ЛитМир - Электронная Библиотека

Дамиен почувствовал необъяснимое разочарование и раздражение. Суть всех ее хождений вокруг да около начала наконец-то вырисовываться! Притворщица сбросила маску несчастной скромницы и предстала перед ним во всем своем бесстыдном естестве! Хищно прищурив глаза и гневно раздувая ноздри, он обронил:

— Это интересно!

— Я готова стать сиделкой вашей сестры! — закончила фразу Ванесса.

— Сиделкой? — вскинул брови Дамиен.

— Да, и подружкой. Вам ведь она нужна, не так ли? Вы сами мне это сказали минуту назад. Я избавлю вас от лишних хлопот! Я смогу окружить несчастную мисс Синклер должной заботой! Как мне известно, бедняжка прикована к Постели и страдает от одиночества.

— У вас имеется опыт ухода за инвалидами?

— Да, это мне не внове. Моя матушка очень больна и не редко подолгу не встает с кровати. К тому же я вполне подхожу вашей сестре по своему общественному положению, ведь я сохранила дворянский титул своего покойного супруга. Вдобавок я дочь виконта. Вряд ли какая-либо гувернантка сможет со мной соперничать.

Лам иен нахмурился, обдумывая эти весомые доводы. Ванесса производила впечатление искреннего человека, способного на самопожертвование ради спасения семьи. Но как далеко она готова пойти? Это следовало верить!

— Вы смелая женщина, миледи, — наконец промолвил однако всякой решимости есть предел, не так ли? Вы уверены, что не пойдете на попятную, столкнувшись с суровой реальностью?

— Ради спасения своей семьи я ни перед чем не остановлюсь!

— Ой ли? — Дамиен лукаво усмехнулся. — В таком случае считайте, что вам повезло! Вы меня почти убедили. Я готов прибегнуть к вашим услугам, только в другом смысле. Я предлагаю вам стать моей любовницей. Если вы согласитесь, я прощу вашему брату все его долги.

На миг Ванесса утратила дар речи.

— Не волнуйтесь, миледи, я не собираюсь закабалить вас в рабство. Вы будете моей наложницей до тех пор, пока мы не наскучим друг другу. Полагаю, это произойдет уже осенью. Ну, так вы согласны провести со мной лето?

Барон насмешливо взглянул ей в глаза.

— Мне трудно поверить, что мужчина с вашей репутацией испытывает трудности с любовницами, — наконец ответила она.

Барон пожал плечами:

— В настоящий момент у меня ее нет. Можете этим воспользоваться. Выбор за вами. Я, кажется, ясно изложил свои условия.

Ванесса с трудом сдержалась, чтобы не влепить ему пощечину.

— Не много ли вы себе позволяете, барон?! — воскликнула она, сверкая глазами. — Или вы неудачно пошутили?

Барон ощупал ее масленым взглядом и цинично усмехнулся:

— Успокойтесь, миледи! Не стройте из себя оскорбленную невинность! Вы же многоопытная светская женщина, а не истеричная провинциалка, обуреваемая предрассудками. Вы знали, куда идете, когда принимали решение нанести мне визит. Так к чему эти неумелые сцены? Вы плохая актриса.

Он порывисто обнял ее одной рукой за талию и сжал ругой грудь. Ванесса судорожно вздохнула и, покраснев до корней волос, отшатнулась, вытаращив глаза. Барон улыбнулся и вкрадчиво спросил:

— Следует ли мне понимать это так, что вы отклоняете мое предложение?

— Я этого не говорила! — выдохнула она.

— Так что же вы хотите мне сказать?

— Я подумаю.

— Хорошо, миледи! Но думайте быстрее. А напоследок хочу вас предупредить: заключая со мной договор, помните, что вверяете себя дьяволу во плоти!

Глава 3

Их взгляды скрестились, словно шпаги, выбив искры.

— Вы полагаете, миледи, что цена слишком велика? — спросил Дамиен.

Ванесса судорожно проглотила подступивший ком. Принять его предложение означало загубить свою репутацию. По разве спасение семьи от разорения и верной гибели не сюит такой жертвы?

— И что же будет входить в мои обязанности? — спросила она, пытаясь выиграть время для обдумывания решения.

— Вы не догадываетесь, что должна делать любовница? — Барон вытаращил удивленные глаза.

— Вероятно, нам придется вступить в интимные отношения?

