ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но я был голоден. В любом случае я собирался в Испанию, а не в Брюссель…

— Может, обсудим это потом? — вмешался Гарет, взглянув на часы. — Почти шесть, и не знаю, как остальные, но я проголодался. Предлагаю подняться ко мне, переодеться и принять душ, а потом заберем Луизу и отправимся куда-нибудь перекусить.

Собравшаяся было возразить Луиза снова согласилась.

Мальчишки быстро собрали свои рюкзаки и выстроились в прихожей.

— Итак, в семь? Тебя устраивает? — спросил Гарет, когда Джосс открыл дверь.

— Да… да… вполне, — кивнула девушка. Узкий проход не позволял сократить расстояние. Неужели только сегодня утром Гарет держал ее в своих объятиях и она?… — Не в состоянии совладать с нахлынувшими воспоминаниями, Луиза закрыла глаза.

— С тобой все в порядке? Снова мигрень?… Мигрень… Откуда он знает? Луиза резко открыла глаза.

— Все отлично, — коротко ответила она. Интересно, каково быть любимой женщиной Гарета? Женщиной, которую он окружает теплом и заботой, от которой хочет иметь детей? Луизу снова забила дрожь. Ей потребовалось некоторое время, чтобы найти в себе силы набрать телефон родителей.

Трубку сняла мама. В ее голосе звучала тревога.

— Не волнуйся, мам, — быстро успокоила Луиза. — Они здесь, у меня.

— Что? — изумилась она. — Но почему?… Зачем?…

Луиза спокойно поведала ей рассказанную братом историю.

— О нет, не могу в это поверить. Ведь мы с папой никогда… — воскликнула, захлебываясь от эмоций, мама. — Так ты говоришь, будто Джек решил, что он нам в тягость, после слов Макса?…

— Да, по крайней мере, так утверждает Джосс. Но я тут вот о чем подумала, мам… — Луиза замолчала и прикусила губу. — Сейчас у него переходный возраст, и, как бы сильно вы его ни любили, вы не замените мальчику родителей. И рано или поздно это должно было случиться. Ведь то, что они сделали, ужасно, и, вероятно…

— Да, я тебя понимаю, — тихо проговорила Дженни. — Оливия и Руфь считают… что мы, что все мы должны компенсировать мальчику отсутствие родителей, и они правы. Слава Богу, у Джосса хватило ума приехать к тебе…

— Да-а-а… это точно… — протянула Луиза. Но думаю, что на этом история не закончится. На этот раз все обошлось, но…

— Я знаю, — подхватила Дженни. — И дело даже не в том, что мальчик может предпринять очередную попытку найти отца. Его исчезновение затронуло мальчика очень глубоко, и только личная встреча сможет разрешить все проблемы. Именно сейчас Джек отчаянно в нем нуждается, хорошо бы он объявился. Попытки твоего отца разыскать брата не увенчались успехом. Правда, однажды дедушка получил от него открытку, где он сообщал лишь, что с ним все в порядке. Кстати, а где сейчас ребята? спросила мама.

Луиза замялась.

— А… они у Гарета Симмондса, — после некоторой заминки ответила Луиза как можно беззаботней, с ужасом сознавая, что ее голос все же звучит немного напряженно. — Ты ведь его помнишь, ма? Он был в Тоскане, когда…

— Гарет? Ну конечно, я хорошо его помню. Кэти говорила, что он работает в Брюсселе.

— Мы живем в одном доме, и поскольку у него две комнаты, а у меня одна, он любезно предложил ее мальчикам. Таким образом, он предоставил мне возможность поговорить с тобой наедине, без Джека. Скажи, когда их лучше отправить домой — разумеется, если удастся убедить Джека вернуться добровольно…

— Ммм. Очень деликатный вопрос. Послушай, пожалуй, сначала я посоветуюсь с отцом и Оливией. Не возражаешь, если я позвоню тебе позже?

— Отлично. Они зайдут за мной в семь, и мы пойдем ужинать.

— Ладно. Передай им обоим, что мы их любим. И поблагодари, пожалуйста, Гарета, — попросила мама, кладя трубку.

Поблагодарить Гарета. О да, может, еще броситься ему на шею и поцеловать…

Бессознательно девушка поджала пальцы ног, и ее тело затрепетало от внезапно нахлынувшего желания.

Прошло несколько лет с тех пор, как она заставила себя провести критический анализ своей личности. Было выявлено несколько саморазрушительных особенностей, главное место среди всех занимало ее ослиное упрямство. Упрямство, державшее ее в убеждении, что подростковая увлеченность Саулом и есть любовь.

