ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все ее грезы о сексе с Саулом сводились к обладанию им. Девушка мечтала возбудить в нем желание. Она наивно представляла, как он умоляет ее позволить лишь дотронуться до нее. Мысль о том, чтобы умолять кого-то самой, сгорая от желания и теряя контроль над собой, никогда не приходила ей в голову.

В итоге Саулу так и не довелось услышать ее возбужденные стоны, почувствовать ее ненасытное тело, требующее немедленного удовлетворения.

Луиза ощутила теплый, согревающий прилив крови. Ей захотелось бежать со всех ног из душного здания, бежать подальше от Гарета Симмондса. Но, конечно же, об этом не могло быть и речи. Вместо этого девушка приосанилась и, гордо запрокинув голову, зашагала к выходу.

— До вечера, — попрощалась Пэм, когда машина затормозила у дома Луизы.

— А… да, — согласилась девушка, выбираясь из автомобиля.

В квартире настойчиво звонил телефон, и Луиза, не разуваясь, бросилась к трубке. Удивительно, но звонила Кэти.

Хорошо зная практичность сестры, Луиза понимала, что Кэти не будет заказывать дорогих международных переговоров лишь для того, чтобы услышать ее голос. Кэти презирала расточительность и была удивительно экономна.

Поэтому в ответ на ее теплые приветствия Луиза взволнованно спросила:

— Что случилось? Что-то с дедушкой?

— Нет. Все в порядке, — успокоила ее Кэти. — Я лишь хотела удостовериться, что у тебя все хорошо… и что перелет прошел успешно.

На глаза попалась фотография — обе сестры, облаченные в университетскую форму. Луиза нахмурилась и подозрительно посмотрела на улыбающуюся со снимка Кэти, соображая, что же ответить.

— Почему ты не сказала мне раньше, ты же знала, что Гарет Симмондс тоже летит в Брюссель? — спокойно спросила она.

— Я хотела тебе сказать, — виновато призналась Кэти. — Ну не злись же, Лу, — канючила она. — Просто не хотелось омрачать тебе выходные. Ты все еще злишься?

Луиза закрыла глаза.

— Да на что, собственно, злиться? — спросила она притворно беззаботным голосом. — Слава Богу, нас ничто не связывает. А как твои дела? Как долго продлится твоя работа над новым проектом? — поинтересовалась Луиза, меняя тему, одновременно пытаясь избавиться от навязчивого образа высокого и широкоплечего Гарета, благосклонно улыбающегося этой яркой блондинке с идеальной фигурой.

— Пока не знаю, — ответила Кэти.

— Кстати, не забудь о своем обещании вернуться домой как можно скорее, — напомнила Луиза.

— Постараюсь, — согласилась Кэти. — Хорошо, что на этот раз все наши собрались вместе, столько всего произошло, пока я работала в Лондоне, что я едва успевала переварить информацию. У Тулы с Саулом родился ребенок, а как выросли дети Оливии и Каспара! А мама с тетей Руфью просто творят чудеса. Их благотворительный фонд матери и ребенка идет в гору. Они планируют выкупить старый дом в Квинсмиде и разбить его на небольшие однокомнатные квартиры для матерей-одиночек.

— Дедушка никогда на это не пойдет, — рассмеялась Луиза, представив раздраженную физиономию деда, когда ему сообщат, что в его старинной усадьбе поселятся мамаши с детьми.

— Конечно, не пойдет, и думаю, тетя Руфь знает это не хуже. Иногда я подозреваю, что она делает это только для того, чтобы позлить старика, ведь всем известно, как он любит ругаться и воевать со всеми. Только с тех пор, как исчез дядя Дэвид, он так и не смог стать прежним…

— Да, — признала Луиза. И сестры замолчали, вспоминая исчезнувшего брата-близнеца их отца.

— Думаешь, он когда-нибудь объявится? спросила Кэти.

— Не знаю. Отец не теряет надежды, что дядя Дэвид еще даст о себе знать, хотя бы ради деда и Оливии. Ведь у матери Оливии появился мужчина. Теперь они редко видятся, только когда Оливия приезжает с мужем и детьми навестить деда и бабушку в Брайтон. А Дэвид даже не знает о том, что его дочь уже замужем и у нее двое детей.

— Знаю… Не могу представить нашу жизнь без мамы и папы, а ты? — спросила Кэти.

