ЛитМир - Электронная Библиотека

Обри криво усмехнулся и, покачав головой, продолжал:

— Мне еще повезло, что он избрал такой способ отмщения, а не вызвал меня на дуэль. Я заслужил наказание. Если бы кто-то так же подло поступил с моей сестрой, я бы его убил.

У Ванессы отлегло от сердца. Все-таки Обри еще не законченный негодяй, просто он безвольный и самонадеянный юнец. Но при всех его недостатках и слабостях Ванесса любила его всем сердцем. Он поддерживал ее в пору ее неудачного замужества, подбадривал и веселил в тяжелую минуту. Да и в своем жестоком поступке в отношении сестры лорда Синклера он раскаялся.

— Мы найдем выход из положения, Обри! — сказала Ванесса. — Поверь, все обойдется. Я не допущу, чтобы моих сестер и мать вышвырнули на улицу умирать с голоду.

В глазах юноши засветилась надежда.

— Что ты задумала? По-моему, положение безвыходное.

— Пока еще не знаю, но все же попытаюсь убедить лорда Синклера проявить снисходительность.

— Он жаждет мести!

— Это так, — согласилась Ванесса, вспомнив, как потемнели от гнева глаза Дамиена, когда она попыталась воззвать к его милосердию. Перед ее мысленным взором возник образ этого элегантного, импозантного, но опасного мужчины. Несомненно, с лордом Синклером нельзя было не считаться!

— Он сущий дьявол, — пробормотала она. — Но я не сдамся без боя!

Глава 2

Дрожа от смутного предчувствия чего-то необыкновенного, Ванесса вышла из наемного экипажа, доставившего ее в фешенебельный район Лондона, и, надвинув на лоб капюшон мантильи, направилась к шикарному особняку Князя Порока. Утро выдалось ненастным, моросил дождь, а на душе у Ванессы скребли кошки. Случайные прохожие провожали ее косыми взглядами. Она поднялась по мраморной лестнице и постучала медным кольцом в массивную дубовую дверь. Ей открыл пожилой дворецкий. Взглянув на визитную карточку посетительницы, он сопроводил ее в Голубую приемную и попросил подождать, пока он выяснит, дома ли барон.

Обстановка приемной поражала своей нарочитой роскошью, как и подобает преддверию Ада — вратам царства Князя Порока. Ванессе претили безнравственные аристократы. А Дамиен Синклер был, несомненно, первостепенным развратником, раз он заслужил такое необычное прозвище. Поговаривали, что он возглавляет Лигу адских грешников, своеобразное братство обреченных на геенну огненную после своей физической кончины. Что ж, подумала Ванесса, этим богатым извращенцам и сумасбродам там самое подходящее место. И если бы не чрезвычайные обстоятельства, то ноги бы ее не было в этом вертепе.

В приемную пружинистой походкой вошел молодой человек в очках с золотой оправой и, учтиво поклонившись гостье, представился:

— Джордж Хаскелл, секретарь барона. Он поручил мне вас принять, леди Уиндем, и оказать вам возможное содействие.

— А что же сам барон? Разве его нет дома? — с наивной улыбкой спросила Ванесса. — Я бы хотела обсудить с ним одно важное и срочное дело.

— Он переодевается для делового визита, миледи, и просил его не беспокоить. Но раз вы настаиваете, я спрошу у него, не сможет ли он уделить вам немного времени, — сказал секретарь и удалился. Вернулся он довольно скоро, с огорченным лицом, и предложил Ванессе следовать за ним. Они поднялись на второй этаж и, пройдя по длинному широкому коридору, остановились у двойных дверей. Мистер Хаскелл распахнул их и, кивнув гостье, поспешно ушел.

Ванесса вошла в просторную комнату, отделанную в машновых и золотых тонах и обставленную мебелью из красного дерева, и замерла, увидев огромную неприбранную кровать.

— Подойдите ко мне, не бойтесь! — послышался насмешливый голос барона, и Князь Порока вышел из-за ширмы.

Обнаженный по пояс. Его мускулистый торс был под стать могучему греческому богу, что свидетельствовало о его регулярных занятиях гимнастикой. У Ванессы участился пульс, она густо покраснела. Несомненно, хозяин дома намеренно предстал перед ней в таком виде, желая смутить и ошеломить ее до начала разговора.

