ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как долго она, оказывается, ждала этого момента! Слегка прикусив нижнюю губу Гарета, распаленная желанием, Луиза нежно потянула ее своими губами. Наконец, уступив ее женскому натиску, мужчина приоткрыл рот.

Голова кружилась, и девушка тоже жадно открыла свой рот. Именно о таком поцелуе можно мечтать, подумала она, растворяясь в жарком дыхании — своем и Гарета. Полностью расслабившись, Луиза распласталась по его телу, а он с готовностью принял ее в свои объятия. Тело пронизывали невероятные ощущения, притупляя и без того усыпленную вином бдительность. Луиза взмывала на высоких волнах, отдаваясь во власть наслаждения. Ее язык беспорядочно блуждал по его губам, а тело требовало новых ласк. Луиза хотела чувствовать его руки на своей коже, хотела ласкать сама впитывая каждую частичку. Она изголодалась по ласке и… по нему.

Растворившись в поцелуях, девушка начала неустанно повторять его имя:

— Саул! Саул… Саул…

Вдруг Луиза почувствовала, что осталась одна. Ее разгоряченное желанием тело оказалось отвергнутым. Остались только мужские руки, крепко сжимавшие запястья.

— Ну Саул, — протестовала она, безвольно поддаваясь его попыткам привести ее в чувство.

— Да открой же глаза, Луиза, — послышался хрипловатый, до боли знакомый голос. — Я не твой драгоценный Саул, кем бы он там ни был…

Учитель! Она ошиблась… Это не Саул, это… Луиза резко открыла глаза. От переизбытка вина на голодный желудок и мужского внимания рассудок помутился. Не будучи в состоянии справиться с убийственной комбинацией, организм дал сбой.

— Меня тошнит, — жалобно простонала Луиза.

— О Боже, — услышала она раздраженный голос Гарета. Но уже в следующую минуту поняла, что он подхватил ее на руки и несет в маленькую ванную. И вовремя. Едва Луиза оказалась у раковины, как ее вывернуло.

Казалось, она простояла там вечность, но на самом деле все закончилось в считанные минуты.

Дрожа от озноба, Луиза выпрямилась и, придерживаясь за края раковины, включила воду, автоматически потянувшись за зубной пастой.

Голова все еще кружилась, мысли путались, и Луиза с трудом понимала, что происходит. Неуклюже пошатываясь, девушка вышла из ванной, моментально попав в крепкие руки Гарета. Тот подхватил ее и проводил в гостиную.

— Теперь сядь и поешь, — приказал Гарет, бесцеремонно усадив ее на стул и пододвинув тарелку с горячими тостами.

— Но я не голодна… — вяло протянула девушка, отворачиваясь от еды.

— Ешь, — повторил он. — Господи, что с тобой происходит? Что ты с собою творишь?

У Луизы страшно разболелась голова.

— Почему бы вам не оставить меня в покое? спросила она слабым голосом.

— И не надейся. Не уйду, пока не поешь, непреклонно ответил Гарет.

Но стоило ей взглянуть на тосты, как к горлу снова подступило.

— Я не хочу, — заупрямилась Луиза. — Мне нужен лишь…

— …Саул, — мрачно закончил Гарет. Луиза побледнела, моментально трезвея. Она посмотрела на его губы. Неужели настолько забылась, что… Но слегка распухшая нижняя губа Симмондса была красноречивей слов… Девушка поспешно отвернулась.

— Я плохо себя чувствую. Пойду… пойду прилягу.

— Зачем? Предаваться фантазиям о драгоценном Сауле? — ядовито поинтересовался он.

Луиза закрыла глаза и ощутила новый прилив головокружения. Потом попыталась встать, но тут же снова рухнула на стул. В глазах потемнело. Но какая теперь разница? Есть ли вообще смысл жить, если нет Саула?

Луиза погрузилась во мрак.

Очнулась она в своей кровати. Рядом сидела Кэти, а в чисто прибранной комнате стоял запах кофе и свежести. Голова у Луизы раскалывалась, а в горле першило.

— Что ты здесь делаешь? — едва слышно спросила она.

— Профессор Симмондс заходил ко мне. Он сказал, что ты нездорова, — осторожно сказала Кэти, отводя взгляд.

— Да?

Луиза закрыла глаза. Припомнив события прошлого вечера и свое поведение, она задрожала. За плотно сомкнутыми веками с поразительной четкостью пронеслась вся вчерашняя сцена. Перед глазами стояло его лицо, и теперь девушка с поразительной четкостью могла воспроизвести каждое испытанное ею ощущение, когда она… когда она…

Застонав, Луиза зарылась лицом в подушку.

