ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прекрати, — вслух одернула себя девушка. — Завтра тебе рано вставать!

Глава 5

— О, Луиза, как хорошо, что ты сегодня пораньше! — воскликнула Пэм.

— Я полагала, вы захотите получить краткую инструкцию о возможных осложнениях, связанных с предложенными изменениями по правам рыболовства.

— Да, да, конечно же, — согласилась Пэм Карлайл. — Но я бы хотела, чтобы ты сопровождала меня на утреннее совещание. Многое изменилось после нашего первого разговора. Для начала члены других комиссий возмутились, когда узнали, что британцы хотят присвоить себе все права только на том основании, что председатель комиссии — англичанин, Гарет Симмондс.

— Да… я понимаю, — поддакнула Луиза, отвернувшись в сторону и занявшись бумагами на столе.

— Ты уже в курсе? Но кто тебе сказал?

— Моя сестра. К тому же Гарет Симмондс летел со мной одним рейсом. И еще он был моим преподавателем в Оксфорде, — небрежно объяснила девушка.

— О, ты знаешь Гарета! — засияла Пэм. — Нам повезло, что он согласился возглавить эту комиссию. И, как я уже сказала, было бы трудно найти более влиятельного председателя. Впрочем, он ведь был твоим преподавателем, и ты сама знаешь. И должна заметить, несмотря на то что у меня прекрасный муж и я счастлива в браке, — разоткровенничалась женщина, озаряясь широкой улыбкой, — когда Симмондс мне улыбнулся, я просто растаяла. Бедняга, полагаю, влюбленные студентки не давали ему прохода…

— Бедняга? Это он-то бедняга? — резко парировала Луиза.

— О, Лу, дорогая, неужели я наступила тебе на мозоль? — удивленно спросила Пэм. — И ты была одной из них?

— Ну уж нет, — ответила Луиза, заливаясь краской. — Вы хотите знать правду… — начала было она, но, не закончив мысли, замолчала, осознав, что подвергает себя опасности.

— Да?… — подхватила Пэм.

— О нет, ничего, — поправилась Луиза, уходя от разговора. — Видите, я набросала возможные варианты, и, конечно же, нельзя забывать о возможном обвинении в колониализме…

— Колониализм?… — Пэм удивленно подняла брови. — Впрочем, возможно, ты права, и лучше быть готовыми ко всему.

Луиза, владевшая ситуацией в той же мере, что и ее босс, кивнула.

— Я приложу все усилия, чтобы убедить комиссию в необходимости снизить квоты на рыбную ловлю и сохранить как можно больше контроля над водами нашей страны, — сказала Пэм. — Хотя задача не из легких…

— Вы правы, — согласилась Луиза. — Я изучила много литературы по морским законам и, конечно, множество других источников, имеющих отношение к вопросу. Я подготовила несколько ссылок и переводов некоторых законов и реальных свидетельств, которые могут послужить контраргументами другим комиссиям.

— Ммм… выглядит внушительно, кажется, мне придется много читать.

— Я постараюсь сократить все до минимума, и, конечно, если будет что-то непонятно…

— Ты с этим справишься, Лу. Разве я тебе не говорила, какое ты сокровище? Когда Хью впервые тебя порекомендовал, я колебалась… Но он заверил меня в том, что ты быстро освоишься с работой, и оказался прав.

Хью Крайтон был отцом Саула, сводным братом ее дедушки. Изначально трудившийся на адвокатском поприще, теперь он собирался на пенсию, но все еще работал судьей. Они с женой Анн жили в прибрежном районе Пэмброкшира. Там он и познакомился с нынешней начальницей Луизы, Пэм Карлайл.

Поначалу Луиза восприняла предложение дяди как повод убрать ее с дороги его сына. Но, подсев к девушке на одной из семейных встреч, Хью мягко сказал:

— Я знаю, о чем ты думаешь, Лу, но ты ошибаешься. Безусловно, для вас с Саулом будет лучше не видеться какое-то время, чтобы позволить им с Тулой построить отношения. Но дело в другом, и, по моему мнению, тебе нужна именно такая работа. Ты умеешь бороться и побеждать.

— Я мечтала стать адвокатом, — напомнила ему Луиза.

— Помню, но, дорогая, ты слишком легко заводишься и…

— Слишком вспыльчива, — сердито закончила она.

