ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорен смахнула слезы, повисшие у нее на ресницах.

— Это так, пустое, — ответила она дрогнувшим голосом и попыталась засмеяться.

Ничего больше не говоря, Джейсон склонился над ней, и губы их слились в продолжительном поцелуе. Они бы еще долго не отрывались друг от друга, но раздавшийся наверху громкий шум вернул Джейсона к действительности. Он нехотя поднял голову, и Лорен проследила за его взглядом, выше, выше, туда где на грот-мачте ставили главный парус. Гигантское полотно затрепетало, наполняясь ветром, и шхуна ощутимо дернулась, набирая скорость.

Свежий бриз приятно обдувал лицо. Обернувшись, Лорен взглянула на величественную, полноводную Миссисипи. Верткие чайки низко кружили над водой, их пронзительные крики составляли странную гармонию со скрипом снастей и шумом ветра в парусах. Почувствовав, как Джейсон крепче обнял ее, Лорен откинулась назад и, закрыв глаза, подставила лицо солнцу. Ей подумалось, что если бы пришлось выбирать, то из всех мест на земле она бы предпочла именно это. Она была абсолютно счастлива.

— Сколько времени займет путь до Англии? — Лорен чуть повернула голову.

— Около трех недель, а возможно, и больше, если не повезет с погодой.

— Полагаю, ты не забыл захватить Улисса?

— Нет, чем очень огорчил Кайла.

Она посмотрела на мужа:

— Как видно, ты обо всем подумал. А все-таки что бы ты стал делать, если бы я не вернулась? Сколько бы ты ждал?

Джейсон поцеловал ее в кончик носа.

— Возможно, вечно, но точно не уверен. Однако могло случиться и так, что я махнул бы на все рукой и через несколько минут отправился за тобой. Трудно представить, что я решился бы уехать без тебя.

Лорен рассмеялась.

— Я вспомнила, как рассердилась на тебя за то, что ты не попытался заставить меня остаться. — Она с удовольствием отметила недоуменное выражение на лице мужа. — А еще я надеялась, что ты похитишь меня.

Рот Джейсона растянулся в улыбке.

— Если хочешь, любовь моя, я стану держать тебя пленницей в нашей каюте — без одежды, разумеется, — чтобы компенсировать твое разочарование.

Лорен склонила голову набок, сделав вид, что всерьез обдумывает его предложение.

— Возможно, мне это понравится, — шаловливо проговорила она наконец и улыбнулась, почувствовав, что Джейсон щекочет губами мочку ее уха.

Глава 22

За исключением двух-трех неприятных переживаний, плавание по океану показалось Лорен восхитительным. Джейсон утверждал, что это их свадебное путешествие, которое им не удалось совершить ранее, и, как быстро сообразила Лорен, делал максимум возможного, чтобы время, проведенное на борту «Сирены», доставило удовольствие его молодой жене. Дни были долгими и полными приятной ленивой неги, а ночи… ночи были неописуемы.

Лорен никогда не испытывала недостатка в развлечениях. В течение дня она играла в карты и шахматы, читала Джейсону вслух, попросту наблюдала за командой, чей труд напоминал бесконечное представление под куполом цирка. Джейсон предоставлял ей полную свободу с единственным условием — никому не мешать, и Лорен пользовалась ею, засыпая вопросами пожилых матросов, которые терпеливо излагали ей хитрые детали ухода за кораблем. По венерам она ужинала в компании Джейсона, Кайла и его помощников. За столом, как правило, в изобилии рассказывались разнообразные морские истории, сопровождаемые то удивленными взглядами слушателей и недоверчивым цоканьем языков, то взрывами дружного хохота, в котором колокольчиком звенел счастливый смех Лорен.

Один из матросов, англичанин по имени Рори, оказался наделен великолепным голосом; по вечерам он брал свою испанскую гитару и развлекал всю команду народными песнями. Услышав пение, Лорен уговорила Джейсона пойти посмотреть, кто поет, и, поднявшись наверх, обнаружила дюжину человек, расположившихся на полубаке и залихватски исполнявших хорошо знакомую им песню сильными, рокочущими голосами. Джейсон опустился на палубу неподалеку от тесного кружка, образованного поющими матросами, и пригласил Лорен сесть рядом. Тогда она расслабленно прислонилась к его плечу, одновременно наслаждаясь пением и ощущением крепких объятий мужа.

