ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лекс Раут. Чернокнижник
Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей
Еда и эволюция. История Homo Sapiens в тарелке
Кудряшка
Троллий пик
1000 лучших рецептов классической кулинарии
Большая книга японских узоров. 260 необычных схем для вязания спицами
Кристаллы. Практическое руководство: как выбрать, почувствовать, использовать
Победа над раком. Советы по профилактике и рекомендации по лечению

И дернул же его черт повезти ее в заведение мадам Фуше, словно какую-нибудь прожженную куртизанку! С другой стороны, разве не к этому она сама стремилась? И разве не в многоопытную кокотку он вознамерился превратить ее?

От этой головоломки у Дамиена голова пошла кругом. Сам дьявол вряд ли решил бы эту шараду. Одно ему стало ясно: он не сможет продолжать притворяться, что его не волнует намерение Ванессы стать проституткой. Она, как и Оливия, не годилась для жизни в мире разврата и зла. Пора было покончить с этим фарсом и найти иной, менее пагубный для нее способ улучшить свое благосостояние и обрести финансовую независимость. Если он немедленно не положит конец сложившимся между ними фальшивым отношениям, от которых его уже тошнило, тогда ему уж точно никогда не обрести умиротворения. В окно кареты назойливо стучал мелкий дождик. Туман сгущался. На душе у Дамиена скребли кошки. Он презирал себя за то, что взялся обучать Ванессу искусству обольщения. Ведь в результате он не только растлил ее, но и подтолкнул в объятия великосветских развратников. Следовательно, теперь ему нужно было защитить ее прежде всего от себя самого. Он был обязан так поступить, если в нем осталась еще хоть капля благородства.

К тому времени, когда они достигли усадьбы Палисандровая Роща, дождь прекратился. В доме их встретил мрачный дворецкий Крофт. На вопрос Дамиена, где Оливия, он ответил, что она в саду, разговаривает со своим гостем.

Ванесса обмерла. Первой ее мыслью было, что к Оливии пришел Обри. С замирающим сердцем она последовала за бароном через гостиную в сад. Вдалеке громыхнул гром.

Спустя минуту они увидели Оливию, сидящую в своем инвалидном кресле под развесистой липой. Напротив нее на скамейке сидел Обри. Молодые люди о чем-то тихо беседовали, взявшись за руки.

Барон ускорил шаг, выражение его лица не предвещало для Обри ничего хорошего.

Завидев его, молодые люди оцепенели.

Дамиен остановился, охваченный яростью, и молча уставился на обидчика своей сестры.

Обри встал и, почтительно поклонившись, промолвил:

— Здравствуйте, милорд!

Лицо его оставалось спокойным, хотя он и видел, что барон готов задушить его. Первой нарушила тягостное молчание Оливия.

— Я не ждала тебя сегодня, Дамиен, — сказала она.

— Какого дьявола ему тут надо? — гневно спросил Дамиен. — Разве я не предупреждал, что не желаю его видеть?

— Он пришел, потому что я его пригласила, — сказала Оливия.

Дамиен вытаращил глаза, отказываясь этому верить. Шумно втянув ноздрями воздух, он сжал кулаки и обрушил весь спой гнев на юношу.

— Немедленно покиньте мою усадьбу! — вскричал он. — Иначе я прикажу выпроводить вас отсюда!

Ванесса сжала его локоть, опасаясь, что он бросится на нее и схватит его за горло, как сделал это на балконе дома Фоксмуров, когда подвыпивший сын сквайра попытался ее поцеловать. Сейчас дело могло закончиться трагедией, поскольку Дамиен явно не владел собой, а Обри не собирался отступать.

— Я пришел, чтобы просить Оливию стать моей женой, — сказал юноша. — Мы любим друг друга и просим вас, милорд, благословить наш брак.

— Это правда, Дамиен! — воскликнула Оливия. — Пожалуйста, не сердись!

— Молчи, сестра! Не вмешивайся! — крикнул Дамиен. — Я попрошу сейчас же отвезти тебя в дом.

— Ты не вправе разговаривать со мной как с ребенком! — вскричала девушка. — Я уже не маленькая.

— Уверяю вас, барон, что я раскаиваюсь в содеянном, — сказал Обри.

— Я простила его, Дамиен! — добавила Оливия.

— Не вмешивайся, Оливия! Я этого не потерплю! — прикрикнул на сестру Дамиен.

Ванесса болезненно поморщилась от его резкого тона, однако Оливия вскинула подбородок и с вызовом воскликнула:

— Я не позволю тебе так обращаться со мной! Ты не смеешь разрушать мое будущее.

Ванесса повисла у барона на руке, умоляя его успокоиться, но он проигнорировав ее просьбу и разгневанно крикнул:

— А я не допущу, чтобы ты окончательно его лишилась! Однажды ты уже поплатилась за свою доверчивость!

