ЛитМир - Электронная Библиотека

Некоторое время Барроуз напряженно молчал, глядя в одну точку остановившимся взглядом.

— Что ж, это может сработать, — медленно выговорил он наконец, — но мы должны назначить минимальную цену, иначе Реджина станет богачкой… ведь Андреа не способна потребовать свое наследство. По фунту за каждый корабль — этого будет достаточно для официального заключения сделки. Итого двадцать четыре фунта.

— Нет. Сотня гиней за все.

Барроуз удивленно поднял брови, заметив неожиданно лукавый огонек в глазах Джейсона.

— Ваша племянница поймет, что это значит, — загадочно добавил молодой человек.

Понять-то она поймет, только простит ли после всего, что произошло между ними? Так спрашивал себя Джейсон, добравшись наконец до верхней ступеньки в скале. В следующее мгновение, подтянувшись на руках, он уже вновь стоял между двух изъеденных дождями и ветром валунов. Мертвенный холод, сковавший его в пещере, исчез, и все же тоскливо и неуютно ныла душа, когда на прощание капитан еще раз взглянул на горизонт. Это было то же чувство невосполнимой утраты, которое он испытал, проснувшись и обнаружив, что девушки рядом нет. Однако теперь болело так глубоко внутри, что Джейсон в бессильной ярости сжал кулаки. Он всерьез подумал, что, окажись сейчас перед ним Реджина, Рафаэль или даже Барроуз, он разодрал бы их на части.

Подписав договор с Джорджем Барроузом, Джейсон стал лучше понимать этого человека. Узнав страшную историю семьи Карлин, он не винил его за неистовое желание покарать Реджину и Рафаэля, однако, даже сделавшись союзником старика, он по-прежнему не испытывал к нему теплых чувств. Разумеется, деловая хватка Барроуза была достойна всяческого уважения, но Джейсон не мог простить ему, что по его милости молодая неопытная женщина оказалась одна во враждебном и диком мире.

Капитан невесело рассмеялся, подумав о том, как мало удовлетворения принесли ему еще недавно столь вожделенные корабли Карлина. Барроуз превратил все наличные средства компании в груз, а затем продал Джейсону корабли с полными трюмами, стоившие баснословных денег, всего лишь за сотню гиней. Именно в такую сумму оценила себя дочь Карлина.

Стюарт вспомнил и то, как всего за несколько часов до их встречи готов был пожертвовать личным счастьем ради обладания «Карлин лайн». Теперь же все переменилось настолько, что корабли потеряли для него былую значимость. Сейчас он женился бы на Андрее без всякого приданого; более того, он отдал бы весь приобретенный флот за простую уверенность, что у нее все в порядке.

Но возможно, ему никогда больше не увидеть женщину, похитившую его сердце. Вряд ли она вернется, чтобы потребовать свое законное наследство, когда достигнет совершеннолетия. Более того, вполне вероятно, что после безрадостного, тоскливого детства, проведенного на этой земле, она предпочтет вообще никогда больше сюда не возвращаться. Быть может, он сам, своими руками разрушил собственную мечту о тихом семейном очаге, о ребятишках, играющих у его ног, и о златовласой женушке, склонившей головку на его плечо. Вместо этого он взял ее силой, изнасиловал — по-другому и не скажешь.

Существовало множество причин, по которым Джейсон Стюарт мог отчаяться получить от жизни то, чего более всего желал, однако лишиться даже шанса на попытку… Он крепко выругался, но поток брани не облегчил на страшного груза, тяготившего его совесть, ни тупой боли в сердце.

Часть II

Глава 6

Новый Орлеан, 1816 год

Насыпь вдоль северного берега огромной, бурой от глины Миссисипи была воздвигнута в Новом Орлеане сотню лет назад для защиты жизни и собственности его обитателей от разрушительных разливов великой реки, однако теперь эта дамба приобрела еще и немаловажное коммерческое значение. Даже зимой вдоль берега от плацдарма и выше выстраивались в ряд плоскодонки, килевые шлюпки и прочие мелкие суда. Изредка среди них попадались парусники и даже пароходы, эти новомодные свидетельства человеческого гения. А уж в более теплые времена года жизнь на дамбе била ключом, превращая примитивную речную пристань в значительный центр торговли. Здесь беспрестанно толклись толпы матросов, грузчиков и прочего делового люда. Все сражались друг с другом за жизненное пространство, галдели и не скупились на крепкие слова.