— Горячая, — уточнил дядя. — Крестоносец. Лидер. Тебе нужен вызов, в изобилии присутствующий в этой работе.

Конечно, он был прав. И если быть честной, то работа в сухих и пыльных судах Европейского сообщества была не для нее.

— Ты хочешь стать адвокатом лишь для того, чтобы доказать деду, что ты лучше Макса, — заявил Джосс в тот же вечер. — Но можешь не волноваться, Лу, мы и так это знаем…

«Лучше»… Что это значит? — размышляла она сейчас. Где та молодая женщина, заявившая, что компенсацией за потерю Саула может быть только карьера? Почему сейчас ее все чаще посещает мысль о том, что в ее жизни чего-то не хватает — или, может, кого-то?

— Лу? Все в порядке?

— Да. Да, все хорошо, — ответила девушка, собирая необходимые бумаги и следуя за Пэм в ожидавший их автомобиль.

По дороге она бездумно смотрела в окно, изучая окрестности города. И несмотря на то, что некоторые считали по-другому, она находила Брюссель прекрасным городом. Хотя его великолепие и строгая красота были понятны не всем, он прекрасен. Машина остановилась, и шофер открыл им двери.

Несколько других членов комиссии тоже приехали со своими ассистентами. Со многими из них девушка уже встречалась. Удивительно, но политические круги Брюсселя очень узки.

Увидев, что французский представитель явился с высококвалифицированным и достаточно напористым судебным исполнителем, Луиза очень удивилась. Она всегда подозревала, что он вполне может возглавить комиссию самостоятельно, а не отсиживаться за чьей-то спиной. Правда, Луиза никогда не встречалась с ним лично, но была наслышана о его репутации.

— Это доказывает, как серьезно готовятся к встрече французы, — нашептывала Луиза своей начальнице.

— Да, им есть за что бороться, — согласилась Пэм. — Но самыми опасными противниками могут оказаться испанцы… О, а вот и Гарет Симмондс! — заметила она, но Луиза уже и сама обратила на него внимание.

Темный, безупречно сшитый костюм Гарета подчеркивал мужественные, широкие плечи. А под накрахмаленной белоснежной рубашкой вздымалась его мускулистая грудь.

Луиза сердито нахмурилась, отгоняя от себя ненужные воспоминания.

— Я бы с ним с удовольствием поговорила, но нужно соблюдать предельную осторожность. Нельзя допустить, чтобы его обвинили в фаворитизме, — заявила Пэм.

— Короче говоря, ему не следует проявлять симпатию к кому бы то ни было, — сухо констатировала Луиза. — Любая проблема должна решаться на основании закона.

В ушах Луизы зазвучал голос Гарета Симмондса. На память пришла его лекция, посвященная европейской юриспруденции. По его мнению, будущее не за законодательствами британских судов, а за новыми законами Европейского парламента.

— Общество будет жить по новым законам, которые вытеснят старую националистическую систему. И ответственность за эти новые законы будет в ваших руках…

Собрание должно было начаться через пару минут. Краем глаза Луиза наблюдала за Гаретом. Тот увлеченно разговаривал с вызывающе яркой блондинкой. Ильза Вейлс — официальный советник немецкой комиссии. Ее поза, кокетливые взгляды, манерный смех — все продиктовано не только регалиями Гарета, насмешливо подумала Луиза. Больше того, сам Гарет Симмондс не предпринимал никаких попыток увеличить интимную дистанцию между ними.

Луиза резко отвернулась. Если Гарету захотелось пофлиртовать с другой женщиной, это ее не касается.

— Спасибо, Лу… Ты отлично справилась. По правде сказать, некоторые вопросы были достаточно провокационны, и твои ответы обескуражили кое-каких представителей.

— Ммм… Я бы не была так оптимистична, сухо предупредила начальницу Луиза. — В конце концов, мы так и барахтаемся в мутной воде…

— Может, и в мутной, но в своей, — усмехнулась Пэм. — Ты еще не забыла про этот проклятый ужин?

Луиза покачала головой.

— Как же мне не хочется туда идти. Все эти деловые переговоры — ну почему они такие нудные?

Луиза засмеялась:

— Все будет хорошо. Еще несколько дней, и вы дома.

15
{"b":"8180","o":1}