ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— С вами? А что, он не может нанять постоянную няню?

— Конечно, может, но он хочет, чтобы его дети росли в нормальной обстановке, в окружении родных. Он обговорил все это с нами еще до того, как принял решение перебраться сюда, и мы все с ним согласились. Мы же родственники, как одна семья, и всегда помогаем друг другу. Разумеется, Сол может позволить себе оплачивать услуги постоянной няни, но он не хочет, чтобы они росли в изоляции и были привязаны только к нему. Компания кузенов его детям явно не повредит.

— А Каспар не возражает, что дети Сола гостят у вас? — спросила Талла.

— Каспар? А почему он должен возражать?

— Ну… — Талла отвела взгляд, — после того, как ты и Сол…

— Между мной и Солом ничего не было! — взорвалась Оливия. — Ты уже во второй раз поднимаешь этот вопрос. Послушай, действительно, когда мы с Каспаром возобновили отношения, он рассматривал Сола как соперника или вроде того. Но вскоре он разобрался в ситуации. Когда я была подростком, у меня была безумная страсть к Солу, а он мудро проигнорировал ее. Теперь Каспар знает, что нашей с ним любви ничто не угрожает. Мы с Солом кузены, Талла, и ничего более, — подчеркнула Оливия. — И мои чувства к нему, вся моя любовь — только родственная. Кстати, они с Каспаром стали близкими друзьями, — добавила Оливия с улыбкой. — Ну, так как насчет субботнего обеда?

— Приеду, с удовольствием, — приняла приглашение Талла. Она надеялась, что не обидела Оливию своими замечаниями насчет ее отношений с Солом.

— Привет, я Мег. А вы кто?

Поднявшись наверх, чтобы, по совету Оливии, оставить свой жакет в спальне, Талла в удивлении застыла, увидев в коридоре маленькую фигурку в пижаме.

— Привет, Мег. Меня зовут Талла, — ответила она.

Талла всегда любила детей и хорошо с ними ладила. Увидев малышку, она не могла не признать, что в этой крошке было нечто такое, что могло растопить самое суровое сердце. Она очаровательна: нежная кожа, копна светло-каштановых волос карие глаза и милые ямочки на щеках. Однако наряду с любопытством, сверкавшим в глазенках девочки, Талла заметила и настороженность. Она вспомнила, как Оливия говорила ей, что девочку по ночам мучают кошмары. Талла присела перед ней на корточки и как бы невзначай спросила:

— А тебе разве не пора идти спать?

— Пора, — призналась Мег и объяснила ей, обезоруживающе улыбаясь:

— Но тетя Ливви сказала, что сегодня к ней на обед приезжает ее любимая подруга, и мне захотелось увидеть вас.

— Вот и хорошо. Теперь ты меня увидела и можешь идти спать, — ласково произнесла Талла. — В какой комнате ты спишь?

— В этой, — сказала ей Мег и сунула ручку в ладонь Таллы, показывая на одну из дверей. — А вы уложите меня в постель? — спросила она. — Папочка всегда подтыкает мне одеяло, но его сейчас нет. Ему пришлось улететь по делам. А моя мамочка живет в Америке, — без всякой связи добавила она. — Мы летали к ней на самолете, но мне это не понравилось. Джем и Робби тоже не понравилось. Нам не понравился Палмер… Это новый папочка мамы, — объяснила она.

Однако Талла уже знала ситуацию со слов Оливии. И кто такой Палмер — тоже. Ей, правда, было трудно понять, почему он не хотел, чтобы дети Хиллари от первого брака жили с ними. Как можно не полюбить эту крошку с доверчивым взглядом?

Распахнув дверь, на которую указала Мег, Талла увидела, что девочка занимает комнату не одна. В спальне стояло четыре кровати. Девочка и мальчик, молча лежавшие в постели, были очень похожи на Сола. Особенно старшая девочка, отметила Талла. Пока она вела Мег к ее кровати, малышка громким шепотом сообщила ей:

— Амелия, когда подрастет, тоже будет спать здесь, с нами.

— Она будет здесь спать, если ты перестанешь ходить туда-сюда и будить ее, — проворчала старшая из всей троицы и села в кровати, изучая Таллу.

— Я не будила Амелию, — начала защищаться Мег. — Я просто пошла и посмотрела…

— Неправда! Ты тыкала ее пальцами, я видела.

— Я просто щекотала ее. Ей это нравилось.

— Кто вы? — подозрительно произнес мальчишеский голос.

