ЛитМир - Электронная Библиотека

К ее удивлению, двор выглядел ухоженным — трава была подстрижена, сорняки прополоты, и, хотя ни деревья, ни кустарник не смягчали его пустоту, атмосфера здесь казалась умиротворяющей.

Озадаченная, Лорен подошла к могиле сестры и увидела на ней камень. Надгробие, очевидно, было установлено недавно, поскольку земля у его основания была свежевзрыта и не успела еще покрыться мхом.

Опустившись на колени, Лорен без труда прочла простую надпись, выбитую на камне — «Андреа Карлин», — и даты рождения и смерти.

Ее бедная маленькая сестричка наконец нашла успокоение, подумала Лорен и улыбнулась сквозь слезы. Должно быть, это постарался Джейсон, выполняя еще одно обещание, данное Барроузу.

Прочитав короткую молитву, Лорен рассыпала по могиле Андреа золотарник и ромашки, затем поднялась и не спеша прошлась по маленькому кладбищу, положив свежие цветы на могилы Сибил Фостер, Джонатана и Мэри Карлин. Под конец ее ожидало еще одно открытие. Джордж Барроуз был похоронен рядом со своей сестрой Мэри.

Помедлив мгновение, Лорен встала на колени у его могилы. Она не испытывала более той иссушающей ненависти к Барроузу, которая терзала ее прежде; но все же ей было тяжело простить его. Разве не из-за него она все эти годы считала себя внебрачным ребенком, преступницей? Но труднее всего для Лорен оказалось простить ему безмерные страдания своей матери. Элизабет Девриз скончалась в муках, лишенная самых минимальных удобств, которые без труда могло бы обеспечить ей богатство Карлина.

Лорен потребовалось некоторое время, чтобы совладать с собой и, склонив голову, прочесть над этим человеком ту же молитву, что и над всеми остальными. Закончив, она положила на могилу Джорджа Барроуза оставшиеся дикие цветы и ощутила необыкновенное облегчение, словно огромный камень, давивший много лет, свалился с ее души.

Следующая задача, которую Лорен поставила перед собой, оказалась более трудновыполнимой если не в эмоциональном, то в физическом плане. Глядя со скалы на маленькую бухту внизу, молодая женщина с трепетом наблюдала, как волны разбиваются о камни, осыпая их клочьями белой пены. Она понимала, что давно потеряла навык скалолазания. В душе у нее как наяву звучал ворчливый голос Джейсона, распекавший ее за глупую затею карабкаться по скалам в длинных юбках и домашних туфлях. Даже если бы Джейсон согласился с тем, что ее намерение разумно, он непременно воспротивился бы ее попытке попасть в пещеру таким опасным путем. К тому же он непременно убедил бы ее, что ей не следует лезть туда одной.

Направляясь обратно к дому, Лорен не смогла подавить горькой усмешки. Забавно, что Джейсон стал ее внутренним голосом и что случилось это именно теперь, когда она, вероятнее всего, потеряла его навсегда.

Не менее забавно было командовать немногочисленной прислугой Карлин-Хаус. Теперь Лорен была здесь полновластной хозяйкой, титулованной маркизой, а не робкой воспитанницей, пленницей больного человека, ослепленного жаждой мести. Ее новое положение имело немало преимуществ, и для осуществления того, что было ею задумано, она без труда призвала на помощь чумазого рыжеволосого сынишку смотрителей.

Вместе они собрали необходимые инструменты и спустились по шаткой лестнице в винный погреб. Руководствуясь указаниями Лорен, паренек принялся долбить одну из его стен, и очень скоро в ней образовалось отверстие, достаточное, чтобы в него мог пролезть человек. Однако в самый ответственный момент в погребе показалась тетя Агата. Привлеченная грохотом снизу, она явилась узнать, в чем дело.

Увидав расставленные повсюду светильники, Агата встревожилась и потребовала объяснить ей, «что здесь происходит». Понять ее было не так уж трудно. Поскольку все свечи горели, в погребе было светло как днем — несмотря на свою решимость спуститься в пещеру, Лорен вовсе не мечтала оказаться там в кромешной тьме.

Конечно же, леди Агата потребовала прекратить «всю эту ерунду», но Лорен уже не могла отступать. Дрожащими руками она взяла один из светильников и медленно направилась к пролому в стене. Подняв свечу повыше, она сделала глубокий вдох и шагнула внутрь туннеля.

