ЛитМир - Электронная Библиотека

— Молли? Но она и словом не обмолвилась, когда мне позвонила… — с возмущением начала Сильвия, но тут же умолкла. — Ой, Рэн, — прошептала она. — Страшно подумать, как близки мы были к тому, чтобы… лишиться этого… лишиться друг друга.

— Все не могло так закончиться, — заверил ее Рэн.

— Не знаю, что скажет Ллойд, когда узнает, что я передумала и хочу остаться в Хавертоне…

— Навсегда, — добавил Рэн.

— Навсегда, — согласилась Сильвия.

— Идем в дом, — неожиданно предложил Рэн. — Я хочу обнять тебя… любить тебя… доказать тебе свою любовь.

Десять минут спустя, лежа на кровати в его объятиях, поглаживая его лицо, Сильвия призналась:

— У меня был только ты, Рэн. Я не могла… не хотела…

— Думаешь, у меня было по-другому? — резко спросил Рэн.

Сильвия взглянула на него с сомнением.

— Но ты мужчина, — возразила она. — Всегда ведь был кто-нибудь… какая-нибудь из твоих подружек…

— Именно что «подружек», но не любовниц. Да, сначала у меня были ни к чему не обязывающие связи, но я давно уже ни с кем не спал. Мужчины не так уж сильно отличаются, Сильвия, тем более, если они любят так, как любил тебя я. Наверное это и объясняет… Как ты думаешь, родится мальчик или девочка?

— Понятия не имею, — ответила Сильвия. — Я только знаю, что это будет плод нашей любви.

— Нам надо обвенчаться побыстрее и без лишнего шума, — заявил Рэн. — Твоей маме не понравится…

— Я бы хотела выйти замуж в «Отель-Плейс», — тихо сказала Сильвия. — Там, где мы встретились. Мне очень нравится это комната, Рэн, — мечтательно добавила она. — Она очень тебе подходит.

— Правда? Приятно слышать, тем более, что ты за свою жизнь перевидала огромное количество комнат, — полушутя заметил Рэн, а затем привлек ее к себе и снова поцеловал.

Поженились они в «Отель-Плейс» пять недель спустя в окружении близких родственников и, естественно, в присутствии Ллойда, которого Сильвия не могла не пригласить.

Алекс вел ее к алтарю, а мама, вне себя от радости, сморкалась в платочек. Сын Алекса и Молли торжественно подал им кольца на вышитой бархатной подушечке. Платье Сильвии было кремовым с золотом.

— Я никогда не любила белый цвет, — сказала она Молли и с усмешкой добавила, — Кроме того, он не совсем подходит.

— Надеюсь, что да, — кивнула Молли. — После того, как вы с Рэном столько лет были в размолвке, удивительно, что он вообще позволил тебе вылезти из постели, даже ради свадьбы.

Сильвия рассмеялась и спросила с притворной застенчивостью:

— А с чего ты взяла, что это он меня из постели не выпускает? Я так сильно его люблю, Молли, — серьезно добавила она, — и только благодаря тебе мы снова вместе.

— Только это не пытайся на меня свалить, — усмехнулась Молли и похлопала Сильвию по животу.

Сильвия уставилась на нее в изумлении.

— Ты знаешь? Но откуда…? Я…

— Я видела, как ты изменилась в лице за завтраком, — сказала Молли. — И кроме того… Рэн так на тебя смотрит. Он очень тебя любит, Сильвия.

Сильвия невольно перевела взгляд на своего мужа, и ее сердце забилось быстрее. Как сильно ни любила она своих родственников, единственный человек, который ей сейчас нужен, это Рэн. Она тихонечко подкралась к нему, взяла под руку и мягко предложила:

— Идем домой, Рэн…

— Я и вправду считаю Хавертон своим любимым приобретением, — признался Ллойд Сильвии у входа в маленькую часовню, где только что был окрещен сын Рэна и Сильвии.

— Ты говоришь так о каждом купленном доме, — усмехнулась Сильвия, но Ллойд отрицательно покачал головой.

— Нет, Хавертон особенный. Ты прекрасно справилась, Сильвия. Ты уверена, что не хочешь вернуться ко мне на работу? Я тут такой дворец присмотрел в Испании…

— Нет. — Сильвия со смехом покачала головой. — У меня теперь своих дел невпроворот, — напомнила она, глядя с любовью, как ее муж баюкает на руках сына.

Восстановление Хавертон-Холла было закончено как раз к крестинам Рори. Официальное открытие дома для посетителей назначили на конец месяца.

Рэн не настаивал, чтобы Сильвия бросила работу. Она сама захотела остаться с Рори и, естественно, с Рэном. Быть может, через несколько лет ей и захочется вновь заняться карьерой, но это вряд ли. Она официально считалась смотрительницей Хавертон-Холла, и уход за домом и окружающей его территорией казался ей вполне достойным занятием.

Уже сейчас, до официального открытия, к ней поступило множество заказов на проведение в Хавертон-Холле свадеб, конференций и частных вечеринок. Приятно лишний раз убедиться, что прибыли от сдачи дома в наем вполне хватит на покрытие расходов по его содержанию.

— Даже если бы тебе удалось сбежать от меня, — сказал Рэн накануне ночью, — рано или поздно я все равно встретил бы Рори и догадался бы, что это мой ребенок…

— И что тогда? — с вызовом поинтересовалась Сильвия.

— И тогда я вспомнил бы, как он был зачат, и попытался бы стать частью его жизни… и твоей.

— Потому что он твой сын?

— Потому что ты моя женщина… моя любовь… — ответил ей Рэн.

Даже сейчас Сильвия не могла до конца поверить в свое везение, в свое счастье. С Рэном она смогла осуществить часть своей детской мечты — их дом был зеркальным отражением того идеального жилища, который она рисовала в своем воображении. Но дело было не только в доме…

Если Дом священника стал домом ее мечты, то Рэн был мужчиной ее мечты, хотя даже это описание не в силах выразить всю глубину и силу их взаимной любви.

Рэн был ее мужчиной, ее мужем, ее душой и светом всей ее жизни… Без него… Без него пол ее уютной кухни не был бы заляпан грязью, как в прошлое утро, когда Рэн ворвался в дом, радостно крича о том, что браконьеры, которых он подозревал в угоне скота, были пойманы на землях соседа.

Сильвия улыбнулась украдкой. Рори исполнилось шесть месяцев, и она подозревала, что задолго до второго дня рождения у него появится братик или сестренка.

— Чему ты улыбаешься? — спросил Рэн, подойдя к ней с Рори на руках и поцеловав ее в губы.

— Помнишь ту липовую аллею, которую мы посадили в Хавертоне ко дню рождения Рори?

— Гм…

— Помнишь, ты еще сказал, что посадишь вторую такую же к рождению второго ребенка?

— Гм…

— Так вот, — заявила Сильвия с блеском в глазах, — по-моему, тебе пора покупать саженцы…

— Сильвия…? — воскликнул Рэн, но она уже отвернулась, чтобы рассказать одной из его пожилых родственниц о проделанной в Хавертон-Холле работе.

Рэн взглянул в настороженные глазки своего сына и тихо сказал ему:

— Похоже, Рори, придется тебе привыкать к роли старшего брата.

27
{"b":"8175","o":1}