ЛитМир - Электронная Библиотека

Но вот имела ли она моральное право обвинять в этом лишь его одного? Осознавая, что она отчасти тоже виновата, Жюльенна, однако, не собиралась безропотно сносить все уготованные ей маркизом унижения. Обдумывая тактику самозащиты, она зашла за ширму и начала переодеваться.

, — Вы приняли мой вызов, — напомнил ей Дэр, расхаживая по гримерной. — И поступили благоразумно. Этим ловким маневром вы без труда разрядили обстановку в зале и заинтриговали публику. Вам не откажешь в мудрости, мадемуазель!

— Благодарю за комплимент, — сухо отозвалась Жюльенна, расстегивая корсет, стеснявший ее полные груди.

— Я также не могу не высказать своего восхищения вашим актерским дарованием, — продолжал мурлыкать он.

— К сожалению, мне удается раскрыть его в полной мере на спектакле далеко не всегда. Например, сегодня я была не в ударе, — промолвила Жюльенна, стаскивая с себя нижнюю юбку.

— Вас что-то отвлекало? — вкрадчиво спросил он.

— Увы, да, милорд, — с грустным вздохом ответила она. — Я ждала от вас подвоха, и предчувствие не обмануло меня.

— Тем более вам следует успокоить расстроенные нервы хорошим ужином, мадемуазель! Ничто не излечивает душевные раны так быстро, как вкусная еда и чудесное вино. Ну, еще, естественно, приятные воспоминания…

Жюльенна обмерла от этих слов. Юбка соскользнула по ее ногам на пол. Над верхней губой у нее выступила испари-, на, по спине побежали мурашки, а внизу живота возникло ощущение тяжести. Переступив с ноги на ногу, она промолвила чуть хрипловато:

— У меня не осталось приятных воспоминаний.

— А как насчет амурных забав, которым вы когда-то с упоением предавались в садовом домике? — напомнил ей Дэр.

— Об этом я не желаю даже думать! — воскликнула она, сглотнув ком, и надела темно-синее платье с длинными рукавами, в котором обычно приходила в театр.

Маркиз досадливо крякнул и замолчал. Жюльенна вышла из-за ширмы и, усевшись перед зеркалом, стала удалять с лица театральный грим, делая вид, что не замечает присутствия в артистической уборной постороннего мужчины. Ее душа тем не менее ушла в пятки, как если бы за спиной у нее прохаживался голодный свирепый тигр.

Дэр припал плечом к двери и молча наблюдал за ней, как бы подготавливаясь к прыжку. Жюльенна стала расчесывать волосы, они рассыпались по ее покатым плечам.

— Ваши волосы подобны русским соболям, — задумчиво произнес Дэр. — Они такие же густые, шелковистые и переливающиеся, как этот бесценный мех.

Жюльенна поджала губы, мысленно напомнив себе, что ей следует опасаться его медоточивых уст и лицемерного языка.

— А какие у вас соблазнительные формы! Перед вашей красотой невозможно устоять! — продолжал восхвалять он ее женские прелести.

— Не утруждайте себя напрасно льстивыми речами, маркиз! — ледяным тоном проговорила Жюльенна. — Я не наивная девочка, готовая растаять от банальной похвалы. И уж тем более не распутница, добывающая свой хлеб телом. Я актриса!

— Вы потрясающая актриса и бесподобная женщина! — подтвердил Дэр.

Внезапно Жюльенну охватила грусть: ведь было время, когда никаких его комплиментов ей не требовалось, она млела от одного лишь его взгляда и падала к нему в объятия. Ах, где же те славные времена! Она запретила себе думать о печальном и нахмурилась, услышав подозрительный шорох. Дэр подошел к ней и, взяв гребень, принялся расчесывать ее локоны.

— Мне всегда это нравилось, ты помнишь? — задушевно произнес он, глядя в зеркало.

Что-то в его вкрадчивом тоне затронуло чувствительную сторону в ее душе, и Жюльенну обдало внутренним жаром. Помнила ли она это? Но разве такое можно забыть? Она закрыла глаза, прониклась хорошо знакомым ей ощущением близости своего возлюбленного и сладостной дрожи в теле, вызванной его нежными прикосновениями, впитывая в себя его мужскую ауру и стремительно возбуждаясь…

Боже, да ведь она по-прежнему его хочет! И стоит лишь ей намекнуть ему, что он ей вовсе не противен, как все дальнейшее произойдет само собой… Его длинные пальцы доставят ей неописуемое удовольствие, облегчат нестерпимую боль в набухших грудях, соски которых отвердели и торчат. А потом…

С губ ее сорвался тихий вздох, и Жюльенна стиснула зубы, проклиная свою несдержанность. Как неосмотрительно было с ее стороны впустить Дэра в гримерную! Разве можно быть такой самонадеянной! Он слишком коварен и опасен для нее, слабой и беззащитной одинокой женщины.