Первый результат эксперимента откровенно разочаровал ее, так как, против ожидания, с ней ничего не случилось — покатый туннель, грубо высеченный в скале, совсем не напугал ее. Лорен подумала, что, возможно, это произошло из-за обилия света, и решительно задула свечу. И снова ничего не произошло: Лорен не похолодела от ужаса, не почувствовала приближения обморока. Ни одного обыкновенного симптома ее фобии не появилось даже после того, как Лорен попросила сына смотрителей закрыть чем-нибудь брешь в стене. Замкнутое темное пространство туннеля никак не действовало на нее. Та же история повторилась и после вскрытия замурованного выхода в гигантскую пещеру.

Озадаченно хмурясь, Лорен отправилась назад. Лишь вылезая из подвала, она заметила, что леди Агата как-то странно смотрит на нее.

— Я не сошла с ума, уверяю вас, тетя. — Улыбнувшись, Лорен объяснила почтенной женщине, что за страх преследует ее всю жизнь. — Джейсон предположил, что, если бы я могла вспомнить, откуда взялась первоначальная причина этого страха, я смогла бы наконец преодолеть его. Но удивительно то, что он, кажется, прошел без всяких усилий с моей стороны. — Лорен вздохнула. — Жаль. Я хотела доказать Джейсону, что могу встретиться с опасностью лицом к лицу и не позволю более страху контролировать мою жизнь. Тогда он, возможно, стал бы думать обо мне лучше… или по крайней мере не презирал бы меня так…

Леди Агата помахала сухоньким пальчиком перед ее носом.

— Джейсон не презирает тебя, девочка. Конечно, он расстроен из-за малыша, но гораздо сильнее он переживал, опасаясь потерять тебя. Когда ты болела, он не отходил от тебя ни на минуту, а малейшее изменение твоего дыхания вызывало у него нервные приступы. Муж никогда не будет сходить с ума из-за жены, если не любит ее.

Вспомнив их последнее горькое расставание, Лорен снова вздохнула.

— Я ведь даже не уверена, жена ли я ему.

— Вздор! — энергично воскликнула Агата. — Разумеется, ты его жена. Я представляла тебя на моем рауте как леди Эффинг, не так ли, а Джейсон никогда не сыграл бы со мной такой недоброй шутки. Если у вас не все бумаги в порядке, так это легко уладить другой церемонией. Ну же, подумай, разве не чудесно сыграть свадьбу еще раз — не тайно, ночью, на корабельной палубе, а как полагается, с венчанием в соборе Святого Георгия, что на Ганновер-сквер, в роскошном платье, с цветами, с толпами гостей? Пойдем, моя дорогая, — добавила леди Агата, заметив, что ее страстная речь не слишком развеселила Лорен. — Поверь, нельзя бросить жену как старую одежду. К тому же сначала Джейсону придется разобраться со мной, а я еще не так стара, чтобы ему не следовало меня бояться. Даже если бы он хотел избавиться от тебя, побеседовав со мной, он бы моментально передумал, но он этого не хочет, верь мне.

— Хотелось бы мне стать такой же уверенной в себе, как вы, — слабо улыбнулась Лорен. — Ах, как бы мне этого хотелось…

Глава 27

— Для вас записка, миледи. Доставил юнга с «Козерога».

Лорен резко подняла голову, испугавшись внезапного появления Морроу. Ее громкий вздох одиноко прозвучал в тишине гостиной. Теперь она просиживала здесь часами, и это продолжалось с тех самых пор, как леди Эффинг узнала, что «Козерог» бросил якорь у родных берегов. С каждой минутой она все сильнее падала духом — в ней все больше крепла уверенность, что Джейсон не простит ее.

Лорен протянула дрожащую руку к письму. То был сложенный листок веленевой бумаги, запечатанный облаткой. Она узнала почерк, и проблеск надежды, на миг мелькнувший в ее глазах, исчез безвозвратно. «Он не желает меня видеть», — подумала Лорен, цепенея. С отсутствующим видом она отпустила дворецкого.

Довольно долго Лорен сидела не шевелясь, невидящим взглядом уставясь на приговор, который вынес ей Джейсон. Он даже не дал ей шанса сказать несколько слов в свою защиту, а написать письмо поручил Кайлу.

84
{"b":"8172","o":1}