ЛитМир - Электронная Библиотека

Анна прыснула, и глаза ее засветились чем-то неведомым. О, его слишком много… И женщина, рискнувшая влюбиться в него, должна быть или очень храброй, или очень глупой. Как он настроен против нее, как готов поверить худшему… И в то же время… Определенно ей необходимо привести себя в норму.

– Ну хватит, пойдем-ка звонить Ди, – подытожила она, обращаясь к Мисси и нежно опуская ее на землю.

«Уехала на север к тете», – проинформировал ее автоответчик. У Анны защемило сердце: попытки дозвониться на ее мобильный телефон оказались также неудачными. Что ж, позже еще попробует. Этот Ворд Хантер так груб и агрессивен… А бумага, которую можно использовать против Джулиана Кокса, – она ведь правильно ее поняла? Анна никогда не давала Джулиану разрешения называть ее своим партнером – это просто хитроумная уловка. Обдумывая случившееся, Анна пошла на кухню.

Готовить она очень любила, но ведь куда приятнее делать это для других, чем для одной себя. Именно поэтому ей так пришлось по душе помогать пожилым людям… Заставила себя немного поесть и отправилась опять в сад, пока совсем не стемнеет.

Через полчаса после того, как уехал от Анны, Ворд добрался до отеля. В этот жаркий день он чувствовал потребность принять душ и поесть. Портье ушел; Ворд рассеянно оглядел комнату; он остановился в первом отеле, который попался на пути. Роскошь – это не то, что ему необходимо, он мог иметь это или не иметь. Ему нравились хорошие вещи, он ценил их и любил на них смотреть, но комфорт пятизвездочного отеля, с великолепным рестораном, – последнее, о чем он думал сейчас.

А эта женщина – да она самая лживая, двуличная и опасная из всех, каких он встречал. Он помнит, как солнечные лучи пробились сквозь длинную, тонкую юбку и высветили очертания стройных, длинных ног, – слишком поздно он отвел взгляд, и как натянулась мягкая блузка, подчеркивая округлую линию груди, когда она нагнулась к своей нелепой собачонке – может быть, и ненамеренно…

А ее обнаженные руки, теплые и нежные, чуть тронутые прелестными веснушками… Когда он схватил ее запястье, возникло инстинктивное желание пробежать пальцами до плеча, ощутить прохладу кожи… От нее шел одуряющий аромат роз и жимолости, а в волосах был приколот цветок клематиса. И все время, пока он был с ней, ему хотелось обнять ее, прижать к себе и убаюкивать. Его ужасно смущала подобная реакция на незнакомую женщину. Хотя одно все-таки понятно… Он неловко улыбнулся самому себе: ему сорок два, и он не припомнит, когда в последний раз его тело так переполнялось мужской силой. Слава Богу, что удалось овладеть собой, прежде чем она заметила его состояние.

Ворд перевел дыхание. На стене в спальне висит картина – кукурузное поле и красные маки. В какой-то момент ему почудилось, что он вдыхает свежий аромат лета, чувствует дуновение легкого ветерка на своих руках, и солнце нежно гладит его нагое тело, и он… сжимает в объятиях тоже нагую Анну. Ее дыхание чисто и свежо, а груди полные, прекрасные, светло-кремовые, и на них возбуждающе темные ягоды сосков… Он дотрагивается до них пальцами и слышит нежный вздох удовольствия. В глазах ее призыв и желание, она шепчет: «Поцелуй их, Ворд! Хочу чувствовать твои губы!..»

Невольно он прикрыл глаза: вот он едва касается волос между ее бедрами, неправдоподобно мягких, шелковых… И слышит шелест ее голоса: «Ворд, я так хочу тебя!»

Черт возьми, он сошел с ума! Может, она колдунья? Нет, ей не удастся его приворожить – никогда! Тело его горячее, напряженное, полное неудовлетворенного желания… Ну хватит, скорее в ванную! Он долго стоял под холодным душем.

Наконец-то все эти бесконечные дела переделаны. Теперь остается убраться и все – можно принять долгожданную ванну. О Боже, как устала! Все тело ноет и гудит, какие-то тяжкие ощущения переполняют ее… Но виновата тут вовсе не работа в саду. Итак, где же садовые грабли с длинной ручкой – ими так удобно рыхлить землю для цветов? Усталая до предела, Анна шагнула вперед – и закричала от страшной боли: нечаянно наступила на эти самые грабли и ручка, взметнувшись, ударила ее по голове.

