ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ходячий замок (илл. Гозман)
Луч света в тёмной комнате
Как Coca-Cola завоевала мир. 101 успешный кейс от брендов с мировым именем
Единая теория всего. Том 1. Горизонт событий
StarСraft. Я – Менгск
Код судьбы. Управляй своим будущим
Нищий
Маленький цветочный магазин у моря
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы

Его тихий голос был густым и хрипловатым, тягучим, как мед, и этот мед растворял все барьеры, которые она выстроила вокруг своего сердца.

Когда он обнял ее, стоя за спиной, она прошептала:

— Найл… бал…

Он тихо застонал и зарылся лицом в ее плечо, не желая ее отпускать. Она дарила ему величайшую радость и в то же время мучила его сверх всякой меры. Он провел много ночей, мечтая о ней, изнемогая от желания.

В отчаянии Найл подумал о том, что одна лишь Сабрина этого не замечает. Весь Эдинбург с замиранием сердца следил за тем, как он преследует собственную жену в надежде добиться ее взаимности. Друзья потешались над тем, как низко он пал, остальная часть общества мечтала о встрече с женщиной, которая сотворила невозможное. Весь город только о них и говорил.

И все же с каждым днем его все сильнее одолевало беспокойство из-за упорного сопротивления Сабрины.

Сабрина попыталась отстраниться, и он закрыл глаза в агонии желания. Он хотел Сабрину. Отчаянно хотел. Он хотел ее, страстной и жадной до его ласк. Хотел, чтобы она кричала от страсти. Но ждал, когда она сама к нему придет. Найл вздохнул:

— Да, бал.

Однако он не хотел ее отпускать. Он повернул ее к себе, чтобы она заглянула ему в лицо. И тогда он поцеловал ее, и огонь, родившийся там, где встретились их губы, охватил обоих.

— Сабрина, — шептал он, — сладкая моя.

Он отступил и уронил руки. Сабрина смотрела на него, дрожа от желания. Найл оставил ее стоять там, где она была, дрожащую и возбужденную, а сам направился в соседнюю комнату, что бы довершить свой туалет.

Она еще не вполне оправилась от потрясения, когда он вернулся спустя несколько минут. На нем был камзол из атласа цвета слоновой кости с пеной кружев у ворота и на манжетах. Пастельные тона его наряда контрастировали с его черными волосами, смуглым лицом и синевой глаз.

Огонь в его глазах мог заставить ее сердце остановиться. В этот момент она беззаветно верила ему, верила, что любима.

Карета Камерона доставила их на бал. Сабрина была словно во сне. Она ничего не замечала вокруг. На черном летнем небе сверкали звезды, огромный особняк был залит пламенем свечей — все было готово для праздника. Когда они вошли, по залу прокатился возбужденный шепот. Найла знали многие, но не он, а красавица рядом с ним притягивала к себе взоры.

— Ты меня посрамила, любовь моя, — довольно прошептал Найл.

— Я? — Она видела направленные на себя монокли, видела, как склоняли напудренные головы дамы и что-то шептали друг другу. Здесь дамы сверкали лучшими драгоценностями, но она не чувствовала себя рядом с ними серой мышью. Она была женой шотландского вождя, и кровь воинов текла и в ее жилах.

— Ах, это вы, Сабрина! Только о вас и говорят в Эдинбурге. И если я не ошибаюсь, здесь есть один из ваших по читателей.

Пожилой герцог Кинтал вышел вперед и попросил представить его красавице, которая шла об руку с Маклареном.

— Ты не сказал мне, что она так ослепительно хороша, милорд.

— Я предпочел, чтобы все увидели ее собственными глазами. Позвольте представить любовь всей моей жизни, мою жену Сабрину Макларен.

Герцог поклонился:

— Я очарован, миледи. Так это та самая женщина, которая заставила вас пуститься во все тяжкие? Где вы ее от нас прятали?

Найл окинул Сабрину нежным взглядом.

— О, я не преступник, ваша светлость. Она сама пряталась. Дело в том, что Сабрина застенчива.

Сабрина едва не поперхнулась от такой лжи.

— Не представляете, каких усилий мне стоило уговорить ее приехать на бал.

— Ну хорошо, — просиял герцог, — надеюсь, вам по нравится. Прошу вас оставить для меня танец.

С этими словами герцог удалился. Сабрина в раздумье смотрела ему вслед.

— Смелее, дорогая, — подбодрил ее муж. — У Кинтала наметанный глаз. Он обращает внимание только на самых красивых женщин. Я даже не знал, как быть: позволять ему приглашать тебя на танец или нет? Я бы предпочел не отпускать тебя.

