ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ох, Господи!

— Что случилось? — сочувственно спросила Талла Барбару, которая вдруг испустила страдальческий вопль.

— Через полчаса мне надо быть у дантиста, а у меня еще столько дел! Сол просил меня подготовить к четырем часам доклад. Он уже готов, ты не отнесешь его наверх вместо меня? — Барбара умоляюще поглядела на Таллу. — Если я сейчас же не выеду, то опоздаю, а у моего дантиста сдвиг насчет пунктуальности. Я и так уже пропустила два посещения.

— Ну как я могу отказать? — воскликнула Талла.

— Ты ангел, и я обещаю, что с готовностью выручу тебя, когда тебе понадобится! — Барбара быстро натянула жакет и схватила сумку.

Как только она ушла, Талла взяла доклад и пошла по коридору. Может, ей повезет и Сола не будет в офисе. А если он там… Ну что ж, она вручит ему доклад и уйдет.

Дверь приемной была открыта, но секретарши на месте не было. Талла с облегчением перевела дух и осторожно заглянула в кабинет Сола. Он тоже был пуст.

Талла быстро вошла и направилась прямо к столу Сола, собираясь просто положить папку с докладом и уйти, но, едва она это сделала, ее внимание привлекла вырезанная из газеты статья, посвященная европейскому судопроизводству. Там шла речь об одном интересном случае, за которым она следила. Талла машинально остановилась, чтобы прочитать статью. Выигранное дело создало бы прецедент в области международного права… Талла настолько погрузилась в чтение, что, даже заметив краешком глаза, как открывается дверь в глубине кабинета, не сразу поняла, что происходит. Влажный после душа, в одном только обернутом вокруг бедер полотенце, Сол подошел к столу. Он только что вышел из ванной комнаты.

— Талла, что вы здесь делаете? — резко спросил он, смерив ее мрачным взглядом.

Она торопливо отвела глаза, чтобы только не смотреть на его мужественное тело, которое предстало перед нею во всей красе. Он, очевидно, собирался куда-то пойти вечером. Второй раз она сегодня застает его раздетым!

— Я… я собиралась уйти, — торопливо произнесла Талла и отошла от стола.

— Нет, не собирались, — возразил ей Сол. Он посмотрел, что она читала. — А, это дело Эпсберга, — произнес он. — Вы за ним следите?

— Э… да, слежу, — подтвердила Талла. Боже мой, ну почему он не наденет на себя что-нибудь? Разве он не знает, не понимает?.. Она судорожно сглотнула. Уж слишком сильной и опасной оказалась ее реакция на его смуглую, покрытую темными волосами руку, протянутую к статье, которую она только что читала.

— Гм… ну и каково ваше мнение о конечном вердикте, который может быть вынесен?

— Э… я…

Каким образом, черт побери, он поддерживает свое тело в таком превосходном состоянии? — думала в это время Талла. В конце концов, он же не юный атлет…

К своему ужасу, она вдруг услышала, как он тихо сказал:

— Занимаюсь футболом с детьми.

— Футболом?

— Да, и не всегда удачно. Вот посмотрите. — Вытянув вперед руку, Сол показал ей синяк. — Я немного отвлекся, и Мег вместо мяча ударила меня по руке. Здесь немного прохладно, да? — встревожился Сол, заметив, что Талла вздрогнула.

— Возможно, вам покажется теплее, если вы что-нибудь наденете на себя, — выпалила она в ответ.

— Возможно, — мрачно согласился он. — Но я имел в виду не себя. Ведь это вы вздрогнули, — добавил он, когда Талла непонимающе наморщила лоб.

— Мне не холодно, — резко возразила она.

— Разве?

Все ее тело напряглось от проницательного взгляда Сола. Соски явственно проступили сквозь тонкую ткань блузки, и Талла едва устояла перед искушением закрыться руками. Испугавшись реакции своего тела, Талла решительно направилась вон из кабинета. Во рту у нее пересохло, а сердце билось в безумном ритме. Что с ней происходит? Давно уже прошли те времена, когда при виде влажного после душа обнаженного мужского торса у женщин подгибались коленки. А может, еще не прошли?

