ЛитМир - Электронная Библиотека

— Генри? Да как он посмел?! — с негодованием воскликнула Оливия. — Мне он никогда не нравился. Это такой наглец! Ах, как я тебе сочувствую, бедная Ванесса. Представляю, какой отвратительный вид у него был, когда он напился. Вот негодяй!

— Да, общение с ним не доставило мне удовольствия, — призналась Ванесса. — Это послужило мне хорошим уроком на будущее. Впредь я поостерегусь оставаться наедине с незнакомцем. Пожалуй, я вообще буду избегать подобные сборища.

Оливия огорченно нахмурилась.

— Так я и думала! — сказала она. — Я чувствовала, что ты станешь объектом злословия местных сплетниц. И все это из-за Дамиена! Самая добропорядочная женщина обречена на насмешки и сплетни, если она дерзнет появиться в свете в его компании. Уж такая у него репутация! Боже, ну почему в мире столько несправедливости! Почему нам, невинным женщинам, приходится расплачиваться за грехи мужчин? Взять хотя бы меня: по вине моего распутного отца и унаследовавшего все его пороки брата мне постоянно приходится вести себя в общественных местах так, будто бы я непорочный ангел, чтобы быть выше любых подозрений. Нет, это нечестно!

Ванесса промолчала, не испытывая желания в чем-либо упрекать Дамиена. Как это ни странно, она перестала на него злиться после того, что произошло этой ночью. Более того, она была даже благодарна ему за то, что он помог ей избавиться от страхов.

— Послушай, я знаю выход из этой ситуации, — подумав, промолвила Оливия. — Дамиен должен исправить ошибку и загладить свою вину перед тобой. А для этого ему нужно на тебе жениться.

Ванесса не смогла сдержать улыбку.

— Я говорю вполне серьезно! — горячо воскликнула Оливия. — Ты должна обольстить Дамиена, сделать все, чтобы он в тебя влюбился и сделал тебе предложение. Тогда мы с тобой станем сестрами! Вот здорово!

Ванесса порадовалась за ее хорошее настроение, однако ответила, что этот план нереален.

— Разумеется, тебе придется постараться! Ведь заставить Дамиена жениться далеко не просто, — продолжала строить воздушные замки наивная девушка. — Мне кажется, что ты ему нравишься. Но он поклялся, что никогда не женится, вот в чем проблема! Он говорит, что любовь погубила наших несчастных родителей, и он не собирается повторять их ошибки.

Ванесса покачала головой. Идея Оливии казалась ей смехотворной. Дамиен Синклер не относился к категории влюбленных мужчин, а влюбиться в сестру своего смертельного врага он тем более не мог себе позволить.

— Общеизвестно, дорогая Оливия, что развращенные m не способны влюбиться. В любом случае я не собираюсь еще раз выходить замуж.

Лицо Оливии побледнело и вытянулось от досады.

— Пожалуй, я действительно чересчур размечталась. Но мне очень хотелось бы иметь такую сестру, как ты, Ванесса!

Они еще немного поболтали о более приземленных материях, и Оливия удалилась, чтобы дать Ванессе возможность одеться.

Оставшись в спальне одна, она почувствовала внезапный прилив меланхолии и, закрыв глаза, прилегла. О том, чтобы вернуть себе доброе имя, нечего было и думать. Поэтому ей не оставалось ничего другого, как последовать совету Летиции и подыскать себе богатого покровителя…

Пронзенная оригинальной идеей, она открыла глаза и снова села на кровати, намереваясь хорошенько обдумать пришедший ей в голову вопрос: как воспользоваться создавшейся ситуацией и обернуть в свою пользу репутацию развратницы? Чем роль любовницы хуже, чем роль законной супруги? Ведь в ее теперешнем положении у нее развязаны руки! Содержанка пока еще не считается собственностью своего покровителя и не бесправна, словно рабыня!

А разве все падшие женщины непременно обречены на позор и жалкое существование? Если верить молве, то некоторые из лондонских куртизанок весьма преуспели в своей профессии и теперь живут в свое удовольствие, пользуясь благоволением влиятельных вельмож, изредка посещающих их будуары. Но ей вряд ли удастся пополнить ряды жриц любви, для этого ей не хватает профессиональных навыков. Впрочем, поправила себя Ванесса, сблизившись с Дамиеном, она уже многому научилась…

Да, конечно же, именно Дамиен ей и поможет! Ванесса поджала губы, преисполнившись решимости воспользоваться предоставившейся ей возможностью с наибольшей выгодой для себя. Кто, как не Князь Порока, лучше других знает слабости джентльменов? Кто, как не Дамиен, может дать ей дельный совет в искусстве обольщения? Раз уж злая судьба свела ее с этим человеком, нужно сделать все от нее зависящее, чтобы спасти своих бедных сестричек от неудачного замужества и обеспечить им безбедное существование.

