ЛитМир - Электронная Библиотека

– Куда ты? – задал вопрос Хьюго, обрывая тихий разговор с доктором.

– Я подумала, что неплохо было бы подняться к Питеру, – начала Ди, но Хьюго и доктор немедленно начали отрицательно качать головой. Получив категоричный запрет, Ди попыталась скрыть огорчение.

– Это я должна подняться к нему и посмотреть, как там больной, – сказала врач.

– Да, я пойду с вами, – поддержал ее Хьюго.

Они оба проигнорировали Ди. Подобное обращение было совершенно незнакомо ей, и она не могла не порадоваться своему самообладанию. Здесь ей делать нечего, нужно немедленно уехать. Но она осталась.

Прошло десять минут, прежде чем по лестнице спустились Хьюго и доктор, и беспокойство за Питера охватило Ди. Она переступила через гордость и решилась задать вопрос, как только они спустились:

– Как он? Что с ним?

– У него слабое сердце, и он переутомился, – сухо сообщила докторша. – Вероятно, пытался переставить книги на полках. Он действительно не может жить один, в его возрасте. Его следует поместить в специализированный пансионат, после недавней-то операции.

– О, нет, это последнее, на что он согласится… – Ди начала было возражать, но докторша уже отвернулась от нее.

– Он счастлив, что вы здесь и можете что-то сделать для него, – сказала она Хьюго. – Если он будет продолжать переставлять эти книги…

Ди помалкивала, глядя на них, и сурово одернула себя, считая, что несправедлива к Хьюго. Нехорошо думать, что он не переживает за друга. Хотя его вовсе не оправдывало ни хамство, ни то, что в глазах доктора он герой-подвижник.

– Я могу привести несколько веских аргументов в защиту социальных организаций, которые могут прийти ему на помощь, – обратилась докторша к Хьюго, снова отстраняя Ди от разговора. – Ах да, – добавила она, переводя холодный взгляд на Ди, – он хочет видеть вас…

– Я сказал ему, что ты здесь, – лаконично подтвердил Хьюго, когда Ди поспешила наверх.

Злилась ли она, предполагая, что докторша хочет остаться с ним наедине? А может, это необходимо с профессиональной точки зрения? – думала Ди, быстро поднимаясь по лестнице.

Питер в постели выглядел очень маленьким и хрупким. Солнечные лучи проникали в комнату через открытое окно, ярко освещая худые, костлявые руки.

– Питер! – ласково воскликнула Ди, села напротив него, взяла его ладонь и крепко сжала.

– Ди, Хьюго сказал, что ты приехала… Не беспокойся теперь… – перебивая ее, заговорил Питер. – Хьюго просто нервничает. У меня всего-навсего замедленное дыхание, и все. Ему не надо было вызывать доктора… Ди… – Внезапно его взгляд стал тревожным и обеспокоенным. – Ты не позволишь им отправить меня… куда-то… не так ли? Я хочу остаться здесь, это мой дом. Я не желаю…

Ди видела, насколько сильно он расстроен.

– Питер, все будет хорошо. Тебя никуда не отправят, – попыталась успокоить его она.

– Доктор сказала, что мне вряд ли можно оставаться дома, – встревоженно сообщил он. – Я знаю. Я слышал ее… она…

Он все сильнее и сильнее расстраивался, и беспокойство Ди возрастало.

– Питер, не волнуйся… – Она начала ободрять его, но вдруг дверь спальни отворилась и поспешно вошел Хьюго, покровительственно шагнув в сторону Питера.

– Что ты тут наговорила? – сердито спросил он. – Ты огорчаешь Питера.

Она огорчает Питера? Будь хладнокровной, не обращай внимания.

– Питер, все хорошо, – нежно успокоила Ди старого друга своего отца, умышленно игнорируя Хьюго. Как же трудно ей находиться рядом с Хьюго, она и не предполагала, что на нее так подействует его неодолимый сексуальный шарм. – Только дом; я не позволю делать что-либо вопреки твоему желанию, это я тебе обещаю.

Уголком глаза Ди могла видеть, как рот Хьюго крепко сжался. Что он вообще делает здесь? Она и не подозревала, что Питер поддерживает с ним отношения. Он, естественно, никогда не упоминал при ней о Хьюго.

