ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хьюго!

Ди с любовью провела пальцами по его губам.

– Я никогда не переставала любить тебя, ты знаешь это? Я отдалилась от тебя из-за папы. – Слезы опять наполнили ее глаза.

– Ди, ты ошибаешься, утверждая, что твой отец покончил жизнь самоубийством, – произнес Хьюго, целуя и откидывая ее на подушки. – Я помню, что мы ни разу не виделись с ним с глазу на глаз – у нас просто не было такой возможности, – но, по моему мнению, твой отец никогда бы не поступил так, не важно, давил на него кто-то или нет.

– Ты на самом деле так думаешь? – неуверенно спросила Ди.

– Да, я уверен, – сказал Хьюго. – Твой отец, Ди, был волевым человеком, очень хорошим человеком. Он любил тебя слишком сильно, чтобы причинить тебе боль.

– Обман Джулиана Кокса унизил его, Хьюго. Понимаешь? Он доверял Коксу, верил в него. Для отца разоблачение Джулиана, что он якобы под его покровительством ворует деньги, было ударом. Папа, естественно, все выплатил, но… – Ди замолчала и задумалась. Хьюго тоже молчал, поглаживая ее и успокаивая.

Прошло несколько долгих минут. Ди сладко зевнула.

– Я чувствую безумную усталость, – пробормотала она. – По-прежнему не могу окончательно поверить, что Джулиан умер или что…

Она снова зевнула, еще слаще, чем в первый раз.

– Давай спать, – нежно сказал Хьюго, наклонился и поцеловал ее.

Ди покорно закрыла глаза.

Хьюго ждал, пока она заснет, а потом тихо встал с кровати. Сегодня Питера должен был осмотреть врач-кардиолог, которому Хьюго позвонил вчера вечером, и тот обещал приехать сегодня к Питеру. И сам Хьюго должен быть там.

Он не успел сказать Ди все, что хотел бы ей сказать. Ее слова об отце наполнили его болью и состраданием. Они всегда были близки, и Хьюго мог понять, как ей больно думать, что отец покончил жизнь самоубийством, но из того, что Ди поведала ему, Хьюго стало ясно: смерть ее отца – несчастный случай.

Как странно распорядилась судьба! Он приехал сюда сегодня, движимый импульсивным порывом, необходимость была так сильна, что он не посчитался с доводами рассудка, остерегавшими его. Хьюго каждой своей частицей чувствовал, что сделал глупость, приблизившись к Ди и заговорив с ней, до сих пор считал, что вынудил ее сделать то, что они сделали несколько минут тому назад. Хотя…

В том, что произошло между ними, не было ничего удивительного. Ди по-прежнему любит его. Он уже старше и мудрее и тоже любит Ди так же сильно, как и в молодости. Но тогда он был эгоистом, и им руководили честолюбивые мечты, он ждал от Ди полного понимания. И абсолютной поддержки. Не задумываясь ни на минуту о ее стремлениях.

Теперь все изменилось. Хьюго должен признать, что без Ди его стремления, его мечты просто невыполнимы. Он много сделал для людей и от этого чувствовал удовлетворение, но ему надоело жить одному. Он устал без женской ласки и любви, но не любой женщины, а только Ди – ни одна женщина на свете не могла занять место Ди в его сердце.

Хьюго говорил себе, что Ди сама оттолкнула его, но, когда дошли слухи, что Ди вышла замуж и ждет ребенка, он страдал еще больше, чем от разлуки с ней.

Если бы он не поверил ложным слухам, как все бы сложилось? – спрашивал он себя, одеваясь и быстро спускаясь вниз по лестнице.

Пусть Ди выспится. А после того, как Питера осмотрит врач, Хьюго позвонит ей и пригласит на обед, найдет какое-нибудь романтичное местечко, где он бы…

Бормоча про себя, Хьюго открыл машину.

Если бы он не поверил, что она вышла замуж, то вернулся бы намного раньше. И если бы он…

Неожиданно, словно по волшебству, в его воображении нарисовались двое детей. Мальчик с глазами как у матери и девочка.

О, да, он по-прежнему любит Ди… и никогда не переставал любить. Хьюго взглянул в окна спальни Ди, и сразу же появилось желание подняться и никуда не уходить…

Питер.

Он печально улыбнулся. Питер беспокоил его, и, кроме того, Питер хочет поговорить с ним. Что же, надо ехать.

Ди!

