ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дорогая, не стоило тебе этого делать, вздохнула мама, когда Джованни скрылся из виду. — Только сегодня утром Мария поведала о возможной помолвке Джованни и его троюродной сестры.

— Да я и не думаю выходить за него замуж, мам, — заверила Луиза, многозначительно добавив — на тот случай, если кто-то из присутствующих, включая и проклятого, слишком наблюдательного преподавателя, сам этого не заметил:

— А он до ужаса сексапилен, правда?

— О, Лу!… — возмутилась Дженни. Но взгляд, брошенный ею на отца, не ускользнул от внимания девушки. Все дело в том, что родители, слишком озабоченные ее несчастной любовью к Саулу, были рады, что дочь переключила свое внимание на кого-то еще.

Бедняги, они и не догадываются, что весь этот спектакль разыгрывается только для одного, непрошеного и нежеланного гостя, сидящего рядом с мамой.

— Пойду схожу к Марии, посмотрю, что там на ужин, — беззаботно сказала Луиза, вставая из-за стола и направляясь в сторону кухни, вслед за Джованни. — Я что-то… гм… проголодалась.

Но стоило им оказаться на кухне, все изменилось. Под пристальным взглядом тети Марии паренек затих и умерил свои пламенные порывы, а Луиза лишь играла на публику, подзадоривая пылкого итальянца на глазах Гарета. Да как он посмел — предположить, что она еще ребенок? А юному итальянцу Луиза легко объяснит, что он не производит на нее впечатления.

Очень скоро девушке пришлось пожалеть не только о своем кокетстве по отношению к Джованни, волочившемуся за ней повсюду, но и о случайной встрече с Гаретом.

Между учителем и ее родителями завязалась самая непринужденная дружба. Даже Джосс и Джек с удовольствием выходили с ним на прогулки, обследуя местные ландшафты. К тому же его постоянное присутствие в семье заставляло девушку чаще общаться с сестрой, несмотря на то что их отношения были по-прежнему холодными — и все из-за него.

А приезд кузины Оливии с семьей, считала Луиза, только усугубил ситуацию.

Муж Оливии Каспар, подобно Гарету, преподавал в университете, и мужчины быстро сблизились. Таким образом, все, включая Гарета, чувствовали себя как дома, и только Луизе было не по себе.

Луиза всегда помнила, что Оливия — лучшая подруга Тулы, ее соперницы, укравшей у нее Саула, ее мечту. К тому же Оливия была свидетельницей того позорного вечера, когда Луиза заманила Тулу в лабиринт, чтобы провести вечер с Саулом. Только ничего у нее не вышло, а наоборот…

Наблюдая за оживленно болтающими отцом, Оливией с мужем и Гаретом, Луиза не находила себе места. Интересно, рассказала ли Оливия обо всем Гарету? — гадала она.

— Лу, присоединяйся, — весело позвала Оливия. — Не оставляй меня одну, без поддержки, среди мужчин.

Луиза чуть было не поддалась искушению. Все дело в том, что ей всегда нравилась Оливия, больше того, она ею восхищалась. И что особенно странно для такой амбициозной и прогрессивной девушки, Луиза обожала детей. А маленькую дочку Оливии, Амелию, она просто боготворила. Частенько, забросив свои дела, Луиза занималась с девочкой, позволяя Оливии и Каспару побыть наедине. Но сегодня, заметив, как Гарет прервал разговор и замер в ожидании, Луиза ретировалась.

— Я… я не могу… у меня свидание с Джованни. Он обещал покатать меня на машине…

— Джованни? — удивилась Оливия.

— Осторожней, Лу, — съязвил Каспар. — Эти итальянцы — горячий народ, как бы чего не вышло.

— Когда вы только прекратите мне указывать, что и как делать? — возмутилась Луиза. Сама шутка Каспара ничего для нее не значила, а вот тот факт, что Гарет стал ее невольным свидетелем, окончательно вывел девушку из себя. — Сначала уговаривали меня держаться подальше от Саула, теперь от Джованни. Мне уже исполнилось восемнадцать, и это мое дело… с кем проводить время, — закончила она гневную тираду и направилась к выходу.

— Что я такого сказал? — донеслись до нее слова недоумевающего Каспара.

— Наверно… она все еще переживает из-за Саула, — предположила Оливия. А Луиза, сжав кулаки, чуть ли не бегом бросилась в спальню.