Талла расправила постель Мег и откинула одеяло, чтобы девочка могла улечься.

— Это любимая подруга тети Ливви, — сказала Мег, опережая Таллу. — Папочка всегда читает нам сказку, перед тем как мы заснем. А вы нам почитаете? — умоляюще спросила она Таллу. Глазки ее были сама невинность.

Талла медлила. Остальные двое молча смотрели на нее. Она заметила небольшую стопку детских книг на тумбочке. Оливия уже сказала ей, что приглашенные на обед гости еще не приехали и что на кухне ее помощь не требуется.

— Но только короткую, — согласилась она. — Что вы хотите послушать?

— Эту, — объявила Мег и нырнула под кровать, извлекая книжку, которую не заметила Талла.

— «Ветер в ивах»?

— Когда папа дома, он каждый вечер читает нам по главе.

— Но я не обещаю прочитать целую главу, — сказала Талла. — Ты помнишь, где он остановился?

— Да, помню… это здесь. — Девочка выпрыгнула из кровати и указала нужную страницу.

— Надо читать медленно, — посоветовала Джемайма Талле. — Мег еще маленькая и не все понимает.

— Неправда! — заспорила Мег.

— Правда, — ровным голосом возразила ей старшая сестра. — Папе иногда приходится все тебя объяснять, — сказала Джемайма.

— Хорошо, если вы что-нибудь не поймете, остановите меня, и я вам объясню, — пообещала Талла. — Ну что, начнем?

Десять минут спустя, к своему немалому удивлению, она так же увлеклась чтением, как и трое внимательно слушавших детей. Мег сидела, округлив глаза и перебирая одеяло. Роберт и Джемайма залезли на ее кровать и сидели рядышком. Дочитав до конца главы, Талла неохотно захлопнула книгу.

— Почитайте еще немного! — плаксиво стала упрашивать Мег.

— Не могу, — покачала головой Талла. — Если я сейчас же не спущусь вниз, Ливви будет разыскивать меня.

— На обед приедет и дядя Джеймс, — сообщила ей Мег. — Он хороший, я люблю его. А у вас есть папочка?

— Э…

— Она не это имеет в виду, — пояснила ей Джемайма. — Она хочет спросить: вы замужем? Мег думает, что мужья — это папы.

— Нет, я не замужем, и мои родители тоже в разводе, — тихо произнесла Талла.

— И вы живете со своим папой? — с любопытством спросила ее Мег.

— Нет, я жила с мамой, — объяснила Талла.

— А наша мама не хочет нас.

От столь откровенного заявления Джемаймы у Таллы волосы буквально поднялись дыбом. Ей захотелось обнять и приласкать девочку, но она напомнила себе, что поскольку с детьми Сола она видится впервые, то вряд ли имеет право вторгаться в их жизнь со своим сочувствием.

— Иногда взрослым приходится делать выбор, который может быть… болезненным, — сказала она, тщательно подбирая слова. На месте жены Сола она никогда не пожертвовала бы детьми ради мужа.

В этот момент дверь спальни отворилась, и с лестничной площадки в комнату проник широкий луч света. В проеме стоял мужчина.

— Папочка! — завопила Мег, выскакивая из постели и бросаясь к нему.

— Что здесь происходит? — услышала Талла нарочито суровый голос Сола. Дети тем временем облепили его со всех сторон.

— Талла читала нам сказку, — объяснила Мег.

— Насколько я понимаю, это ей самой пришла в голову такая мысль? — сухо спросил он. — Вам давно пора уже спать. Мне очень жаль, — обратился он к Талле, — что вам пришлось возиться с моими детьми.

— Я это делала с удовольствием, — честно ответила Талла.

Рядом с Солом ей было трудно дышать, она чувствовала внутри себя какой-то странный трепет.

— А, вот ты где, — нарушил гнетущую тишину голос Оливии. — Обед уже готов. Как это тебе удалось так быстро вернуться? — спросила она Сола, который разводил детей по кроватям.

— Встречу перенесли на другое время, и я, вместо того чтобы болтаться в Брюсселе, сразу же вылетел домой.

— Спускайтесь вниз, как только сможете. — С этими словами Оливия выпорхнула из комнаты, оставив Таллу вместе с детьми и Солом.

— Спокойной ночи, папочка, — сонно пробормотала Мег, поднимая голову с подушки, чтобы поцеловать отца, наклонившегося к ней. А потом, обращаясь к Талле, добавила:

10
{"b":"8177","o":1}