Мисси обеспокоенно заскулила – почему любимая хозяйка лежит посередине клумбы и не обращает никакого внимания на ее заунывный вой?..

Ворд отодвинул тарелку с заказанной едой, едва осилив половину. Нет, это никуда не годится – не доверяет он все же этой женщине: одному Богу известно, где она будет утром… Он схватил пиджак, ключи от машины и почти выбежал из отеля.

Мисси встретила его слабеньким, но восторженным гавканьем. Ворд нахмурился: дом абсолютно темный, хотя сейчас раннее утро; дверь оранжереи открыта… Где, черт возьми, Анна?.. Собачка мгновенно разрешила его сомнения – дрожа, остановилась у клумбы, где лежала неподвижно хозяйка; крошечный хвостик что есть силы колотил по земле, Мисси умильно, доверчиво пялилась на Ворда…

Анна застонала, пытаясь разомкнуть веки.

– О, моя голова… – пробормотала она, и глаза ее наполнились слезами.

– Спокойно! Вы ударились, не двигайтесь… Я вызову «скорую», – озабоченно проговорил Ворд.

Анна повернула голову, и он заметил темное пятно запекшейся крови на волосах и такое же пятно – на длинной ручке лежавших рядом грабель.

– Кто вы? – услышал он ее слабый голос.

Он уже набирал на мобильном телефоне номер «скорой помощи».

Анна с выражением отчаяния устремила на него затуманенный взор.

– А вы не знаете? – поинтересовался он осторожно.

– Не-ет… – Она начала тихонько дрожать. – Я… не знаю… ничего не знаю…

– Похоже, она потеряла память, – пятнадцатью минутами позже сказал он врачу.

Анну осторожно подняли с земли и устроили в машине.

– Такое случается, – отвечал врач. – Возможно, сотрясение мозга. Мы узнаем больше, когда сделаем все тесты и возьмем все анализы. Я так понимаю, вас не было рядом, когда это случилось?

– Нет, не было…

– Вы сказали, ее зовут Анна Труэйн. А вас?

– Ворд Хантер, – быстро добавил Ворд.

– Значит, вы не супруги. – Врач оценивающе взглянул на него. – Если хотите, можете следовать за нами в госпиталь на своей машине. Консультант, наверно, захочет поговорить с вами. – И захлопнул дверцу, прежде чем Ворд успел возразить.

«Скорая» тронулась с места.

Ворд закрыл дверь оранжереи, посадил Мисси в свою машину и поехал следом. А что еще ему делать? Не оставлять же здесь одну перепуганную, беззащитную собачку?

– Будьте любезны, подождите здесь, мистер Хантер, консультант выйдет через минуту.

Анну сразу же увезли на каталке, как только они добрались до приемного покоя больницы. Через стеклянную дверь Ворд видел, что консультант уже заканчивает осматривать лежавшую на кушетке Анну.

– Мистер Хантер?

Кивнув, Ворд протянул консультанту руку и спросил, наблюдая, как другой врач ставит Анне капельницу:

– Как она?

– Насколько можно судить, серьезных повреждений нет. Синяки, внешние кровоподтеки, но, к счастью, без внутреннего кровоизлияния. Надо понаблюдать за ней несколько недель, но это может сделать и ее личный врач.

Консультант взглянул на часы и нахмурился. Его дежурство кончилось уже три часа назад, но неожиданный вызов задержал его, а потом пришлось осмотреть пострадавшую.

– У нее небольшое сотрясение мозга, но ничего страшного. Можем отпустить ее домой. – Одну? – удивился Ворд.

Конечно, ее не отпустили бы, если бы это могло ей повредить. Но он видел ее состояние – вряд ли она сумеет позаботиться о себе.

Сообразив, что им недовольны, консультант нахмурился, сочувствие в его голосе исчезло. – Вы, полагаю, будете рядом с ней? – спросил он.

Ворд уже приготовился яростно отрицать подобное предположение, но тут консультант вкрадчиво произнес:

– Конечно, здесь еще дополнительная проблема – временная потеря памяти; иногда такое случается при травмах головы. К счастью, из нашей практики известно, что полная память в конце концов возвращается почти в ста процентах случаев. Анна, похоже, не помнит только последние события. Знает свое имя, прошлое своей семьи, но не может сказать, что делала сегодня или кого видела. Последнее, что она помнит, связано с событиями, произошедшими несколько месяцев назад.

7
{"b":"8179","o":1}