ЛитМир - Электронная Библиотека

Сильвия внезапно проснулась, не понимая, где она находится и почему здесь так душно. Заходящее солнце нагрело неподвижный воздух в ее спальне до такой степени, что его неприятный привкус чувствовался даже во рту. К счастью, острая головная боль почти прошла, но Сильвия знала, что боль может вернуться, если придется и дальше дышать этой духотой.

Все, что ей требовалось, это свежий воздух. Ополоснув лицо холодной водой, Сильвия снова влезла в свои джинсы и футболку, скорчив недовольную гримасу. Жизнь в Нью-Йорке сильно ее изменила. Если когда-то несвежая одежда вполне ее устраивала, то теперь уже нет.

Ллойд вечно дразнил Сильвию «студенточкой» за ее мокасины, джинсы и белые футболки, но, как она отвечала в ответ, эти вещи прекрасно подходят для работы, позволяя, к примеру, лазить по строительным лесам, и в то же время выглядят опрятно и по-деловому. Со временем у нее вошло в привычку надевать каждое утро безупречно чистую футболку и такие же безупречные джинсы, но наряд, который она проносила весь день, не вызывал в ней ни малейшего энтузиазма.

У Сильвии лежал в кошельке запасной комплект ключей — еще одна хитрость, усвоенная на работе. Она привыкла всегда носить с собой запасные ключи с тех пор, как один из рабочих случайно запер ее в здании и ушел домой вместе с ключами. Так что ей ничего не стоило вернуться в Хавертон-Холл и забрать свой джип. Ей вовсе не улыбалось оказаться зависимой от Рэна, и кроме того, неплохо бы показать ему, что Сильвия не теряет времени даром, пока он развлекается со своей подружкой.

Она обладала прекрасным чувством направления, и пешая прогулка к Холлу вовсе ее не пугала.

Мурлыкая себе под нос какую-то жизнерадостную мелодию, Сильвия тронулась в путь.

Стоял теплый летний вечер, и было еще достаточно светло, чтобы заблаговременно обходить стороной висящие в неподвижном воздухе тучи мошкары.

Прогулка позволила Сильвии изучить окрестности намного лучше, чем поездка в «лендровере» Рэна. Она довольно долго прожила в поместье Алекса и понимала, что Рэну придется приложить очень много усилий, чтобы сделать этот участок таким же плодородным, как и земли ее сводного брата. Как ни странно, она ему завидовала, но еще больше завидовала его будущей жене и тому удовольствию, которое она получит, восстанавливая Дом священника.

Но только ли этому? Сильвия задумалась, отбросив с лица густые волосы. Ну конечно. Не может ведь она завидовать Рэну или его будущим детям? Естественно, нет.

Почти стемнело, когда Сильвия наконец добралась до Холла. Громадное здание отбрасывало густую тень, укрывшую и Сильвию, и ее джип.

Звук чьих-то шагов по гравию заставил ее замереть от ужаса, пока она не заметила знакомые силуэты нескольких любопытных павлинов. Их испуганные вопли далеко разнеслись в неподвижном ночном воздухе.

Сильвия со смехом покачала головой.

— Да, пока я чужая, но привыкайте ко мне. Теперь мы будем видеться с вами очень часто.

Она простояла несколько минут, любуясь птицами и разговаривая с ними. Вскоре, когда стемнеет, они наверняка устроятся где-нибудь на ночлег, подальше от охотящихся лисиц.

Отвернувшись, Сильвия взглянула на дом, пытаясь представить, как он будет выглядеть после очистки камня от плесени. Одно только это обойдется в кругленькую сумму и затянется почти на такой же срок, как и полное обновление интерьера. Нужно будет спросить у Рэна насчет любых записей о времени строительства и проводившихся впоследствии работах.

Тонкие веточки кораллов, морские раковины и вырезанные из дерева фигурки рыб свидетельствовали о том, что деньги, потраченные на постройку дома, были выручены от очень успешной морской торговли. Первоначальный владелец, будучи фаворитом короля ЧарльзаII, без сомнения, имел доступ к самым разнообразным источникам дохода.

От нечего делать Сильвия принялась размышлять о том, каково ей было бы жить здесь в те времена. Это была одна из ее слабостей — каждый раз, оказываясь в очередном старинном здании, она не могла не грезить о прошлом, представляя себя в роли хозяйки поместья…

Чтобы не быть замеченным, Рэн остановил свой «лендровер» подальше от дома. Павлины, направляющиеся к месту своего ночлега, увидели его и забили крыльями. Пришлось насыпать им пшена, чтобы утихомирились.