Теперь Оливия с Каспаром выложат Симмондсу всю историю, негодовала она, стирая слезы с пылающих щек.

Ну как, как ее угораздило встретить Гарета Симмондса? И почему он продолжает наносить им визиты? Может, ее семья и одобряет его присутствие, но разве он не видит, что ей оно неприятно?

Поскольку на самом деле никакого свидания у нее не было, да и не могло быть, несчастной Луизе оставалось только одно — запереться в своей комнате, чтобы никто не догадался, что она так и не вышла из дому.

Глава 4

В последнюю неделю их пребывания на вилле положение наконец стало налаживаться.

Каспар с Оливией вернулись домой. Кэти, с которой она так и не помирилась, отправилась вместе с родителями на экскурсию в древний монастырь. Так что Луиза осталась одна. Даже Мария взяла выходной, что и объясняло незапланированный визит Джованни.

Когда он приехал, девушка отдыхала в залитом солнечными лучами патио. Она лежала с закрытыми глазами, сбросив лифчик бикини, и наслаждалась припекающим солнцем и одиночеством.

— Хочешь, намажу тебя маслом для загара? послышался слащавый голос.

Луиза вздрогнула и перевернулась. Но, увидев его вожделеющий взгляд, вспомнила о снятом бикини и поняла свою ошибку.

Она потянулась за лифчиком, напомнив парню, что его тети здесь нет и ему лучше уйти.

— Я знаю, дорогая, — промурлыкал Джжованни. — Поэтому и пришел. Мы сможем побыть наедине. Я так давно этого хотел, да и ты тоже. Я давно понял это по твоему лицу, — пошутил он.

Его глаза наполнились влагой. Скорее от переполняющего влечения, чем от нежности, но в любом случае ей это было неинтересно.

— Джованни… — начала девушка, пытаясь встать. Но не тут-то было. То ли парень не правильно истолковал ее тон, то ли просто решил не обращать на него внимания, но подняться он ей не дал.

Всерьез испугавшись; Луиза попыталась освободиться. Но молодой, крупный итальянец был намного выше и тяжелее ее.

— Джованни! — воскликнула она снова потерявшим уверенность, умоляющим голоском.

— Луиза… что случилось?

О, никогда в жизни не думала Луиза, что так обрадуется Гарету. Знойный итальянец разомкнул свою хватку, Гарет что-то резко сказал ему. Что? Это не важно. Девушку все еще била дрожь, и она не улавливала смысла.

Дрожащими руками Луиза безуспешно пыталась закрепить непослушную застежку купальника, одновременно прикрывая обнаженную грудь.

— Ты хоть понимаешь, чем все могло закончиться? — резко спросил Гарет Луизу, когда стих шум старенькой «веспы» Джованни.

Теперь Луизе не понравился его тон. Да и выражение лица тоже. Он вел себя, словно был ее отцом или братом, словно имел полное право укорять ее.

— Да, понимаю, — ответила она срывающимся голосом. — И, к вашему сведению, я сама хотела заняться любовью с Джованни…

— Заняться чем? — с отвращением поморщился Гарет. — Сомневаюсь, что любовь имеет что-то общее с его намерениями.

Луиза вскинула подбородок.

— Тогда назовем это просто сексом. И что в этом плохого? — вызывающе заявила она. — В конце концов, надо же когда-то расстаться с девственностью и превратиться в женщину, каковой, по вашему мнению, я не являюсь. И поскольку теперь, благодаря моей кузине и любимой, верной сестренке, вы знаете, что мне никогда не испытать этого чувства с человеком… единственным человеком… которого я…

Луиза замолчала и больно прикусила нижнюю губу. Ну зачем она завела этот разговор? Ведь при одной только мысли о Сауле ее сердце щемило, а на глаза наворачивались предательские слезы. И Луиза отчаянно пыталась их подавить.

Гарет выжидающе смотрел на нее.

— Теперь для меня не имеет значения, с кем, огрызнулась она. — Меня не волнует…

Что— то я сегодня разговорилась, удрученно подумала девушка. Наболтала слишком много лишнего. Но вместо того, чтобы снова упрекнуть ее в незрелости или снисходительно усмехнуться, чем он, собственно, и занимался на протяжении этих невыносимо длинных недель, Гарет в ярости уставился на нее.

11
{"b":"8180","o":1}