ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, чтобы убедить вас быть благоразумным, — ответила она. — Обри сказал, что покончит с собой, если не найдет выхода из этой ситуации.

— Не буду лукавить, миледи, меня это не слишком огорчит.

— Но его смерть разобьет мое сердце!

Барон вперил в нее пытливый взгляд и, стиснув зубы, процедил:

— Ваш брат должен заплатить за свою легкомысленную жестокость. Пусть наберется мужества и лично явится ко мне. Я сообщу ему свои условия компенсации при встрече с ним с глазу на глаз.

— Какой смысл обсуждать условия выплаты его долга, если он не в состоянии оплатить даже счет своего портного? У него нет ни гроша!

— Как я вижу, его финансовые дела вас живо интересуют.

— На это существуют причины, ваша светлость: ведь управляю имением фактически я, а не Обри. Он лишен деловой жилки и слабо разбирается в счетоводстве.

— Так вы изучали бухгалтерию? — Барон изумленно вскинул брови.

— Да, поневоле пришлось. Все мои родственники — прирожденные моты. Но мы отвлеклись от главного вопроса. Вы решительно отказываетесь простить ему хотя бы часть долга?

— А что я получу взамен, миледи? — спросил, лукаво улыбнувшись, барон. — Готов выслушать ваши предложения. Может быть, мы договоримся.

Ванесса потупилась, не выдержав его многозначительного взгляда, щеки ее стали пунцовыми, как спелые яблоки. Барон залюбовался ее свежим лицом и шелковистыми золотистыми локонами. Сердце его уже готово было смягчиться, но он вовремя вспомнил, что перед ним стоит вовсе не наивная девица. Ей ведь хватило расчетливости и здравого смысла, чтобы выйти замуж не по любви, а ради богатства и дворянского титула. Правда, муж, оказавшийся вертопрахом и дебоширом, не оправдал надежд супруги и, промотав состояние, глупо погиб на дуэли. Не далеко ушел от него и ее пустоголовый братец. Кто знает, может быть, и сама она из того же теста и лишь притворяется несчастной вдовой?

Ванесса исподлобья взглянула на барона, он перехватил ее мимолетный взгляд и понял, что она к нему не равнодушна. Сообразив, что допустила промах, Ванесса негромко промолвила:

— Боюсь, что мне вам нечего предложить. Кончина мужа гак подорвала мое материальное положение, что я попала в с тесненные обстоятельства. Ведь мне пришлось оплачивать нес его долговые обязательства. — Она вздохнула и развела руками.

— В таком случае, миледи, почему бы вам снова не выйти замуж?

Ванесса брезгливо поморщилась.

— Во-первых, я не имею таких намерений, барон! А во-вторых, у меня слишком мало времени, чтобы подобрать себе достойную партию.

— Вы действительно в тупике! Однако, миледи, такой иной даме, как вы, не составит труда завести себе бога-любовника. Или он у вас уже есть?

— Нет, лорд Синклер, на сей раз интуиция вас подвела, — сквозь зубы ответила Ванесса. — Любовника у меня нет.

— Однако вы умеете пользоваться своими дамскими прелестями, когда хотите чего-то добиться. Ведь то открытое платье, в котором вы были вчера в игорном доме, вы надели ради меня, не так ли?

Он окинул ее оценивающим взглядом.

Ванесса сделала успокаивающий вдох.

— Мне думается, что вы легко подыщете себе богатого покровителя. Для этого у вас есть все данные. Так воспользуйтесь же ими в своих интересах!

— Я не вертихвостка, милорд! — Ванесса обожгла Дамиена гневным взглядом, и он понял, что перегнул палку.

В спальне установилась напряженная тишина.

Дамиена обескуражил столь яростный отпор. Обычно ему достаточно было намекнуть очаровательной жертве, что он пленен ее восхитительными формами, чтобы та бросилась в его объятия. Ванесса, к ее чести, не пыталась использовать свои природные достоинства, как не пробовала разжалобить его слезами и мольбами. Сохраняя достоинство, она откровенно попросила его оставить ее семье хотя бы родовое поместье.