Утомившись от рассматривания Холла, Сильвия снова шагнула в тень и направилась к машине.

Рэн, выглянув из-за угла, решил было, что перед домом никого нет, но вдруг заметил чью-то фигуру, движущуюся в полутьме. Он немедленно начал действовать — пригнувшись и используя тени как прикрытие, беззвучно метнулся к машине Сильвии. Время было дорого — дверь джипа уже раскрывалась. Одним прыжком Рэн сбил угонщика с ног, придавил его к земле и воскликнул:

— Попался!

Сильвия не видела нападавшего, но естественно почувствовала, когда он повалил ее на гравий, навалился всем своим весом и торопливо обыскал.

Сильвия отчаянно боролась, лягалась, отталкивала его. Вертясь и извиваясь, пытаясь высвободиться, она испытывала такую жгучую ярость, что забыла о страхе, но когда напавший на нее мужчина зажал ее обе руки в своей и принялся ощупывать свободной ладонью ее тело, она похолодела от ужаса.

— Лежи смирно, — резко предупредил Рэн свою жертву. Он с удивлением обнаружил, что предполагаемый угонщик оказался женщиной. Сперва он принял ее за подростка.

Узнав голос Рэна, Сильвия испытала смесь гнева и облегчения.

— Слезь с меня, — немедленно потребовала она.

— Сильвия…? — Рэн ошарашенно уставился на нее. — Какого черта…?

Он слегка ослабил хватку, но его вес все еще придавливал Сильвию к земле, и она нетерпеливо заерзала.

— Сильвия, — повторил Рэн, еще не отошедший от шока. — Я думал… Я услышал павлинов и решил… Я думал, ты пытаешься украсть машину… Я не узнал тебя в темноте, — пояснил Рэн, заметив недоверие в глазах Сильвии. Теперь он прекрасно видел ее лицо в свете взошедшей луны. — И все равно, что ты здесь делала? — резко спросил он.

— Мне нужно было подышать свежим воздухом. Окно в моей комнате не открывалось, и я… решила прогуляться сюда и забрать машину… А ты? Я думала, ты ушел на свидание, а ты, оказывается, бродишь по округе и пугаешь людей.

Внезапно Сильвия вспомнила, что все еще лежит под ним. Ей стало трудно дышать, но вовсе не из-за тяжести Рэна. Сейчас она слишком остро чувствовала, что при каждом вздохе ее груди упираются в его грудную клетку. Она вдыхала теплый летний воздух и гораздо более чувственный запах его кожи. Во время борьбы ее футболка задралась, и теперь уже поздно было сожалеть о том, что одеваясь, Сильвия поленилась надеть свой тонкий белый лифчик, который сняла перед тем, как залезть в постель. Инстинктивно она провела рукой по животу, чтобы понять, насколько высоко задралась ее футболка.

— Что такое? — спросил Рэн, заметивший ее жест.

— Ты слишком тяжелый, Рэн, и мне больно, — не совсем искренне ответила Сильвия, пытаясь укрыться в тени. Но судя по внезапно округлившимся глазам Рэна, было уже поздно что-то прятать. Проклятая футболка завернулась слишком высоко, приоткрыв грудь.

Меньше всего Сильвии хотелось демонстрировать Рэну свое тело. Тогда почему ее соски предательски затвердели под его пристальным взглядом?

— Ты без лифчика…

— Спасибо, Рэн, но я уже это знаю, — прошипела Сильвия сквозь зубы, покраснев, как помидор, и отчаянно пытаясь одернуть футболку. Но Рэн опередил ее, собственноручно расправив тонкую белую ткань.

Сильвия не сомневалась, что Рэн прежде всего стремился прикрыть ее грудь. Это намерение ясно читалось в его взгляде. Тем удивительнее и непонятнее последовавшее за этим событие.

Сильвия шевельнулась, и шевельнулась рука Рэна. Сильвия замерла, когда его пальцы скользнули по ее груди, и резко дернулась, стараясь избежать прикосновения и совершенно забыв о том, что он держит подол ее футболки. Как только она рванулась назад, Рэн выпустил ткань из рук.

Сильвия так и не поняла, кто из них издал этот странный свистящий звук. Добавленная к хлопку лайкра спружинила, и грудь Сильвии оказалась полностью обнаженной.

9
{"b":"8175","o":1}