ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Семейно-родовой сценарий
Сбежавшая жена Чёрного дракона. Доверься мне или умри
Суд теней
Мельничная дорога
Прощай, сахар!
Тактический уровень
Вечный. Восставший из пепла
Наследник в довесок, или Хранитель для дракона
Настоящее

Маргарет беременна... Острая зависть, пронзившая Сару, утвердила ее в мысли, что она теперь обречена на брак со Стюартом. Они уже обсуждали вопрос о детях. Стюарт хотел подождать шесть месяцев, прежде чем они решатся на это. Она вдруг почувствовала настоятельную необходимость уже быть беременной. Оттого, что безумно хотела ребенка, или оттого, что это привязало бы к ней Стюарта более прочно? Сара не знала ответа.

– Сара, ты меня слышишь? – кричала в трубку Маргарет.

– Да-да. Слышу. Я просто разволновалась от твоей новости, а еще – мне жутко завидно.

Маргарет рассмеялась:

– Скоро настанет твой черед.

– Надеюсь... Маргарет, мне надо кое-что с тобой обсудить.

Тревога и напряжение, прозвучавшие в голосе Сары, заставили ее подругу перестать смеяться.

– Что случилось? Ты не передумала? Мы с Беном считаем, что Стюарт идеально тебе подходит. А если ты все еще думаешь об Иэне...

– Нет-нет, не то. Я хочу выйти замуж за Стюарта. Просто... – Сара замолкла, а потом быстро проговорила: – Вот вы с Беном... Ты ведь говорила, что не была влюблена в него. Но в сексуальном плане... – Сара замолчала, не в состоянии продолжать.

– Я понимаю, о чем ты спрашиваешь, – мягко сказала Маргарет. – До Бена у меня были другие мужчины, и, конечно, мы оба не решились бы на брак, если бы не были уверены, что сексуально подходим. Но если ты боишься, что Стюарт сексуально тебя не привлечет...

– Нет. Дело не в этом, – прервала ее Сара и выпалила, пока хватило смелости: – Я знаю, в наше время это нелепо, но у меня никого не было, и я боюсь, что... я боюсь, что разочарую Стюарта. Что я не смогу, что он не...

Наступило молчание. Затем Маргарет медленно произнесла:

– Ты ему об этом говорила? Обсудила с ним, чего ты боишься?

– Нет. Я не...

– Значит, ты должна, – твердо заключила Маргарет. Ответа от Сары не последовало, и Маргарет мягко добавила: – Ты ведь собираешься замуж, Сара. Если ты не можешь решиться сказать ему о своих опасениях, то как, скажи на милость, ты собираешься жить с ним? И, кроме того, подумай о его чувствах. Ты девственница, и он должен это знать. Если не можешь сказать, то напиши ему записку, объясни...

– А когда я ее отдам ему? – мрачно спросила Сара. – Во время свадебной церемонии? Сказать ему... а что сказать? «О, я забыла предупредить, но я девственница»? Он подумает, я ненормальная.

– Не говори глупостей, – упрекнула е Маргарет. – Он ничего подобного не подумает. В общем, если хочешь знать мое мнение... – она вдруг замолчала. – О, черт, мне надо идти. Алан прибежал и говорит, что Поль свалился с качелей и расшиб голову. Сара, послушай меня! Скажи ему. Теперь! Сегодня же! Мне кажется, ты придаешь этому больше значения, чем он. Он ведь не Иэн, поняла? – добавила Маргарет и повесила трубку.

Сказать ему... Сказать Стюарту, что она приходит к нему с опаской и не имеет сексуального опыта. Но, как ни странно, пока она сидела, уставившись в пространство, ее вдруг осенило, что если бы ей предстоял выбор между двумя мужчинами, то она интуитивно не выбрала бы своим первым любовником Иэна.

Иэн. Странно, с каким трудом она вспоминала его лицо, а ведь совсем недавно он составлял для нее весь мир. Внутри все еще ныло от подробностей разговора с Анной, и ей казалось, что эта боль не пройдет никогда. Такие раны не заживают. Не из-за них ли она так боялась сейчас?

Маргарет убеждала ее сказать ему. Но как? На людях он превосходно играл роль любящего жениха, а наедине... Наедине он ни разу не коснулся ее, никак не дал понять, что она ему желанна, что он хочет обладать ею. А почему, собственно, он должен этого хотеть?

Но вот они поженятся и соберутся заводить детей... Сару охватила паника от одной этой мысли, она вся напряглась, ощутила боль во всем теле.