— Что случилось? Тебе плохо? Опять тошнит? — заволновалась Кэти.

— Я… я… Что сказал про меня профессор Симмондс? — возбужденно спросила Луиза.

— Да ничего… ничего особенного… Только то, что тебе очень плохо, — объяснила Кэти и поспешила добавить:

— Он сказал, что ему понятно твое состояние, множество людей загубили свое будущее по тем же самым причинам. Но самое главное, он разрешил тебе возвращаться домой без промедления и начинать работать, если хочешь…

— О нет, я не могу, — запаниковала Луиза. — Саул…

— Саул повез Тулу знакомиться со своими родителями, — спокойно проговорила Кэти.

— Я не хочу возвращаться, — сердито отрезала Луиза. Но, заметив, что Кэти почему-то вдруг занервничала и отвела глаза, решила поубавить пыл. — Что это с тобой происходит? Что ты наделала? — спросила она, интуитивно предчувствуя, что сестра чего-то недоговаривает.

Кэти покраснела.

— Скажи мне! — приказала Луиза. — Говори же, Кэти…

— Понимаешь… Когда профессор пришел ко мне, он спросил… про Саула…

— Что? И что ты ему ответила? — в бешенстве взвилась Луиза.

— Я старалась… уйти от ответа, Лу, — виновато пролепетала сестра. — Пожалуйста, постарайся понять… Я думала, он все знает. Думала, ты ему все объяснила…

— Что ты ему сказала, Кэти? — перебила ее Луиза, не позволяя запудрить себе мозги. Голос ее стал подозрительно спокойным.

— Я сказала, как много значит для тебя Саул. Я сказала… сказала, что ты любишь его, но он… — Кэти замолчала и отвернулась. — Прости меня, Лу, но он так настаивал, и я… — Она покачала головой. — Когда он сообщил, что ты больна, я так испугалась, что…

— Выложила ему про все мои чувства к Саулу, мои личные чувства. Да ты предала меня… проговорила Луиза пустым, монотонным голосом.

Лучше бы взорвалась и накричала, подумала Кэти. Несвойственное сестре поведение повергло ее в еще большее уныние.

— Я думала, он в курсе… Он вел себя так, словно все знает. И только потом до меня дошло… я догадалась… Лу, куда ты? — взволнованно спросила Кэти у сестры, вскочившей с кровати и направляющейся к двери.

Но Луиза не отвечала. И, только уже стоя в дверях, обернулась к сестре.

— Когда я вернусь, чтобы тебя здесь не было. Поняла? — сказала она лишенным всяких эмоций голосом.

Это была самая серьезная ссора сестер.

Больше не глядя на Кэти, Луиза хлопнула дверью.

Как она могла? Как посмела выболтать столь интимные подробности? И кому? Ненавистному Гарету Симмондсу! — негодовала Луиза, заливаясь слезами.

Гарет Симмондс… На какой-то момент девушка чуть не поддалась искушению ворваться в квартиру преподавателя и высказать ему все, что она о нем думает. Но прохладный ветер из открытого окна, голодный желудок и смесь отвратительных эмоций остудили ее пыл. Тело и без того била дрожь, а в глазах рябило.

Глава 3

Чтобы как-то прийти в себя, Луиза резко встряхнула головой. За время, пока она плутала в лабиринте своих невеселых мыслей, ее кофе успел остыть, и пришлось заваривать новый.

Ожидая, пока закипит чайник, Луиза занялась разглядыванием коллекции камней, украшавших навесную полку. Взяв в руки один из них, Луиза провела пальцем по его гладкой поверхности.

Великолепная коллекция была подарена ей братом Джоссом. Этот камень — его любимый. Именно он обладал целебным свойством успокаивать расшалившиеся нервы.

Мальчик нашел его, прогуливаясь с тетей Руфью, тоже обожающей прогулки на свежем воздухе.

Луиза грустно улыбнулась и, вбирая пальцами целебную энергию камня, постепенно успокаивалась. В такие минуты нередко давала о себе знать и ее уязвленная гордость. Мысль о том, что совсем еще юный братишка Джосс с такой легкостью распознал эту наименее привлекательную черту ее характера, ущемляла ее самолюбие, как бы она ни пыталась с этим бороться.

8
{"b":"8180","o":1}