Такая прямолинейность и решительность просительницы импонировали барону. Однако быть излишне снисходительным ему не хотелось, Ванесса могла счесть это за мягкотелость. Похвальным было и ее желание защитить своего брата, пусть и не достойного этого. При иных обстоятельствах Дамиен мог бы вступить с этой женщиной в интеллектуальную пикировку и, возможно, втянул бы ее в игру в обольщение. Но, к величайшему его сожалению, ее братец бездумно разрушил жизнь его младшей сестры и заслуживал за это сурового наказания. Поэтому ни о каком флирте с Ванессой не могло быть и речи.

— Скажите честно, барон, разве вы не совершали поступков, о которых потом жалели? — воскликнула просительница. — Моего несчастного брата просто не приучили вовремя к самодисциплине, наш отец был для него плохим примером, и в результате Обри вырос, так и не поняв, что такое ответственность.

— Какая душещипательная сказка! Я вот-вот расплачусь от умиления, — с сарказмом заметил Дамиен. — Ничего преподам ему хороший урок!

— Побойтесь Бога, милорд! Мой брат еще мальчишка!

— А разве моя сестра не наивная девица? За что же он так жестоко с ней обошелся? — прищурив потемневшие глаза, возразил барон.

— Я не оправдываю его поведение, — миролюбиво согласилась Ванесса. — Оно достойно порицания. Но согласитесь, барон, что лучше употребить свою энергию на помощь несчастной девушке, а не на бессмысленную месть.

— Я не оставил свою сестру без внимания, — ответил Дамиен.

— Неужели? Тогда почему же вы уехали из деревни в Лондон? Не потому ли, что не можете обойтись без наслаждений и развлечений? Вы же не остались сидеть у постели больной!

Дамиен раскрыл рот от изумления.

— Не понимаю, какое вам до этого дело, леди Уиндем! — придя в себя от потрясения, промолвил он. — К вашему сведению, в Лондон я приехал, только чтобы найти здесь компаньонку для моей сестры. Но сделать это весьма непросто, мне придется обратиться в бюро по трудоустройству, и самому беседовать с кандидатками на эту должность.

— Но прежде вы решили наведаться к портному! — язвительно заметила Ванесса, возмущенная лицемерием Даниема. Несомненно, он не собирался тратить время на уход за сестрой, предпочитая передать ее на попечение наемной птицы. — Только бессердечный человек способен доверить сестру-калеку чужому человеку!

— Послушайте, леди Уиндем! — бархатистым голосом сказал барон, кипя от возмущения, но не показывая его.

— С вашей стороны неразумно ссориться со мной!

Его предостережение остудило пыл Ванессы. Он был, несомненно, прав, с ее стороны было глупо его злить. Лорд Синклер пригвоздил ее к месту взглядом и приблизился. Она оцепенела, парализованная его мужской аурой. Барон подошел к Ванессе вплотную и тихо сказал:

— Вы забыли, что попали в спальню скандально известного развратника! Я ведь могу сделать с вами что угодно, и меня никто за это не осудит.

Сказано это было очень убедительно. И словно бы в подтверждение серьезности этой угрозы, Дамиен перевел свой взгляд на груди Ванессы. Соски ее отвердели, как будто он уже прикоснулся к ним. Она не могла ни пошевелиться, ни закричать. Он протянул руку к ложбине между ее грудей и провел по ней пальцем.

— Вы шокированы, леди Уиндем?

— Вовсе нет, с чего вы это взяли?

— Тогда почему же вы так учащенно задышали? И отчего покраснела ваша очаровательная кожа?

У нее перехватило дыхание, ей стало жарко. Собрав остатки воли, Ванесса вскинула подбородок и сказала, глядя в его стальные глаза:

— Я надеялась воззвать к вашему милосердию, милорд! Но теперь вижу, что ваше сердце очерствело.

Князь Порока холодно усмехнулся:

— При определенных обстоятельствах я могу быть милым и ласковым.

— Пока что у меня нет основания вам верить!

— Просто вы еще плохо знаете меня.

Он вновь окинул ее изучающим взглядом и добавил:

— К сожалению, мадам, я вынужден прервать наш милый разговор: меня ждут неотложные дела.

И он был прав, как ни горько ей было это осознавать! Ванесса была на грани отчаяния. Надежды ее померкли, но же она рискнула предпринять еще одну попытку и воскликнула:

— Вы спросили, милорд, что я могу дать вам в обмен на паше снисхождение? Что ж, я готова предложить вам услуги…

7
{"b":"8169","o":1}