Более не в силах сносить хладнокровно его присутствие, она порывисто вскочила с табурета, даже не заколов рассыпавшиеся по плечам волосы, и метнулась к вешалке за плащом.

— Я ухожу, лорд Уолвертон! А вы, если хотите, можете здесь остаться. Спокойной ночи! — бросила она, накинув плащ на плечи.

— Вряд ли она станет для нас спокойной, — севшим голосом произнес он и решительно шагнул к ней. Она попятилась и уперлась спиной в закрытую дверь.

Он пронзил ее взглядом, наклонился и замер, громко дыша. Она ждала поцелуя, трепеща и млея… Но, к ее изумлению, Дэр ухмыльнулся и ловко подхватил ее на руки.

— Что вы намерены со мной сделать? — прошептала она, готовая потерять сознание.

— Я собираюсь отнести вас в карету, моя дорогая! Нас ожидает ужин! — без тени смущения ответил маркиз.

Она обмякла и закрыла глаза.

Глава 3

Дэр в очередной раз заерзал на сиденье кареты, проклиная беспокоящие его ощущения в чреслах. Столь мощного возбуждения он и сам не ожидал. Скрыть свое состояние не представлялось возможным. Он закинул ногу на ногу и тяжело вздохнул.

Впрочем, подумалось ему, не стоит возлагать вину за утрату самоконтроля на одного себя. Жюльенна тоже внесла свою лепту в его безудержное возбуждение. Ее глаза подернулись пеленой, едва лишь она очутилась в его объятиях, ротик слегка открылся для поцелуя, а чувственные ноздри затрепетали, с шумом втягивая воздух. А как стали вздыматься ее великолепные груди! Как часто и громко забилось ее сердце! Ну разве могло его мужское естество не отреагировать на это? Хорошо еще, что никто его не видел, пока он тащил ее в экипаж… Но, черт подери, забравшись в него, он не ощутил никакого облегчения.

Дэр покосился на свою спутницу, демонстративно смотрящую в окно. Да, она совершенно не изменилась за минувшие годы! Все тот же точеный профиль, такая же нежная кожа, те же густые волнистые волосы, обрамляющие ангельское лицо. Взгляд его упал на ее бюст, и он чуть было не обнял ее и не повалил на сиденье…

Проклятие! Ее чары до сих пор сохранили над ним тайную силу, он снова не способен контролировать свои эмоции.

Он был настроен сохранять хладнокровие, но стоило лишь ей расслабиться у него на руках, как рой воспоминаний вскружил ему голову и вызвал мучительное томление в чреслах. Спрятанные в глубине сердца чувства захлестнули его целиком, затуманив рассудок.

Быть может, он совершил ошибку, согласившись на предложение Лусиана? Или же недооценил свою жертву? Как ловко, однако, она спутала ему все карты, приняв его дерзкий вызов и поклявшись, что поставит его на колени!

Однажды ей уже удалось это, и потому впредь ему лучше всегда быть с ней начеку и сохранять хладнокровие. В противном случае она снова вонзит ядовитый кинжал в его сердце.

Обнадеживало Дэра л ишь то, что Жюльенна возбудилась не меньше, чем он. И огонь былой страсти мог вспыхнуть вновь в любое мгновение, поборов ее страхи и опасения. Любопытно, подумалось ему, о чем она сейчас думает?

Мысли Жюльенны мало чем отличались от тех, что обуревали в эту минуту Дэра. Она укоряла себя за самонадеянность и неосторожность, сожалела, что не сумела противостоять его мужскому натиску и сдалась чересчур быстро и легко. Но разве могла она предвидеть, что он подхватит ее рукой под коленками и понесет в карету? Как ей было в такой ситуации не расслабиться?!

Ну и наглец же этот маркиз! Он способен свести с ума любую женщину, поразить ее своим необузданным темпераментом и настойчивостью, парализовать ее волю своим гипнотическим взглядом удава, ошеломить каким-нибудь неслыханным фортелем. Первую схватку он, безусловно, выиграл: поразил ее своей неординарной выходкой в зале, заморочил ей голову в гримерной, поверг в оцепенение дерзким маневром — и в результате она очутилась-таки в его карете! Что же еще ожидает ее во время их позднего ужина?

7
{"b":"8168","o":1}