И к тому времени, когда она поняла, что любовь намного сложнее и подчас ее нелегко узнать, было слишком поздно.

Сейчас, снова анализируя всю историю, девушка недоумевала. Почему она никогда не задумывалась над вопросом, что побудило ее заняться любовью с Гаретом? Неужели лишь для того, чтобы избавиться от девственности? Нет! Не может быть. Где-то в глубине души, за ненавистью и злостью, лежало нечто большее, чем обычное сексуальное любопытство и физическое влечение.

И как ни больно в этом признаться, но ее душа тянулась к Гарету. К самому Гарету, а не к любому мужчине, заменившему любимого Саула. Хотя сам Гарет наверняка по-прежнему все расценивает именно так. Этим легко объясняется его желание удерживать дистанцию.

В конце концов, после недвусмысленных объяснений Саула девушка приняла решение сохранить свое достоинство и не допустить подобной ошибки с Гаретом. Она не собиралась предлагать себя и свою любовь для того, чтобы быть отвергнутой. Но как же она мечтала о его любви, как хотела, чтобы он сказал ей это. Глупые, бесплодные фантазии!

— Звонил Гарет… — сказала мама вскоре после возвращения из Италии.

С замиранием сердца Луиза пыталась подавить предательски нахлынувший поток чувств, охвативших ее слабеющее от желания тело.

— Мария сказала ему о нашем внезапном отъезде, и он решил справиться, как у нас дела…

Узнать, как наши дела… А как же она, Луиза… Неужели он не хочет ее увидеть… Спросить, как она себя чувствует… Луиза яростно сжала под столом кулачки.

Ради всего святого… только бы не повторилось все снова. На этот раз она ни за что не обнаружит своих чувств, хватит унижений… На этот раз… На этот раз она женщина, с горечью подумала Луиза. Она не станет плакать по мужчине, который ее не любит, подобно ребенку, которому не дали игрушку. На этот раз не позволит себе влюбиться. Влюбиться? В кого? Не в Гарета же Симмондса, в конце концов. Да и с какой стати? Ведь она ему безразлична.

— Может, еще по чашечке кофе?

К великому разочарованию Луизы, Гарет оказался отличным знатоком местных ресторанов. А ведь она прожила здесь намного дольше.

— Некоторые места я знаю только из рассказов коллег, — объяснил он, словно прочитав ее мысли.

В аквариуме медленно плавали рыбы, а официанты, указывая на них, предлагали сделать выбор.

Мальчишки с увлечением разглядывали каких-то несъедобных, по мнению Луизы, рыбешек.

— Фу… какая гадость, — поморщилась Луиза, глядя на отвратительного монстра со стеклянными глазами.

— Да-а… Право, не знаю, может, я старею, но в наше время лучше не знать, как выглядит в реальности то, что лежит у тебя на тарелке, спокойно ответил Гарет, когда ребята обвинили ее в брезгливости. Однако ни один из них не клюнул на предложение Гарета пойти и выбрать себе рыбку прямо из аквариума, подметила Луиза.

По улицам сновали улыбающиеся прохожие, создававшие праздничную атмосферу. Наверное, поэтому я чувствую себя такой счастливой, подумала девушка.

Кругом царила атмосфера любви, напоминавшая скорее Париж, нежели Брюссель с его незаслуженной репутацией «степенного бюргера». А все из-за того, что в наши дни Брюссель ассоциируется с европейским рынком и современной политикой, а ведь у города длинная и удивительная история.

— В нас больше не влезет, — в один голос ответили мальчишки на предложение Гарета. Луиза тоже покачала головой. Удивительно, но вечер выдался на славу. И как это он умудрился добиться такого взаимопонимания с ребятами?

Из всех четверых, пожалуй, неуютнее всего чувствовала себя она, и все из-за… Луиза потянулась за сумочкой, чтобы заплатить за себя и братьев. В редкие минуты девушка заливалась смехом вместе с остальными над смешными историями из жизни семьи Гарета. Однако вскоре веселье сменила печальная зависть. Она никогда не станет частью его жизни, никогда не заменит ему сестер и племяшек. Он никогда не полюбит ее так, как их, и в его глазах не возникнет такого блеска, когда он будет рассказывать о ней. Если бы она была ему небезразлична, он бы не игнорировал то, что произошло между ними!

22
{"b":"8180","o":1}