ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сол увидел машину Дженни, услышал, что в доме какая-то суета, и сразу же пошел в спальню. Возле кровати стояла Луиза. Она злобно смотрела на Таллу, а та прижимала к груди пушистое покрывало. Рядом с ней клубочком свернулась Мег.

Сол быстро оценил ситуацию. Не обращая внимания на Луизу, он подошел и взял Таллу за руку. Подсев к ней, он поцелуем усмирил ее удивленный возглас.

— Как ты себя чувствуешь, дорогая? Три пары женских глаз уставились на Сола. В глазах Луизы отражалось изумление и ярость, во взгляде Таллы — просто изумление, а Мег… Похоже, Талла похитила не одно сердце в семействе Крайтон, подумал Сол.

— Ты приехала как раз вовремя, Луиза. У нас хорошие новости, — продолжал он, развернувшись так, чтобы Луиза не видела выражения лица Таллы.

— Что за новости? — зловеще спросила Луиза.

— Мы с Таллой… мы с Таллой любим друг друга, — осторожно произнес Сол.

Он услышал, как у него за спиной охнула Талла. А лицо Луизы сначала сделалось красным, потом побледнело.

— Не может быть, ты не любишь ее… не может быть! — гневно заявила она. — Я люблю тебя. И я хочу тебя. Она меня не остановит! — Луиза повернулась на каблуках и выбежала из дома.

Вскоре громко хлопнула входная дверь, и Талла вздрогнула.

— Почему Луиза так рассердилась? — дрожащим голоском спросила Мег.

Сол поднялся и сказал Талле:

— Сейчас она не в состоянии вести машину. Придется мне отвезти ее домой. — Он улыбнулся тревожно смотревшей на него дочери. — Ты присмотришь за Таллой, пока меня не будет, Мегги? И проследи, чтобы она не вставала.

«Проследи, чтобы она не вставала»! Но как она может встать, если даже не знает, где ее одежда? И что это он имел в виду, когда сказал Луизе, что они любят друг друга? Как он может быть так жесток к девушке, зная, что она к нему испытывает?

Через полчаса Сол вернулся и ласково попросил Мег, чтобы та спустилась вниз, потому что ему надо поговорить с Таллой наедине.

— Будьте любезны, скажите мне, что здесь происходит, или я должна обо всем догадаться? — саркастически спросила она.

— Да, я понимаю, что должен вам все объяснить. Дело в том, что… все это так неловко… но Луиза думает… верит…

— Она вас любит, — резко закончила за него Талла.

— Она любит саму мысль, что влюблена в меня, — мягко поправил ее Сол. — Просто у нее сейчас такой период, а я…

— А вы что? Вы устали наслаждаться ее невинным восхищением вами, устали играть ее чувствами и решили использовать меня как средство, чтобы избавиться от нее? Что ж, к вашему сведению… — Талла остановилась перевести дух и заметила, как изменилось лицо Сола.

— Вы и правда думаете, что я намеренно поощрял девушку такого возраста… что я такой эгоист… что я настолько слаб и немощен, что нуждаюсь в малолетках? — Сол покачал головой. — Неужели вы и в самом деле так считаете?

— А вы можете меня переубедить? — спросила его Талла, но голос ее прозвучал не агрессивно, а слабо, она словно защищалась, а не бросала вызов.

— Я могу привести вам сколько угодно доказательств, — тихо произнес Сол, — и не последним является то, что Луиза по возрасту годится мне в дочери! — с досадой произнес он и принялся ходить взад-вперед по комнате. — Неужели вы правда верите…

— Какое имеет значение, во что я верю? — перебила его Талла. — И меня не волнуют ваши отношения с Луизой, — резко добавила она, пытаясь уцепиться за факт, что, каким бы Сол ни казался сексуально и эмоционально привлекательным, на самом деле он таким не является. Однако и ей пора остановиться, иначе она скатится с ледяной горы. К тому же одно дело — свалиться случайно, и совсем иное — добровольно броситься вниз, не задумываясь о безопасности.

— У меня нет никаких отношений с Луизой. По крайней мере таких, которые вы мне пытаетесь приписать, — бросил Сол.

— Что ж, значит, вы просто водили меня за нос, — ответила Талла. — Так же как пытались одурачить Луизу, что мы с вами… Вам придется сказать ей правду. Я не хочу…

— Я скажу ей правду, — перебил Сол, — но…

— Что «но»? — подозрительно спросила Талла.