Она вызывающе вскинула голову, словно бы бросая вызов всем лицемерам высшего света, которые наверняка попытаются опорочить не только ее, но и всю ее семью, если пронюхают о ее успехах на новом поприще. Что ж, подумала Ванесса, пусть злословят, зато ее младшим сестрам не придется выходить замуж против своей воли. Ради их счастья и благополучия она была готова навсегда распрощаться с прежней жизнью и превратиться в падшую женщину.

Ванесса понимала, что обратного пути из вертепа нет. Но содержать своих обедневших родственников только на жалованье гувернантки или компаньонки тоже невозможно. И раз уж за ней все равно закрепилась дурная слава распутницы, не лучше ли извлечь из этого пользу?

Она решительно откинула одеяло и, вскочив с кровати, стала одеваться, чтобы разыскать Дамиена прежде, чем ее покинет мужество. Сегодня оно ей было необходимо, как никогда прежде, потому что она собиралась попросить Князя Порока обучить ее искусству обольщения.

Дамиен припал к шее своего гнедого мерина и пришпорил его, понуждая скакать еще быстрее. Барон был очень зол на себя за допущенные им ошибки. Его бесило то, что он недооценил ожидающие Ванессу трудности в общении с местным благородным обществом, не предусмотрел всю степень жестокости высшего света, не предотвратил хамскую выходку старшего сына сквайра на балконе во время бала. И, что больше всего удручало его, не предвидел собственную реакцию на такой поворот событий, в результате чего разнервничался и, потеряв самообладание, проникся чувством вины за все огорчения, которые Ванесса испытала в последние дни.

Изгнать охватившее его уныние Дамиен решил с помощью проверенного средства — хорошей верховой прогулки. И потому он до седьмого пота гонял свою лошадь по полям и пригоркам, заставляя ее перепрыгивать через вечнозеленые изгороди и ручьи, встречавшиеся у него на пути, нестись галопом и по лесным тропинкам, и по аллеям парка. Однако на этот раз даже быстрая езда не помогла Дамиену избавиться от обуревавших его мрачных ощущений и томления в чреслах. Он наконец сообразил, что нелепо срывать злость на невинном благородном животном, и придержал скакуна, чтобы тот передохнул. На горизонте появились грозовые тучи, прогремел гром, предвещая жестокий ливень. И барон, повернув коня, пустился в обратный путь к усадьбе Палисандровая Роща.

Его план избавиться от навязчивого вожделения и мыслей о Ванессе не сработал, недельное отсутствие в имении не облегчило его страдания. Она засела у него в печенках и упрямо не желала оттуда выбираться.

Стоило ему лишь войти в музыкальную гостиную и увидеть ее за фортепьяно, как сердце его затрепетало, а в крови забурлила страсть. Основной инстинкт вынуждал его тотчас же заключить эту женщину в объятия, но он сумел обуздать похоть и притворился равнодушным.

Его напускная холодность, однако, чуть было не сменилась порывом бурных чувств, когда он увидел Ванессу в ее золотистом вечернем платье. Этот великолепный наряд делал ее похожей на сказочную принцессу, способную пленить воображение любого мужчины. В чреслах Дамиена вспыхнуло пламя, и ему пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы укротить желание подхватить Ванессу на руки и, отнеся в спальню, овладеть ею, вместо того чтобы везти на бал.

Он стоически боролся с вожделением на протяжении всего ужина, изо всех сил старался держаться величественно и хладнокровно. Слава Богу, Ванесса молча вытерпела его надменное поведение и не задала никаких вопросов о причинах его замкнутости и молчаливости. Возникшая в их отношениях теплота исчезла, как он того и хотел, но, как это ни странно, ему стало недоставать ласкового взгляда Ванессы и ее радостной улыбки. Лишившись ее дружественного расположения, барон стал увядать, как сорванный цветок.

40
{"b":"8169","o":1}