– Я не хочу никуда уезжать; я хочу остаться тут, – раздраженно выразил свое недовольство Питер, возбужденно схватившись за покрывало.

Доброе сердце Ди разрывалось на куски. Питер выглядел таким ранимым и испуганным, и она дала себе молчаливую клятву, что не позволит увезти его. Любым способом, но убедит Питера жить с ней. Конечно, она понимает, что он будет скучать по своим здешним друзьям, – старые коллеги до сих пор поддерживают тесную связь.

– Ты сможешь оставаться дома, по крайней мере до тех пор, пока я буду здесь, – тихо проговорил Хьюго.

Ди сердито посмотрела на него. Как это похоже на Хьюго – пообещать то, что невозможно выполнить. А его слова: «по крайней мере до тех пор, пока я буду здесь»! Но не успела она вымолвить и слово, как, к своему удивлению, услышала дрожащий голос Питера:

– Ты собираешься остаться? Я помню, мы говорили об этом, но…

– Я остаюсь, – произнес Хьюго, участливо посмотрев на Питера, но что-то странное скрывалось в этом взгляде, и Ди почувствовала это. Он своим обещанием словно угрожал кому-то.

Что он собирается делать? Что вообще делает здесь? У нее так много вопросов, которые ей просто необходимо задать Питеру, но это, очевидно, в данный момент невозможно. Любопытство заслонило все другие заботы.

Питер разделял с ней юридические обязанности в администрации благотворительных фондов, учрежденных ее отцом. Часть вопросов Ди решала в своих офисах в Район-Авертоне, но большое количество юридических дел входило в компетенцию Питера, правда, подписывалось с согласия Ди. Питер всегда трепетно относился к своим обязанностям. Он, без сомнения, был готов занять и более высокую должность, и Ди принимала это во внимание. Они всегда обсуждали, кто из них возьмется за то или иное дело. Сейчас ему необходимо давать как можно больше полномочий.

Питер – джентльмен старой закваски, со старомодными представлениями. Он считал, что женщина, или леди, как он говорил, нуждается в близости сильного мужчины. Ди знала: он тайно сожалеет, что она не замужем, что «защищало» бы ее. Как подозревала Ди, он никогда не одобрял действий отца, который позволял ей полностью разделять его финансовые заботы. Она часто удивлялась, а порой даже сердилась на Питера за то, что он был убежден, и подчеркивал это, что отец назначил его попечителем скорее для защиты Ди, нежели для их совместного дела.

– Его идеи, его идеалы больше чем достойны похвалы, – сказал ей отец однажды и добавил, печально качнув головой: – Но…

Ди поняла, что он имеет в виду, и очень тактично и заботливо на протяжении всех лет старалась, чтобы чувство гордости Питера не было ущемлено, сознавая, что отец не только уважал его за проницательный ум, но и верил ему, как себе.

Ди назначила его на место руководителя в главном офисе. Она уверенно произвела эти перемены, чтобы эффективно управлять местным благотворительным фондом отца. Сама она руководила деятельностью всей компании из главного офиса.

Ее главной целью было убедить Питера в необходимости заняться проблемами молодежи. Ее сотрудники – в основном люди старшего поколения. Конечно, они преданы делу, но их консерватизм задерживал ее проекты. Молодежь их не интересовала. В ней они видели хамство, а порой и опасность, отчаянно не хотели перемен, но понимали, что юное поколение нуждается в их заботе. Ди провела серьезную работу для того, чтобы заручиться поддержкой Питера и своих сотрудников. Она дала время на обдумывание и, хотя сожалела, что дело движется слишком медленно, все же чувствовала некоторый сдвиг в свою пользу.

Питер крепко уснул. Ди тихо поднялась и направилась к двери, но Хьюго опередил ее и не только не придержал дверь, но еще и нагло прошмыгнул на лестницу перед Ди.

– Тебе действительно не нужно оставаться с Питером, – начала твердо Ди, когда они оба оказались внизу, – я могу…

– Можешь что? Ты хочешь перевезти Питера в свой дом? А как же твоя семья, Ди, твой муж, ребенок, а может, дети? Нет, Питеру будет намного удобнее там, где он сейчас. В конце концов, если ты искренне желаешь ему всего хорошего, а не ждешь, когда он окажется на пороге смерти…

4
{"b":"8178","o":1}