Джейсону уже приходилось бывать в этом городе много лет назад, и теперь его рассеянный взгляд невольно отмечал произошедшие перемены. Новый Орлеан стал многолюднее и богаче, однако теплый влажный воздух по-прежнему отдавал рыбой и запахом человеческого пота. Но не это было причиной угрюмого выражения на лице Джейсона.

Взглянув на часы в третий раз за последние десять минут, молодой человек тихонько выругался. Всего лишь четыре недели назад Джейсон еще стоял на британской земле, а затем «Сирена» благополучно пересекла Атлантику, подгоняемая попутными ветрами. Однако на прохождение засоренного устья Миссисипи и продвижение вверх по реке к новоорлеанским докам ушло добрых три дня. Следующая непредвиденная задержка случилась по вине властей порта, заломивших умопомрачительную ввозную пошлину и затеявших бесконечную волокиту с бумагами.

Когда на корабле еще только поднимали паруса, Джейсон уже начал сомневаться в плане Кайла немедленно отправиться к Жан-Полю Бове. Установление деловых контактов с креольским коммерсантом было второстепенной задачей. Молодому человеку не терпелось проверить слухи о якобы замеченном в этих краях пирате по имени Рафаэль.

Джейсон с неохотой согласился на предложение Кайла навестить креола сразу же по прибытии в порт. Британо-американские торговые связи нарушились из-за войны и в последние годы развивались крайне вяло. Однако американские промышленники на севере все чаще и чаще стали обращаться к Старому Свету, стараясь защитить свои товары, и Джейсон ясно видел обоюдную выгоду надежных контактов «Карлин лайн» с видными гражданами Нового Орлеана.

Обычно он предпочитал навести справки о своих предполагаемых партнерах, прежде чем решиться на прямые переговоры. Однако непоколебимая уверенность Кайла в креольском торговце заставила его на этот раз отступить от привычной схемы.

Судя по рассказам друга, мсье Бове имел репутацию горячего и безрассудного человека, однако семья Рэмзи многие годы имела с ним дело, и не было еще случая, чтобы креол подвел их или хотя бы заставил сомневаться в своей безупречной честности. К тому же в отличие от прочих креолов Бове не гнушался вести дела с американцами и англичанами. Ему неизменно сопутствовал успех во всех предприятиях, за которые он брался. Взвесив эти доводы, Джейсон решил заранее написать коммерсанту о предполагаемом скором визите в Новый Орлеан.

Острый взгляд Джейсона скользнул по переполненной набережной в надежде отыскать широкоплечую фигуру Кайла Рэмзи. «Сирена» уже бросила якорь в доке, с необходимыми формальностями было покончено, и команда, впервые отпущенная на берег после длительного воздержания, наверняка теперь веселилась вовсю. Тим Саттер также был отослан в город забронировать несколько номеров в гостинице и между делом разузнать все, что возможно, о пирате Рафаэле. Джейсону оставалось только ждать. По крайней мере он не поддавался желанию бесцельно мерить шагами палубу, как это делал рыжий корабельный кот. Стоя у борта, молодой человек отчужденно взирал на суету в порту, проклиная вынужденное безделье.

В конце концов могучая фигура Кайла действительно показалась в толпе. Проворно пробираясь по деревянным мосткам, заменявшим тротуар, моряк решительно направлялся к кораблю. Подавшись вперед и прищурившись, Джейсон с некоторым облегчением разглядел довольную улыбку на его лице.

— Ну что? — нетерпеливо осведомился он, когда Кайл взбежал по трапу на палубу.

— Лучше не бывает, — последовал ответ. — Вообрази, Бове встретил меня с распростертыми объятиями, словно блудного сына. Как ты относишься к приглашению остановиться выше по реке?

18
{"b":"8172","o":1}