Их присутствия как будто никто не замечал, но это продолжалось до тех пор, пока Кайл не обратился к Лорен с предложением спеть. Испуганная и немного смущенная, она стала отказываться, но круг вежливо разомкнулся, пропуская ее внутрь. Присутствующие смотрели на нее выжидательно. Не зная, как поступить, Лорен в нерешительности оглянулась на Джейсона, но, когда он улыбнулся ей в ответ и поднял ее на ноги, все дальнейшие протесты оказались бессмысленными.

Она решила спеть песню о любви — специально для Джейсона. Слова песни были печальными и горькими, а голос Лорен идеально передавал глубину чувства, заложенного в них. Каждый слушавший ее понимал, что эта молодая женщина душой и телом принадлежит Джейсону Стюарту, и где-то глубоко-глубоко у всех заскреблась зависть к высокому красивому брюнету, которому досталась ее любовь. И в глазах самого Джейсона блестели огоньки, говорившие о том, что он хорошо понимает, как ему повезло.

Все слушали затаив дыхание, как последние бархатистые ноты замирают в ночи, а через несколько мгновений Лорен была вознаграждена бурными аплодисментами.

Неожиданно теплый прием поразил ее. В свое время она была официально представлена команде как совладелица судна и знала по имени почти каждого; тем не менее матросы всегда держались на почтительном расстоянии, обращаясь к ней не иначе как «миледи». Именно поэтому Лорен сперва испытывала неловкость, оказавшись в их компании.

Теперь же, тронутая восторженными откликами слушателей, она рассмеялась вместе со всеми, когда Кайл чмокнул ее в щеку в знак восхищения, а Джейсон тут же ворчливо пригрозил скормить его акулам.

С тех пор матросы ни разу не расходились спать, не попросив Лорен спеть хотя бы одну песню. Некоторые, набравшись смелости, иногда даже решались пригласить ее на танец.

За всю жизнь Лорен не приходилось видеть такой предупредительности и заботы по отношению к своей особе.

В Сент-Томасе, где шхуна сделала короткую остановку, чтобы пополнить запасы воды и пищи, Джейсон устроил для Лорен необыкновенный пикник в потайной бухте. Ей никогда прежде не доводилось купаться в океане, равно как и любоваться пейзажами столь захватывающей красоты. На сверкающий белый песок набегали аквамариновые волны, а вода была настолько прозрачна, что сквозь ее толщу отчетливо проступали очертания далеких коралловых рифов и пестрые цветные пятна диковинных рыб. В завершение пикника они самозабвенно отдались любви в тени гигантской раскидистой пальмы.

Когда Лорен, довольная и сияющая, появилась вновь на борту «Сирены», Тим Саттер благоговейно преподнес ей в подарок широкополую соломенную шляпу. «Чтобы защищать кожу от солнца», — объяснил юноша, смущенно потупясь. Необычная обнова полюбилась Лорен, и она часто надевала ее, несмотря на то что из-за этого Джейсон прозвал жену «моя цыганочка».

Как-то однажды, после полудня, Джейсон, вне себя от гнева, появился на палубе и бесцеремонно прервал очередной мореходный урок Лорен.

Обыкновенно он всячески поощрял ее интерес к обучению искусству управления кораблем, благосклонно взирая на то, как Лорен вяжет морские узлы и чинит порванные паруса. Он не возражал и когда она проводила многие часы на камбузе, объясняя корабельному коку, как приготовляется ароматный соус к рыбе. Джейсон даже сам показывал Лорен, как управлять штурвалом, выравнивать курс корабля, и не был против, когда Кайл начал учить ее считывать показания секстанта и ориентироваться по звездам. Но едва лишь он увидел, что жена пытается взобраться по снастям на мачту, как его одолел приступ ярости.

Громовым голосом приказав Лорен спуститься, Джейсон схватил ее за руку и потащил за собой. Захлопнув дверь их каюты, он дал выход душившему его возмущению и две минуты кряду без остановки кричал об опасности, которой Лорен подвергала себя, не позволяя ей вставить даже слово в свое оправдание.

70
{"b":"8172","o":1}