ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Годы жизни в сиротском приюте не могли не оставить на ней отпечатка; и даже теперь она не преодолела в себе ощущение потери и боли.

— Честное слово, в этом нет никакой необходимости, — внезапно охрипшим голосом повторила она, словно и не слышала вопроса о семье.

Если он это и заметил, то не подал виду, а только бодро произнес:

— Верно, но у меня появляется возможность побыть с вами.

Прежде чем она успела возмутиться столь бесцеремонным заявлением, он задумчиво добавил:

— Вообще-то от такой девушки, как вы, можно было бы ожидать, что она наймет опытного мастера.

— Я сама хочу отремонтировать дом, — заявила Мелани, не желая сознаваться, что, помимо желания, ее к этому вынудила еще и нехватка средств.

— Правда? По своему личному опыту знаю, что две пары рук при наклейке обоев намного лучше, чем одна.

Люк поднялся на верхнюю площадку и, хотя был у нее лишь однажды, безошибочно нашел нужную дверь.

Неудивительно, подумала Мелани. При такой работе у него должен быть натренированный глаз и хорошая память. Интересно, почему он выбрал себе такую работу? Частный детектив. Они всегда представлялись ей маленькими, незаметными, не привлекающими внимания. А Люка незаметным вовсе не назовешь.

— Хотите совет? — задумчиво сказал он, наблюдая за тем, как она сдирает обои.

Мелани молчала, почему-то уверенная в том, что, независимо от ее ответа, он все равно продолжит.

— Современные дизайнеры когда оформляют мансарды, то оклеивают потолок теми же обоями, что и стены. Когда-то здесь была деревянная панель на высоте спинки стула, видите? Так что для разнообразия, если пожелаете, мы можем ее восстановить.

Мы… Какое же это сладкое слово! Мы! Особенно когда речь идет о нем и о ней. Это слово связывало их, оно предполагало, что…

Резко выдохнув, Мелани собралась с духом и произнесла:

— Не знаю, получится ли у меня…

— Я и не предлагал вам делать это в одиночку, — прервал ее Люк. И, не получив ответа, как ни в чем не бывало продолжал:

— Видите ли, дело, над которым я сейчас работаю, застопорилось, если можно так выразиться. Так что у меня появилось свободное время. Что вы скажете, если я предложу себя в качестве декоратора?

— Ну что вы, я не могу вам это позволить, — возразила Мелани, хотя сердце ее радостно забилось в предвкушении опасной близости, которую он предлагал.

— По крайней мере… я должна буду заплатить вам.

— Заплатить? Мне? — Он нахмурился, и глаза его, мгновенье назад теплые и веселые, вдруг стали холодными и колючими. Под этим взглядом она съежилась и отступила.

Люк почувствовал ее замешательство, и глаза его опять потеплели.

— Извините. Просто… то, что я хотел предложить, — это не совсем деловые отношения. Но уж если вы настаиваете, то что вы скажете об оплате натурой?

Она, как полная дура, тут же непроизвольно взглянула на его губы, вспомнив, как было хорошо, когда они прижимались к ее губам, и мгновенно покраснела. С трудом отведя глаза, она внутренне содрогнулась и больно прикусила нижнюю губу, подавляя воображение, причинявшее ей столько мучений.

— Если разрешите пользоваться вашим телефоном до тех пор, пока у меня не будет своего, для меня этого более чем достаточно. — Слова Люка дошли до нее как сквозь туман, и она еще больше покраснела, ее бросило в жар. Оставалось только молиться, чтобы он не догадался о ее мыслях.

Словно дикий зверек, ищущий укрытия, она быстро залепетала:

— Ну да… да, конечно. Но деревянная панель… вы…

— Я в этом уверен, — прервал он. — Подойдите, посмотрите. Видите отметины на стене?

Чтобы посмотреть, придется настолько близко подойти к нему, что они коснутся друг друга. По телу Мелани пробежала дрожь, едва она представила себе, как почувствует тепло его тела.

— Я и отсюда вижу, — соврала она и добавила дрожащим голосом:

— А куда же она делась?

— Кто знает? Прежний хозяин, старик, мог отодрать да сунуть в камин, заметил Люк с кривой усмешкой.