Дамиен надел сорочку и с улыбкой промолвил:

— Не сердитесь, миледи! Я не был готов вас принять, вы сами настояли на этой встрече.

Ванесса и не собиралась сердиться, в ее положении ей оставалось лишь смириться с его вызывающим бесстыдством и притвориться, что ничего необычного не произошло.

— С вашего позволения, я оденусь, миледи, — сказал Дамиен и, встав напротив большого зеркала, стал завязывать галстук. — Я ограничен во времени, поэтому попрошу вас коротко изложить суть вашей просьбы. Я бы не хотел опаздывать на примерку к портному, от которого я поеду в палату лордов на заседание. Согласитесь, в присутственном месте следует появляться вовремя и в приличном виде.

Барон явно упивался своим цинизмом, но на Ванессу это не оказывало никакого воздействия. Она отдавала себе отчет, что имеет дело с развратником и эгоистом, привыкшим одним своим видом вызывать страх и почтение у мужчин и сердцебиение у женщин. В его присутствии в них просыпались низменные инстинкты, его поразительные серые глаза, обрамленные длинными густыми ресницами, сводили прекрасных дам с ума.

Сглотнув подступивший ком, Ванесса с трудом промолвила:

— Я чрезвычайно признательна вам, ваша светлость, за то, что вы согласились уделить мне внимание.

— Вы не оставили мне выбора, миледи. Не впусти я вас в дом, вы бы разбили напротив него лагерь и взяли меня измором, — ответил Дамиен, улыбаясь в зеркало.

— Я не отниму у вас более десяти минут, барон!

— Что ж, я вас выслушаю. Но предупреждаю, что и за десять часов красноречивых убеждений вам не удастся уговорить меня изменить свое отношение к вашему брату. Пожалуйста, садитесь!

— Благодарю вас, я постою, — сказала Ванесса.

— Ваш брат знает, что вы здесь? — поинтересовался барон.

— Нет, я и не собираюсь ставить его об этом в известность, — ответила Ванесса. — Он придет в бешенство, если узнает, что я была у вас, тем более — в спальне.

— Он верит досужим домыслам о том, что я лишаю дам их добродетели? — насмешливо спросил Синклер. — Должен вас разочаровать: я не имею обыкновения набрасываться на беззащитных женщин. Впрочем, должен заметить, миледи, что, глядя на вас, я испытываю такой соблазн.

Ванесса судорожно вздохнула и выпалила:

— Вы угадали, барон: я пришла к вам по поводу долга моего брата!

— Оказывается, я не обделен интуицией, — ернически заметил Дамиен, любуясь изящным узлом галстука.

— Мне кажется, что вы не осознаете, в какое трудное положение мой брат поставит нашу семью, если выполнит свои обязательства перед вами, — продолжала Ванесса, стараясь сохранять спокойствие.

Лорд Синклер устало вздохнул.

— Интуиция подсказывает мне, что вы намерены это объяснить, — сказал он, криво усмехнувшись.

— Мои сестры и мать лишатся крова, им будет негде жить!

— Пусть ваш брат заложит имение, — резонно возразил барон.

— Но мы не сумеем выкупить его, милорд! Рано или поздно ростовщик отберет у нас наше родовое гнездо и засадит Обри в долговую тюрьму за неуплату процентов.

— Это печально, миледи, но какое мне дело до всех его проблем? — без обиняков спросил барон.

Ванесса нахмурилась и закусила губу: опровергнуть такой довод ей было нечем. Однако она все же воскликнула:

— Вы вправе мстить моему брату, но почему должна страдать его семья?

— Ему следовало проявить осмотрительность, миледи, ваши родственники оказались в сложном положении по его вине, не по моей! — парировал барон.

— Ой ли? Вы искусный карточный игрок, он был обречен на проигрыш. Вы заманили его в свои сети, в чем сами признались мне вчера ночью.

— Не стану скрывать, я хотел его разорить.

— Виновных в обмане наивных юношей следовало бы привлекать к суду! — с горечью воскликнула Ванесса.

— А за поругание чести доверчивой девицы и доведение до самоубийства — вешать без суда, — сухо возразил Синклер и, обернувшись, спросил: — Вы пришли, чтобы прочесть мне мораль?

6
{"b":"8169","o":1}