Не смей думать о ней сейчас! – мысленно приказал себе Хьюго. Не сейчас. Ну хотя бы не за рулем.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Ди неожиданно проснулась. Ей снился сон: она прогуливалась с отцом вдоль реки. Он держал ее за руку, как обычно делал, когда она была маленькой девочкой. С улыбкой указывал на косяк рыбок, деловито снующих в камышах. Вода была настолько прозрачна, что Ди без труда видела речное дно.

Чем больше всматривалась, тем темнее и темнее становилась вода, и внезапно Ди ощутила страх, попыталась отбежать назад и крепко сжала руку отца, но тот улыбался ей и говорил, что бояться нечего, потому что он любит ее и защитит.

Ди почувствовала слезы на своем лице. Оглянулась растерянно и, приподнявшись на кровати, заметила на пустой подушке рядом с собой клочок бумаги.

Неуверенной рукой Ди взяла его, и, как только увидела почерк Хьюго, сердце ее глухо застучало в груди.

«Я люблю тебя», – было написано на этом листочке.

Я люблю тебя.

Ди закрыла глаза. Хьюго любит ее, и Хьюго сказал, что не верит в самоубийство отца. Она встала с кровати и раскрыла окно спальни. Уже наступили сумерки, машины Хьюго не было. Ди не знала, куда он мог уехать, но чувствовала, что он вернется.

«Я люблю тебя» – эти слова много значили для нее. Он любит ее. Он любит ее!

Тело Ди побаливало, она все еще ощущала запах Хьюго и, стоило ей только закрыть глаза, чувствовала его прикосновения, словно он все еще был рядом.

Хьюго говорил, что ведет кочевую жизнь. Если комитет одобрит те изменения, которые она намеревается произвести, вероятно, ей и не захочется остаться в Рае. Фонд может функционировать и без ее непосредственного присутствия. Ди будет вольна жить там, где пожелает, поехать с Хьюго куда угодно, если, конечно, он этого хочет.

«Я люблю тебя», – написал он. «Нет, я хочу тебя, ты нужна мне, будь со мной всегда… будь моим партнером, моей женой, матерью моих детей».

Дети. Ди дотронулась до своего живота. Знает ли Хьюго, что знает она, чувствует ли, как чувствует она, пульс зачатой новой жизни… их ребенка? Или на такое способна только женщина, или это женский жребий – осознавать, что собственное тело уже не принадлежит только ей?

Ди чувствовала внутри себя ребенка Хьюго. Ее отец всегда мечтал о внуках.

Ее отец.

Ди закрыла глаза. Прав ли Хьюго или же просто хочет успокоить ее?

Она вошла в ванную и быстро приняла душ. У нее есть одно важное дело, ей необходимо кое-куда съездить.

– Итак, вы слышали вердикт мистера Стюарта, – отрывисто сказала Джейн. – Питер не нуждается больше в вашей опеке.

Они расположились на кухне Питера. Кардиолог уже ушел, основательно осмотрев Питера и объявив, что для его возраста он в хорошей форме и сможет прожить еще добрый десяток лет. Но Джейн задержалась.

– Он выглядит очень ранимым и одиноким, – сказал Хьюго.

– Ммм… Знаете, не обязательно опекать его. В конце концов, вы должны жить, как привыкли, – и добавила, скромно потупив взгляд: – Например, я была бы очень рада, если бы вы согласились поужинать со мной как-нибудь. Хьюго улыбнулся:

– Это очень приятно, но боюсь, что не могу… Не может и, уж конечно, не хочет. Единственная женщина, с которой он хочет быть, – это Ди.

Много лет тому назад гордость помешала ему убедить ее, умолять ее передумать, когда Ди сказала, что между ними все кончено. Если бы он знал тогда причину… Но Ди позаботилась о том, чтобы Хьюго ничего не узнал…

Он уехал намного позже, чем планировал. Питер хотел обсудить то, что сказал специалист, и Хьюго не мог не поговорить с ним. Скрывая свое нетерпение, Хьюго долго и обстоятельно убеждал Питера, что его здоровье не вызывает тревоги у врачей.

– Ты уходишь? Но ведь уже поздно, – обеспокоился Питер, увидев, что Хьюго поднялся.

Хьюго не стал звонить Ди, когда уходил от Питера, предполагая, что она еще спит. Но когда стремительно подъехал к ее дому и заметил, что машины Ди нет на месте, нахмурился.

27
{"b":"8178","o":1}