— Какое тебе до меня дело! — вскричала девушка. — Оставь меня в покое! Лучше возвращайся в Лондон и развлекайся, как раньше. — Она закусила губу и наморщила носик. Видя, что сестра готова разрыдаться, Дамиен смягчился, но не отказался от попытки ее урезонить.

— Послушай меня, Оливия, — сказал он. — Этот человек однажды уже разрушил твою жизнь. Разве не так?

— Да, раньше мне тоже так казалось. Но теперь я поняла, что заблуждалась. Я не осмелилась сразу сказать тебе об этом, Дамиен, но на прошлой неделе я почувствовала боль в ступне. А вчера она возобновилась. Ты понимаешь, что это значит? Мои конечности обрели чувствительность, следовательно, скоро я снова буду ходить! Я выздоравливаю!

— Ванесса, увези мою сестру в дом, мы с ней поговорим обо всем позже! — сказал барон.

— Прошу вас, милорд, выслушайте их! — взмолилась она, хотя и знала, что в минуту гнева с ним лучше не спорить.

Дамиен резко обернулся и, полоснув ее обжигающим взглядом, воскликнул:

— Это все ты подстроила! Как же я сразу не догадался! Ты знала, что они тайно встречаются, и потворствовала этому. Признавайся, Ванесса, это так?

— Она ни в чем не виновата! — поспешила встать на ее защиту Оливия. — Это я попросила ее присутствовать при наших с Обри встречах…

Ванесса не собиралась молча сносить оскорбительный тон барона, она в сердцах воскликнула:

— Оливия — взрослая девушка и отвечает за свои поступки! Они с Обри любят друг друга, это очевидно! Мне кажется, что они заслужили право самим решать, как им жить дальше. Обри сделал ей предложение, и вы не вправе мешать их счастью.

— Ванесса! Что ты говоришь? Ведь он вертопрах, ловелас и обманщик! — в ярости вскричал Дамиен.

— Все это в прошлом, барон! — невозмутимо парировал Обри. — Вы правы, я вел беспутную жизнь, но я поклялся стать другим. До встречи с вашей сестрой, милорд, я не задумывался над своим легкомысленным поведением. Впрочем, я понимаю, почему вы противитесь нашему браку… Вам трудно поверить в искренность моих слов.

— Как вы догадливы, юноша! — насмешливо воскликнул барон. — Я вижу вас насквозь! Вы хотите спасти свою шкуру и завладеть ее долей наследства. Что еще могло заставить вас сделать предложение калеке?

Оливия вздрогнула, услышав это обидное слово, и густо покраснела. На глазах у нее показались слезы.

Дамиен вздрогнул, сообразив, что выразился непозволительно резко, но извиняться не стал, будучи чересчур разгорячен. У Ванессы защемило сердце: похоже было, что он способен походя оскорбить любого, даже того, кто его искренне любил.

— Вы не правы, милорд, — помрачнев, промолвил Обри, начиная терять терпение, — я не разлюбил бы Оливию, даже если б она осталась калекой на всю жизнь.

— Я вам не верю! Вы охотник за приданым, виконт! Но вы просчитались: я вправе не дать ей ни гроша!

— Я знаю, милорд, но меня это не пугает. Я смогу обеспечить свою жену. Возможно, она не будет купаться в роскоши, но бедность ей не грозит.

— Одних ваших добрых намерений мало! Надеждами сыт не будешь, — саркастически заметил барон.

— Это так, однако я сделаю все, что в моих силах, чтобы Оливия была счастлива со мной! — пылко ответил Обри.

— По-моему, вы забыли, что не заплатили по карточным долгам, — холодно сказал Дамиен. — Пока вашим имуществом вправе распоряжаться только я.

— Нет, я этого не забыл, — ответил Обри, не потеряв самообладания.

— Тогда зарубите у себя на носу и кое-что еще: скорее я отправлю вас в преисподнюю, чем допущу, чтобы Оливия стала вашей женой.

Оливия стукнула кулачком по подлокотнику кресла и вскричала, едва не плача:

— Я люблю его, Дамиен! Я действительно его люблю!

— Он опять заморочил тебе голову, сестра! Этому проходимцу нельзя верить! — ответил Дамиен.

— Нет, Дамиен, он не лжет! Я сердцем чувствую, что он искренне меня любит. У меня было достаточно времени, чтобы все хорошенько обдумать. Поначалу я действительно хотела заставить его заплатить за все обиды, которые он мне нанес. Но потом я его простила. Прости и ты его, Дамиен!

51
{"b":"8169","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алая река
Человеческие поступки
«Это мой город»
Она смеется, как мать
Матита
Чуров и Чурбанов
Иоганн Кабал, некромант
Кельтские мифы
Волчий билет, или Жена №2