Глава 5

— Можно забыть о гимнастике. От этой работы сгорает гораздо больше калорий, — фыркнула Талла, проводя в последний раз кистью по заново окрашенному потолку спальни. Она вопросительно посмотрела вниз на наблюдавшую за ней Оливию и спросила:

— Ну, что ты об этом думаешь? Я покрыла потолок два раза. Надо ли покрывать в третий?

— Нет, и так прекрасно смотрится. Все очень хорошо, — заверила ее Оливия, придирчиво осматривая спальню. — Мне нравится этот песочный цвет, такой мягкий, теплый и при этом совершенно неназойливый…

— И мне тоже. Вначале я беспокоилась, что краска окажется бледноватой, но теперь вижу: этот цвет как раз то, что надо. — Она спустилась со стремянки и встала рядом с подругой, чтобы полюбоваться результатами своего труда.

Затем они направились на первый этаж, в кухню, где все еще не была готова новая электропроводка. Среди катушек проводов и труб, торчавших из-под штукатурки, им сразу же стало скучно.

— Пошли лучше в мою спальню, — пригласила Талла Оливию. — Сейчас это, пожалуй, единственное пригодное для жилья место.

Они стояли у окна и наслаждались видом.

— Каждый раз, когда я спрашиваю себя, какое безумие заставило меня купить этот коттедж, — весело заговорила Талла, — я прихожу сюда и смотрю из окна.

— Вид потрясающий! А кстати, как ты ладишь со своими соседями?

— Прекрасно. Они очень добрые и отзывчивые, всегда готовы помочь и следят за рабочими во время моего отсутствия. Они даже настаивают, чтобы я каждый вечер с ними обедала. В конце месяца они снова уедут за границу, и мне будет их недоставать.

— Значит, у тебя все хорошо и ты довольна, что решила переехать сюда?

— На девяносто процентов, — согласилась Талла и тихо добавила:

— Ты могла бы предупредить меня, что Сол станет моим новым боссом.

— Тогда я этого не знала, — ответила Оливия. — Он сказал нам об этом только неделю спустя после твоего отъезда. Это немного противоречит его правилам, но я понимаю, почему он принял такое решение. Сейчас, когда он оформил опеку над детьми, совершенно естественно, что он хочет жить недалеко от своей родни.

— Он оформил опеку? — нахмурилась Талла. Она-то решила, что дети просто приехали к нему погостить. — Но ведь это довольно странно, не так ли? — резко спросила она. — Его жена, должно быть…

— Хиллари сама предложила Солу взять на себя полную опеку над детьми, — перебила ее Оливия. — Очевидно, ее новый партнер не готов отвечать за трех чужих детей и потому предложил ей сделать выбор между ним и детьми.

— И она выбрала его? Оливия слегка пожала плечами.

— Хиллари всегда была никудышной матерью, постоянно злилась, что у нее на руках трое маленьких детей.

— Бедняжки. Как им, похоже, тяжело сознавать, что они не нужны ни отцу, ни матери! — не смогла сдержаться Талла.

— Солу-то они как раз нужны! — возразила ей Оливия. — И он не желает, чтобы кто-то сплетничал по поводу их с Хиллари отношений — ради блага детей. Когда Хиллари позвонила и попросила приехать забрать детей, он сразу же вылетел в Штаты. Признаюсь, я была удивлена, что Сол не запретил жене встречаться с детьми в любое время, а даже настаивает на этом. Наверное, это будет иметь значение в будущем, ведь Сол из тех людей, что всегда заглядывают вперед. Он верит: придет время, когда дети захотят поближе узнать свою мать, да и она пожелает сблизиться с ними. Одним словом, Сол — чудесный отец, — заключила Оливия.

Талла вежливо улыбнулась, подумав про себя: какие бы хвалебные гимны ни распевала Оливия Солу, это все равно не заставит ее изменить свое мнение. В конце концов, он пытался вовлечь Оливию в любовную связь, в то время как сам еще был женат…

— Слушай-ка, я чуть не забыла о главном! Я хочу пригласить тебя к нам на обед в субботу, — объявила Оливия.

Талла подозрительно покосилась на нее.

— И там будет Сол-спаситель, не так ли? — колко спросила она.

— Нет, он уезжает по делам в Брюссель, — заверила ее Оливия, не обращая внимания на сарказм Таллы. — Хотя дети его будут. Они сейчас с нами, на время его отсутствия.

9
{"b":"8177","o":1}