— Попозже. Вы же сами видели, она не на шутку влюбилась в меня. Она сейчас в таком нежном возрасте… Чем больше я пытаюсь тактично смягчить ситуацию, тем сильнее она запутывается. — Сол умолк и покачал головой. — Самый лучший способ убедить ее, что сейчас ей нужно сосредоточиться на учебе и развивать отношения с тем, кто почувствует к ней взаимность, — это показать ей, что в моей жизни есть другая женщина. Вы со мной не согласны?

Прищурив глаза, Талла смотрела на него. В его словах есть какой-то смысл, признала она, да и Луиза далеко не робкая, наивная девочка. Она и в самом деле способна упрямо цепляться за свое решение добиться от Сола взаимности. Значит, и правда, единственное, что может сломить ее железобетонную решимость, — это доказать ей, что в его жизни есть другая женщина.

— Другая, — задумчиво согласилась она, — но только не я.

— Именно вы. Вы прекрасный, самый лучший выбор, — настаивал Сол. — Она уже знает о факте вашего существования, видела вас в моем доме… — Он помолчал и тихо добавил:

— В моей постели…

Густая краска залила щеки Таллы.

— Но это не ваша постель, — возразила она.

Однако Сол не обратил внимания на ее протест и твердо продолжал:

— Как я понял, Мег сказала ей, что я раздел вас и уложил в постель. И мне кажется, до нее дошло, какого рода отношения у нас сложились, вот почему она и пыталась вас запугать.

— Но у нас нет никаких отношений, — возразила Талла.

— Но могли быть, — упорствовал Сол, а потом сухо добавил:

— Вы так заботились о ее моральном состоянии, столько раз упрекали меня в том, что я вскружил ей голову… А теперь не хотите ей помочь?

Талла, чувствуя, что он прав, произнесла:

— Но это потому, что я думала, что вы… — Она замолчала.

— Что вы думали? Что я воспользовался ее беззащитностью? Не всегда старший по возрасту человек оказывается подстрекателем, Талла. Есть, конечно, мужчины, которые непростительно пользуются наивностью и уязвимостью своих юных жертв… — Сол помолчал. — Он очень сильно обидел вас, да?

— Что? — Талла напряглась, а потом, запинаясь, спросила:

— Откуда… как вы узнали… кто вам сказал?

— Оливия как-то раз немного рассказала мне о вашем прошлом, — мягко ответил Сол, — но и без того нетрудно догадаться, что вы немало страдали в юности. Что же случилось?

Талла пыталась не поддаваться доброте, звучавшей в его голосе, но не смогла.

— Он был другом нашей семьи, а после того, как мои родители развелись… — Она опустила голову и закусила губу. — Он казался таким добрым, заботливым… Он сказал, что любит меня, что будет ждать, пока я подрасту. Сказал, что мы всегда будем вместе, что… — К своей досаде, Талла почувствовала, что эмоции захлестывают ее. Почему же она рассказывает об этом Солу Крайтону, почему именно ему? Зачем ему видеть ее такой беззащитной, такой уязвленной, такой… Ведь она никому не рассказывала, какой глупой тогда была…

— Вы до сих пор любите его? Вопрос Сола обескуражил ее. Она подняла голову и посмотрела на него.

— Люблю? Конечно, нет. И не думаю, что вообще любила его. Мне просто нравилось, что я в кого-то влюблена. Мне надо было чувствовать, что меня кто-то любит, что я кому-то нужна…

— Вам были нужны помощь, сочувствие, понимание, и больше того — чтобы кто-то понимал, какой трудный жизненный период вы проходите и почему, — нежно сказал Сол. — Так же, как сейчас Луизе. Взгляды их встретились.

— Мы не можем притворяться, что мы… увлечены друг другом, — возразила она, понимая, что голос ее утрачивает прежнюю уверенность. — Неужели вы говорите серьезно? Неужели думаете, что Луиза поверит только потому, что она видела…

— Я говорю серьезно, — ответил Сол, — и поскольку это удалось Люку, и не только ему…

— Что удалось Люку? — в замешательстве спросила Талла.

Однако Сол покачал головой и улыбнулся ей:

— Поверьте мне, Талла, это всем нам пойдет на пользу, я обещаю.

21
{"b":"8177","o":1}