Мелани нахмурилась. Знает ли он что-нибудь о Джоне Барроусе? А почему бы и нет? Но тогда он должен знать, что ей этот коттедж достался в наследство. И почему. Да нет, вряд ли, иначе он не стал бы спрашивать ее о семье.

— Ну что, приступим?

В три часа, когда полоски обоев безукоризненно покрывали скошенный потолок, Мелани предложила:

— Может, перекусим? Правда, у меня только салат и холодное мясо.

— Прекрасно. Но у меня есть другое предложение. Поедем в Честер. Там отличный магазин «Сделай сам»! У них наверняка есть деревянная облицовка. А потом заскочим куда-нибудь перекусить, чтобы вам не готовить.

Мелани открыла было рот, чтобы поинтересоваться, откуда он знает про магазин, но тут же закрыла, понимая, что не имеет права влезать в чужую жизнь. Приняв ее молчание за согласие. Люк тепло сказал:

— Значит, договорились. Можно мне сполоснуться у вас в ванной?

— Э-э-э… конечно.

Ванная была такой же обшарпанной и неухоженной, как и весь дом. К тому же там лежали ее туалетные принадлежности: косметика, расчески, — поскольку только там было единственное более или менее приличное зеркало во всем доме.

Глупо и наивно, конечно, стесняться этого, но ей стало не по себе. А подумав, как он посмеялся бы, узнай ее мысли, она и вовсе смутилась.

Он будет смывать с рук липкий обойный клей и представлять, как она выходит из огромной старомодной ванны и вода струится по ее телу.

Перепугавшись, что глаза выдадут ее, она поспешила отвернуться.

Да что с ней происходит? Никогда подобные мысли не приходили ей в голову.

Никогда. И от них было одновременно и страшно и сладко, они открывали какие-то новые, потаенные двери, о существовании которых она и не подозревала.

— Так я про ванную, — негромко напомнил ей Люк.

— Ах да, конечно.

Мелани проводила его в ванную, а сама поспешила в спальню. Здесь стояли узкая кровать, небольшой комод и платяной шкаф без ножки. Она посмотрела на себя в потускневшее зеркало, а затем сняла джинсы и футболку и надела более подобающие случаю плиссированную юбку и гармонирующий с ней по цвету джемпер.

Гардероб у нее был невелик, да и куплен он был для работы, а не для привлечения мужских взглядов.

К счастью, с утра она помыла волосы, и теперь они блестящим потоком спадали на плечи. Еще раз взглянув на себя в зеркало, Мелани нахмурилась. И почему она такая маленькая и непривлекательная? И почему волосы у нее не вьются, а нос не прямой?

Услышав, как закрылась дверь ванной, она подхватила с кровати жакет и вышла на лестничную площадку, где ее ждал Люк.

Что это? Ей показалось или на самом деле взгляд его задержался на плавном изгибе ее груди и от этого грудь напряглась, словно от ласки?

— Вы готовы? — вежливо спросил Люк, пока она отчаянно боролась со своими распутными мыслями.

— Э-э-э… да, я готова.

Глава 3

-Расскажите о себе.

Она сидела рядом с Люком на переднем сиденье. Вопрос насторожил ее, и она приготовилась к отпору. Чего только не наслушалась она по поводу своего сиротства! Особенно в школе. Ей это причиняло боль и оставляло глубокие шрамы в душе.

— Мне и рассказывать-то особенно нечего.

Во рту у нее пересохло, но она держалась как ни в чем не бывало.

Наступило молчание; Люк внимательно взглянул на нее и сказал:

— А может, просто не хочется?

Он проницателен, этого у него не отнять. Профессия обязывает. Он не может не задавать вопросы.

А поскольку ей вовсе не хотелось, чтобы ее выспрашивали, она почувствовала себя неуютно. Хотя за всю жизнь не сделала ничего такого, что могло бы заинтересовать частного детектива.

— Надеюсь, среди того, о чем вы не хотите рассказывать, нет строгого мужа и полудюжины детишек?

Он говорил почти весело, но она резко обернулась и почти закричала:

— Нет, конечно, нет!

— Значит, вы не замужем и у вас нет других подобных обязательств?

6
{"b":"8174","o":1}