— Я тоже, — согласилась сестра. Кэти неожиданно прервала разговор о семье и взволнованно спросила:

— Лу… а тебя не очень раздражает… Гарет Симмондс… то, что он тоже в Брюсселе?

— Ну что ты, конечно, нет, — удивилась Луиза. — Естественно, я бы предпочла его не видеть, но раз уж так случилось, что комиссия решила затронуть этот вопрос, то встреча была неизбежна, даже если бы он не возглавлял комиссию Пэм. Да и какое мне, собственно, до него дело? Он мне, конечно, неприятен, но я это переживу.

Есть вещи слишком интимные для того, чтобы обсуждать их по телефону. Даже с Кэти. А чувства Луизы к Гарету Симмондсу и отношение к его присутствию в Брюсселе были именно таковы.

— Послушай, мне надо идти. Сегодня вечером у нас официальный ужин, и мне нужно подготовиться.

Официальные ужины комиссии, вызывавшие живой трепет в душе девушки поначалу, стали невыносимо скучными и обыденными.

Все те же занудные лица за накрытым столом, не знающие, о чем говорить, подумала Луиза, положив трубку. Затем она быстро приняла душ и, автоматически стянув с вешалки первое из трех висящих в гардеробе платьев, оделась. Симпатичное черное платье, купленное ею в Лондоне вместе с Оливией и Кэти еще до ее нового назначения, смотрелось изумительно. Полностью обнаженные руки, широкий вырез, мягко облегающая тело ткань, игриво приоткрывающая одно бедро, выгодно подчеркивали ее изящный силуэт. Впрочем, и два других наряда, приобретенных на распродаже у известного кутюрье на Бонд-стрит, были не хуже. И полностью окупили свою стоимость количеством комплиментов и практичностью в носке.

О прическе можно было не беспокоиться. Достаточно того, что каждые несколько недель девушка исправно выкладывала кругленькую сумму, придавая волосам форму. Легкий макияж служил лишь для того, чтобы подчеркнуть глубину глаз, немного румян и помада, слегка увеличивающая губы, заставляли замирать мужскую половину комиссии.

Они с сестрой унаследовали от отца высокие, худощавые фигуры. И хотя, как правило, Луиза относилась к своему росту достаточно спокойно, будучи подростком, все же сетовала на излишнюю худобу. Со временем ее желание исполнилось. И, оставаясь все такой же стройной по сравнению с подругами, Луиза заметно оформилась, и сейчас черное джерси заманчиво облегало ее формы.

Черные туфли и дамская сумочка, достаточно просторная для маленького блокнотика и ручки, ее неизменных атрибутов, завершали туалет. Таким образом, она была готова за пять минут до прибытия машины.

Как это ни странно, но, садясь в прибывшую машину, девушка думала не о разговоре с Кэти и не о ее обещании приехать в Брюссель. Мысли Луизы были далеки от различных ловушек, в которые она может угодить, судя по сегодняшней встрече утром. Нет, все ее помыслы фокусировались лишь на одном человеке мужчине, возглавлявшем комиссию.

Гарет Симмондс. Сколько же бесполезных эмоций она потратила!

А ведь, прибыв на работу в Брюссель, Луиза дала себе зарок не позволять прошлому омрачать ее жизнь. И вот одно из самых жутких событий ее прошлого воскресло в лице ее бывшего преподавателя… ее бывшего…

Луиза встряхнула головой, отгоняя от себя это ненавистное ей слово — любовник. Нашла себе любовника. Ведь между ними не было ничего настоящего, все было совсем не так, как она представляла.

Интересно, есть ли у него кто-нибудь? Со слов Пэм, он еще холост и, без сомнения, пользуется большой популярностью у противоположного пола.

— Симмондс не просто холостяк, — восхищенно заявила Пэм. — Он безумно привлекателен!

— Вы находите? — удивилась Луиза, понизив голос. — А я не обратила внимания.

Не обратила внимания… Но память безошибочно воскресила благоговейный трепет и дрожь в коленках при виде его обнаженного тела.

Тем временем машина остановилась, шофер терпеливо ожидал, когда она соизволит выйти.

Глава 6

Прикрыв ладонью свой бокал, в котором еще оставалось вино, девушка дала понять официанту, что ей пока достаточно.

17
{"b":"8180","o":1}