Как хорошо она знала эту его улыбку! Сабрина поймала себя на том, что смотрит на его губы и мечтает о поцелуях.

— Ты не можешь, — заметила она, — танцевать весь вечер со мной. Что подумают люди?

— Они подумают, что я очарован своей женой, и будут правы.

Десятки гостей устремились к ним, каждый желал бьпъ представленным выдающейся леди, пленившей сердце легендарного горца.

Найл с удовлетворением наблюдал, как ее принимает общество, она покорила всех своей красотой. Среди дам в кринолинах с напудренными прическами она напоминала экзотический цветок, свежий, словно утренняя роса. К тому же отвечала на знаки внимания так, как он учил ее, с непосредственной и чуть высокомерной грацией.

Когда толпа вокруг нее поредела спустя примерно четверть часа, Сабрина была в полном изнеможении. Но теперь у нее появилась возможность самой рассмотреть присутствующих. Вдалеке она увидела необыкновенно красивую женщину, окруженную поклонниками, судя по виду, англичанку. Ту самую жену полковника, которую Найл на ее глазах пытался соблазнить. На леди Ширвингтон было розовое бархатное платье, украшенное золотистым кружевом. Она бросала на Найла томные взгляды и складывала губы бантиком.

Сабрина сжала веер так, что побелели костяшки пальцев. И тут она заметила, что Найл наблюдает за ней. Их взгляды встретились, и она поняла, что Найл помнит обстоятельства их первой встречи.

— Брось, моя сладкая. Не стоит демонстрировать свое неудовольствие. Позволь, я покажу тебе. — Он осторожно обхватил ее руку, держащую веер, и резким движением заставил тонкие, палочки сделать три коротких щелчка. — Теперь ты знаешь, как это делается.

Сабрина разгневанно смотрела в его смеющиеся глаза.

— Ты, кажется, поднаторел в этой науке.

Он улыбнулся:

— Я рад, что ты меня ревнуешь. Значит, твое чувство ко мне достаточно глубоко, хоть ты и не хочешь этого признать.

Она выгнула бровь:

— Ты считаешь, что я ревную?

— Конечно. Брось, сознайся, что ты от меня без ума. Так же, как я от тебя.

— Твое самомнение не знает границ.

Он засмеялся:

— Сабрина, сладкая моя Сабрина, как же я тебя хочу! В этот момент музыканты заиграли менуэт.

— Могу я вас пригласить? — произнес Найл и повел ее танцевать.

Танцевал Найл так же легко и непринужденно, как делал все в этой жизни. Сабрина сходила с ума от его близости — этот взгляд, устремленный на нее, эти движения… Когда музыка закончилась, он отпустил ее с видимой неохотой.

Сабрина пользовалась большим успехом. Мужчины на перебой приглашали ее, не давая ни минуты передышки. Это льстило Сабрине, но здесь, на этом роскошном балу, ей не хватало воздуха, простора и честной простоты горцев. Это общество казалось ей слишком рафинированным, слишком изысканным и слишком пустым.

Ей чуть было не испортила настроение ее кузина. Когда наступила музыкальная пауза и партнер Сабрины отправился за пуншем для нее, к ней подошла Франсуаза. На ней был наряд из жесткой розовой парчи.

— Сабрина, вот ты где! Я не могла к тебе пробиться сквозь толпу. Никогда бы не подумала, зная тебя, что ты решишься надеть такой вызывающий наряд. Прости, но мама шокирована.

— Не надо было мне это говорить, — с кривой усмешкой сказала Сабрина. — Я хорошо знаю, как моя тетя разбирается в моде. Кстати, как она поживает?

— Достаточно хорошо, спасибо. Я знаю, что ты уже неделю в городе, но ни разу нас не навестила. — Франсуаза надулась. — Не могу понять почему. На тебя это не похоже — ты никогда не была эгоисткой.

— Оливер сказал, что ты нездорова.

Франсуаза прищурилась:

— Ты видела Оливера?

Сабрина удивилась. Не может быть, чтобы красавица кузина ревновала ее к мужу. Она никогда не пыталась ставить себя вровень с Франсуазой. Пока та блистала на балах, Сабрина подпирала стенку. Да и Оливер, едва увидев Франсуазу, сразу выбыл из игры. Она и не пыталась его вернуть. Франсуаза была похожа на изящную фарфоровую статуэтку. Но сегодня ее нельзя было назвать очаровательной.

58
{"b":"8170","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как начать разбираться в искусстве. Язык художника
Простое рисование
Берег мой ласковый
Инферно
Нарушители
Не потеряй меня
Книга Жизни
Дом за порогом. Время призраков
Петровка, 38. Огарева, 6