ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ничего подобного, — убежденно возразил Джосс, не оставляя сомнений в искренности своих слов.

— Тогда что же случилось? — спросила Луиза.

— Не что, а кто… — поправил ее брат. — Это из-за Макса. Последний раз, когда он вернулся домой, у него было пасмурное настроение. Должно быть, поссорился с Мадди, я видел, как она плакала на кухне. Макс просил отца сыграть с ним партию в гольф, но отец отказался. Он уже обещал взять Джека на рыбалку. Наверное, Макс хотел занять у отца денег — ты же его знаешь.

— Продолжай, — попросила Луиза, когда мальчик замолчал, чтобы прикончить последний сэндвич. Надо закупить продуктов. Ее запасов будет явно недостаточно, чтобы удовлетворить аппетиты двух прожорливых мальчишек.

— Не знаю, что он сказал ему дословно, но… — лицо Джосса искривилось. — Он назвал его кукушонком, который не нужен своим родителям, и поинтересовался, в курсе ли он, во сколько обходится деду его обучение. Не то чтобы…

— Неужели он это сказал? А родители знают? встревоженно нахмурилась Луиза. Джосс покачал головой.

— Я хотел им рассказать, но Джек не позволил. Думаю, в какой-то степени он согласен с Максом…

— Согласен? Но мама и отец всегда относились к нему, как к собственному сыну, — удрученно покачала головой девушка.

— Конечно. Но ты же знаешь, как относится к деньгам Макс…

— Да, — согласилась Луиза. Удивительно, что они с Максом родились у одних и тех же родителей.

— Думаю, одна из причин, по которой беснуется Макс, заключена в его комплексе неполноценности. В глубине душе он убежден, что никто его не любит, — предположил Джосс.

Луиза удивленно посмотрела на брата.

— Так ли это? Даже не пытайся вызвать мое сочувствие, это все равно что катить тележку перед лошадью. Основная причина кроется в самом Максе. Ведет себя так, будто говорит:

«Получайте меня таким, каков я есть». А бедная Мадди…

Луиза замолчала. Интересно, одобрит ли мама, если узнает, что девушка затрагивает подобные темы с младшим братом? Но Джосс не повел и бровью.

— Тетя Руфь сравнивает Мадди со спящей красавицей. Она еще не проснулась, поэтому безропотно терпит все унижения. Но однажды Мадди откроет глаза, и тогда Максу не поздоровится, — как само собой разумеющееся объяснил Джосс. — Джек говорит, что больше не желает обременять отца, — добавил он, — и поэтому хочет найти Дэвида и заставить его возместить все понесенные расходы. В противном случае ему придется забыть об университете и найти работу, чтобы расплатиться самому, — О, Джосс! — воскликнула Луиза. — Представляю, как расстроятся родители. Ну почему он с ними не посоветовался?

— Потому что знал, что они и слушать его не захотят, — объяснил брат.

— Конечно, ведь это полная чушь. Они любят его как сына, — возмутилась Луиза.

— Я знаю. Но вот Джек считает иначе. В одном Макс прав: дядя Дэвид и тетя Таня никогда не любили своих детей… Тетя Руфь говорит, что любящие родители — это как сто волшебниц-крестных — даже больше! — серьезно заметил брат.

— Ладно, теперь мне все ясно, и я понимаю побудительные причины Джека. Хотя не уверена, что у него получится, ведь отец уже пробовал. Но почему ты решил бежать с ним?

— Я не мог отпустить его одного. Ведь с ним могло случиться все что угодно. И я подумал, если мне удастся убедить его найти тебя, то ты…

— Что я-то могу сделать? — недоумевала Луиза, не обращая внимания на сдавившие горло спазмы. Джосс умел убеждать, и Луиза посчитала лишним попадать в список его почитателей.

— Я сказал Джеку, что ты сможешь что-нибудь узнать… Ведь Брюссель — это центральная штаб-квартира Европейского союза…

— Твоя мысль мне ясна, Джосс. Но ведь ты не можешь не согласиться, что родители должны знать, где вы находитесь, правда? И тебе известно, что когда они узнают, то будут настаивать на немедленном возвращении?

— Да, я понимаю.

Луиза посмотрела на брата. И у нее зародилось устойчивое подозрение, что мальчик все заранее спланировал. Он намеренно уговорил кузена зайти к Луизе, пока они не уехали слишком далеко от дома.