— В этом нет ничего сверхъестественного, миледи! Да, вам придется удовлетворять мои мужские потребности, — подтвердил с очевидным удовольствием барон. — Смею вас заверить, что ваши обязанности не будут чересчур обременительными. Но оговорюсь сразу: я оставлю за собой право посещать вас в постели в любое время. И вы должны будете любезно меня принимать.

— Боюсь, что я вас разочарую, барон. Я не наделена особыми талантами в этом плане, — ответила Ванесса.

— Это я пойму, лишь когда лягу на вас! — бесцеремонно заметил Дамиен.

— У меня нет опыта любовницы, я была близка только с мужем. И должна сказать, что эта сторона брака меня разочаровала. Не понимаю, что привлекательного находят мужчины в плотских забавах? — в сердцах воскликнула Ванесса.

— Не судите обо всех представителях мужского пола по неудачному опыту с вашим супругом, миледи. Если верить тем отзывам о нем, которые я слышал, ваш покойный муж был мужланом. А искусного любовника, как вы только что сказали, у вас не было. Не сочтите мои слова за нескромность, но я берусь изменить ваше мнение о мужчинах. Я обучу вас всему, что вам нужно знать. И, уверяю вас, вам понравится процесс постижения любовных премудростей.

Ванесса величественно подняла голову и возразила:

— Вы меня совершенно не знаете. Как же вы можете предполагать, что мне понравится, а что — нет?

— Дорогая моя, мне не требуется знать лично вас! Мне достаточно того, что я хорошо изучил женскую натуру и знаю толк в пиршествах плоти, — живо парировал Дамиен. — Не станете же вы утверждать, что устроены иначе, чем другие женщины! После первой же ночи, проведенной в моих объятиях, вы не сможете без меня жить!

— Теперь я убедилась, что вы сущий дьявол, барон! Самодовольный бес! И ваше место — в адском пекле.

— Вы правы, я погряз в грехах, — плотоядно облизнувшись, признался барон, рассматривая Ванессу с плохо скрытым подозрением. Ему не верилось, что она искренна в своем возмущении. Под маской обиженной добродетели могла скрываться расчетливая интриганка, изображающая из себя скромную вдову, чтобы набить себе цену. Однако, подумал барон, если в ее прекрасной головке действительно созрел коварный замысел, тогда ему следует отдать должное ее выдержке и актерскому мастерству. Так способна играть лишь искушенная профессионалка, но не наивная провинциалка. С каждой минутой Дамиен все сильнее возбуждался, чего с ним уже давно не случалось.

Она определенно стремилась разжечь в нем пожар истинной страсти! С чего бы еще ей манерничать и упираться? Да любая другая на ее месте ухватилась бы за такой шанс обеими руками! Какая любовница, пусть и самая прекрасная, стоит ста тысяч фунтов стерлингов? А она вдобавок спасает своего никчемного братца. Только дура отказалась бы от подобного предложения!

Однако Ванесса Уиндем не производила на барона впечатление недалекой женщины. Привыкнув за время супружества к слухам и сплетням о похождениях своего беспутного мужа она наверняка не оставалась у него в долгу и сполна использовала свои женские прелести, чтобы обзавестись полезными связями в высшем обществе. Равнодушие к физическому наслаждению в этом случае ей было на руку: она могла действовать расчетливо и хладнокровно. Как, например, сейчас. Этим скорее всего и объяснялось настороженное выражение ее глаз. Л может быть, она слишком высоко себя ценит и боится продешевить? Так или иначе, трудно поверить, что ранимость, сквозящая в ее темных глазах, искренна. Рассудив так, барон спросил на всякий случай:

— Уж не боитесь ли вы меня, леди Уиндем?

— Учитывая легенды вокруг вашего имени, с моей стороны было бы опрометчиво не испытывать страха. Ведь молва утверждает, что для вас не существует законов и правил! Ни одна дама не может чувствовать себя рядом с вами в безопасности.

— У вас нет оснований для излишних волнений, миледи.

— Приблизительно то же самое однажды сказал волк овечке.

Барон не сдержал улыбки: оказывается, у нее острый язычок! Не часто встретишь женщину, осмеливающуюся шутить, когда на кону ее состояние и репутация. Дамиен сел за палисандровый стол и, вынув из ящика колоду карт, протянул ее на ладони Ванессе, со словами:

8
{"b":"8169","o":1}