в магазине. Граф этим воспользовался и ввел тебя в заблуждение, заявив, что мы с ним старые любовники…

Дэр продолжал буравить ее испытующим взглядом, и она, тяжело вздохнув, добавила:

— Пойми, все случилось очень быстро. В тот момент я плохо соображала и не сумела выдумать ничего лучшего, кроме как оговорить себя. Клянусь, что лгать я не хотела и даже лелеяла надежду, что ты не поверишь этой лжи и поймешь, что я по-прежнему тебя люблю… Но потом Айверс… Ах, какой же я была доверчивой и глупой!

Жюльенна попыталась рассмеяться, но смех застрял у нее в горле.

— Я не предполагала, что он так жестоко поступит со мной! Надеялась, что он уйдет, удовлетворенный тем, что я выполнила его требование и разорвала нашу помолвку. Но ему показалось этого мало, он пожелал окончательно скомпрометировать меня в твоих глазах и навсегда отбить у тебя охоту жениться на мне. Ведь за это он получил щедрое вознаграждение от твоего деда. И вот, едва лишь ты ушел, как он бросился на меня, повалил на кровать и силой овладел мною, грязный извращенец! Я пыталась оказать ему сопротивление, но силы были не равны…

— О Боже! — Потрясенный ее рассказом, маркиз уронил лицо на ладони и зарычал, словно раненый зверь. — Как я мог так поступить с тобой! О горе мне, горе!

— Не надо так убиваться, Дэр! Ведь ты не мог предположить, что он зайдет так далеко, — тихо промолвила Жюльенна.

— Не. надо меня успокаивать! — глухо сказал маркиз. — Я не должен был оставлять тебя наедине с этим исчадием ада.

— Нет, во всем виновата я сама! — с жаром возразила ему Жюльенна. — Нельзя быть такой наивной! После того как все это случилось, я надолго впала в оцепенение, а когда очнулась, то пригрозила ему. Он испугался и ушел, оставив меня наедине со своим горем.

— Тебе нужно было все рассказать мне, — подняв голову, сказал Дэр, однако не очень уверенно.

— Я не осмелилась. Да и какой в этом смысл? Айверс был всего лишь орудием исполнения воли твоего деда. Я была обесчещена, изнасилована другим мужчиной… Какой же реакции я могла от тебя ожидать?

Жюльенна расплакалась и закрыла лицо руками, вновь почувствовав себя беззащитной и одинокой.

Он порывисто вскочил и, обняв ее, стал утешать. Она прильнула к нему и обмякла. Он поглаживал се рукой по спине и пытался представить, что чувствовала она, пройдя через весь этот кошмар насилия, клеветы и предательства…

Дэр отнес Жюльенну на руках на диванчик и уселся на нем рядом с ней. Постепенно она успокоилась и перестала плакать.

— Я знаю, что мне уже никогда не заслужить твоего прощения! — хрипло пробормотал Дэр, поглаживая ее по голове. — Но я тебе обещаю, что скорее позволю вырвать у себя из груди сердце, чем допущу, чтобы тебя кто-то обидел.

— Но ты ни в чем не виноват передо мной, Дэр! — воскликнула она, растроганная до глубины души его клятвой.

— Нет, я был молод, упрям и глуп, не задумывался о возможных последствиях ссоры с могущественным дедом. А тебе пришлось за меня расплачиваться…

Дэр поцеловал Жюльенну в мокрую щеку и прижал ее голову к своей груди.

— В тот день я собирался спокойно обсудить с тобой непростую ситуацию, в которой мы очутились, но ты не пришла на свидание. И тогда я помчался в твое ателье и застал тебя с Айверсом. Он заявил, что давно пользуется твоей благосклонностью, и я обезумел от ревности.

— Если бы я не пошла тогда у него на поводу и отвергла эту ложь, все бы обернулось иначе, — робко заметила Жюльенна.

— Вряд ли, — с горькой ухмылкой возразил Дэр. — Я все равно бы тебе не поверил. Ведь моя мать постоянно изменяла отцу, и я вырос, убежденный, что все женщины — коварные обманщицы, К тому же меня настроил против тебя дед. И в результате больше всех пострадала ты, а я позволил этому случиться. Мне нет прощения!

— Нет, Дэр! Ты бы помог мне, если бы знал правду! — воскликнула Жюльенна.

— В ту пору я был занят исключительно зализыванием собственных ран, — с горечью признался маркиз. — И пытался забыть тебя окончательно. Дед же воспользовался моим отсутствием в городе и очернил тебя. Ваша бывшая продавщица сказала, что ты была вынуждена уехать из Уитстейбла.

41
{"b":"8168","o":1}