— Оставайся здесь с Джеком, — сказала она. — Я спущусь за продуктами. Но когда вернусь, мы обязательно позвоним домой, хорошо?

Гарет в нерешительности стоял посреди вестибюля в доме Луизы. Сегодня он встретился с Пэм пораньше, чтобы обсудить некоторые вопросы, поднятые ею на заседании. Во время разговора Пэм вскользь упомянула о том, что у Луизы мигрень. Гарет знал, что последним человеком, которого ей хотелось бы видеть, а особенно после утренней встречи, был он. Узнать ее точный адрес у начальника не составило большого труда, хотя и пришлось немного приврать, представившись старым другом семьи Луизы.

— В самом деле? А Луиза мне ничего не сказала, — удивленно воскликнула Пэм.

— Вероятно, просто забыла, — ответил Гарет. Пусть ей это неприятно, но ему… ему просто необходимо с ней встретиться. Этим утром… Он закрыл глаза. Тысяча чертей, его тело еще болело. А чувство утраты царапало нервы.

Дверь открыл Джосс и, моментально узнав гостя, впустил его в дом.

— Луиза скоро вернется, она пошла за провизией… за продуктами… — объяснил он, мягко улыбаясь. — А я как раз собирался приготовить для Джека чай. У него морская болезнь, и он лежит. Хотите чашечку?

Гарет улыбнулся и кивнул головой, задержав взгляд на тосканском пейзаже.

— Это Луиза написала, — объяснил Джосс, заметив внимательный взгляд Гарета.

— Да, — согласился Гарет, не отводя глаз.

— Откровенно говоря, она не великий художник, — с видом знатока заявил Джосс, — но у нее отличные перспективы, хотя над ними можно бы поработать еще.

— Мягко говоря, — улыбнулся Гарет.

— Хотя вы, безусловно, смотрите на это другими глазами, — простодушно заметил мальчик.

Гарет изучающе уставился на него.

За время, проведенное в Тоскане, он хорошо узнал семью Луизы. Он сразу обратил внимание, что, несмотря на юный возраст, в кругу этой семьи мальчик пользуется репутацией чуть ли не святого прорицателя. Или, по крайней мере, он наделен особым даром если не предвидения, то невероятной проницательности.

Взвесив все за и против, Гарет решил не задавать вопросов, а спокойно согласился:

— Пожалуй, ты прав. А вы с Джеком надолго? — спросил он, намеренно меняя тему.

— Э-э-э… да нет… Дело в том, что она нас не ждала и у нее всего одна спальня.

Но Гарета, с его опытом общения с племянниками и племянницами, не говоря о студентах, было трудно провести. Он сразу смекнул, что здесь что-то не то. И не прошло пяти минут, как он вытянул из мальчика всю историю.

— Интересно, откуда такая уверенность, что его отец в Испании? — спросил Гарет.

Через полчаса вернулась Луиза. Увешанная тяжеленными пакетами девушка застыла в дверях. Гарет уже освоился и чувствовал себя, как дома. А кроме того, успел уговорить ребят на ночлег в своей квартире.

— Гарет не против, у него есть свободная комната. И я думаю, так будет лучше, — объяснил Джосс, помогая сестре разгрузить пакеты.

Луиза хотела было возразить, но, окинув взглядом свою маленькую комнатушку, передумала.

— Ручаюсь, они будут в полной безопасности, — успокоил ее Гарет.

Луиза нахмурилась. Уловив его ясный, глубокий взгляд, брошенный сначала на брата, потом на уже вполне пришедшего в себя кузена, поняла, что он все знает.

Бегая по супермаркетам, Луиза осознала свою ошибку. Ей следовало начать со звонка домой — звонить в присутствии Джека будет не совсем этично. Таким образом, предложение Гарета пришлось весьма кстати, с облегчением подумала девушка. К тому же она могла не беспокоиться о ребятах. Гарет не позволит им снова убежать. А она тем временем спокойно поговорит с мамой и отцом.

И вместо того, чтобы строптиво отказаться от предложенной Гаретом помощи, девушка нежно обратилась к кузену:

— Тебе уже лучше?

— Да, — ответил он. — Знаешь, я совсем измучился. Сначала паром, потом тряска в автобусе… мне было очень плохо.

— Я же предупреждал — не ешь карри, — строго упрекнул его Джосс.

21
{"b":"8180","o":1}