Стюарт отсутствовал целый день, доставляя заказ. Он сказал, что вернется поздно вечером.

Он был добр с ней эти три недели – время их помолвки, но держался на расстоянии, не приближаясь и тем более не наклоняясь к ней, когда она работала, как это бывало прежде, до их решения пожениться. Сару угнетало желание физической близости с ним. Она была отвратительна сама себе. Почему она стала такой? За десять лет общения с Иэном она не страдала от подобного чувства. Да, она любила Иэна, страстно хотела, чтобы он поцеловал ее, стал ее любовником, но задним числом она признавала, что это желание было основано на ложном представлении, что физическая близость между ними будет означать, что она ему не безразлична. Тогда как со Стюартом... Что касается Стюарта, то ей откровенно недоставало его прикосновений, и приходилось следить за собой, чтобы не плюхнуться ему в объятия. Она уже заметила, что когда они где-то бывали вместе, то она бессознательно льнула к нему, а когда осознавала это, то заставляла взять себя в руки. Она не была настолько наивной, чтобы не знать о возможности испытывать желание без любви, но раньше она считала, что это относится только к мужчинам, и, уж конечно, не подозревала, что когда-нибудь почувствует сама такую же острую и болезненную необходимость. Она хотела Стюарта как любовника, и от признания этого факта ее бросало в дрожь. Это сулит удачу их браку, хотя... что, если накал ее желания отвратит его, оттолкнет их друг от друга? Она попыталась представить себе обратную картину: он хочет ее, а она снисходит до него лишь из-за желания иметь детей. В этом случае не почувствовала бы она себя потрясенной, рассерженной и, в конце концов, испытывающей неприязнь от силы его страсти?

Сара встала и в беспокойстве заходила по комнате, обхватив себя руками. За последнее время она похудела – мама заметила это, когда они ездили в Ладлоу покупать ей свадебное платье. В магазине им ничего не приглянулось. Вдруг продавщица вынула платье из плотного кремового атласа, по фасону отдаленно напоминавшее эпоху Тюдоров. Ткань украшала вышивка такого же кремового цвета. Сара потрогала платье и представила, как она плавно спускается в нем по главной лестнице замка. Она тут же решила, что это платье ей подходит. К сожалению, оно нуждалось в переделке, но продавщица пообещала, что все сделают к сроку. Сара должна была приехать на примерку за неделю до свадьбы. Мама решительно взялась за усиленное питание дочери, так как нельзя было допустить, чтобы она еще больше похудела – в таком случае платье будет плохо на ней сидеть.

Напряжение сказывалось на них обоих. Иногда Сара замечала, что Стюарт задумчиво наблюдает за ней. Ей хотелось спросить, мучают ли его сомнения, но она боялась. А вдруг он скажет – да? Она говорила себе, что будет лучше, если он заранее попросит освободить его от их соглашения – ведь он имел полное право передумать, но подобная мысль причиняла Саре боль. Неужели насмешки Анны настолько ее травмировали, что теперь она ожидала и боялась любого отказа и превратилась в запуганную и неуверенную в себе женщину?

В висках стучало, ее подташнивало. Сара уставилась на дисплей, но не могла сосредоточиться. Она плохо спала по ночам. Было много работы не только с документами, но и в замке, в связи с предстоящей свадьбой, так как Стюарт считал, что если дом вполне подходил для холостяка, то ей, как женщине, требовался уют и комфорт.

Она пыталась было противиться этому, сказав, что не стоит так основательно все переделывать, но он настаивал на своем, и в течение последних трех недель в доме не стихал стук: рабочие штукатурили гостиную и заново отделывали ее; то же происходило в большей, обшитой деревянными панелями комнате – хозяйской спальне, а также в примыкающей ванной. Первоначально эти две соседние комнаты были «его» и «ее» спальнями. Саре хотелось спросить Стюарта, не намерен ли он при сложившихся обстоятельствах использовать их так же, как и прежде. Сегодня рабочие ушли раньше, так как штукатурка должна была высохнуть перед покраской.

Она провела несколько вечеров, углубившись в различные книги и каталоги, ища иллюстрации интерьеров времен постройки замка, чтобы сориентироваться, какой мебелью обставить заново отремонтированные комнаты.

22
{"b":"8176","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Слова, которые нам не говорили родители
Хрустальное сердце
Я ничего не успеваю! Как провести аудит своей жизни и расставить приоритеты
Увеличительное стекло
Слишком толстая, слишком пошлая, слишком громкая
Письма до полуночи
Клаус
Покопайтесь в моей памяти
Я – эфор