ЛитМир - Электронная Библиотека

Что я делаю? – спросила себя Джоди. Неужели она жалеет Лоренцо?

Смотря вслед уходящей Катерине, Джоди порадовалась, что выходит за Лоренцо не по любви.

Джоди повернулась, чтобы взглянуть на гранитные стены Кастильо. Она бы точно не стала вступать в вынужденный брак, чтобы завладеть этим замком. Но она же не Лоренцо. Для него, должно быть, речь идет о фамильной гордости.

Услышав шорох шагов по гравию, она напряглась. Это был Лоренцо. Ею овладело волнение, которое усиливалось с каждым ударом сердца. К нему примешивались чувство опасности и желание бросить вызов.

Сравнив эти ощущения с теми, которые она испытала, когда встретила Джона, Джоди успокоилась. Они разительно отличались друг от друга, и, следовательно, волнение не было признаком того, что ее влекло к Лоренцо.

– О чем ты разговаривала с Катериной? – Этот мужчина привык не только задавать вопросы, но и получать на них ответы.

– Она сказала мне, что вы были любовниками, – с такой же прямотой заявила она.

– А еще?– настойчиво спросил Лоренцо, никак не отреагировав на ее слова.

Джоди пожала плечами.

– Что твоя мать бросила тебя и твоего отца, когда ты был ребенком.

На этот раз его лицо стало непроницаемым.

– Мое детство прошло и не имеет никакого отношения ни к настоящему, ни к будущему.

Вот тут он ошибается, подумала Джоди. По реакции Лоренцо было видно, что события детства породили в его сознании множество неразрешенных вопросов.

– Как твоя нога? Я видел, как ты терла ее.

Что было причиной этого замечания? Беспокойство за нее? Или намеренная попытка сменить тему разговора?

– Это… по привычке. Все в порядке.

Она разволновалась так, словно он неожиданно сделал ей комплимент. Это раздражало Джоди. Отказ Джона понизил ее самооценку, но не до такой степени, чтобы она была благодарна мужчине за то, что он интересуется ее здоровьем! Но замечание Лоренцо напомнило о том, что она должна сделать.

И сейчас для этого самое подходящее время, потому что в сумерках Лоренцо не заметит, как она краснеет.

– Я… я должна перед тобой извиниться, – отрывисто произнесла она. – Из слов Альфредо я поняла, что была не права, предположив, что тебе ничего не известно о страданиях других людей.

– Ты признаешь собственную неправоту? – Украдкой взглянув на него сквозь пелену вечернего сумрака, Джоди обнаружила, что его циничная ухмылка выражает то же недоверие, что и слова.

– Да, – ответила она. – Но если бы ты сразу обо всем мне рассказал, тогда мне не пришлось бы этого делать.

– Я еще не встречал ни одной женщины, которая бы искренне признала свою вину.

– Это самое нелепое преувеличение из всех, которые я когда-либо слышала. Это все равно, что сказать…

– Что ты больше никогда не доверишься ни одному мужчине, потому что тебя однажды предали? – вкрадчиво произнес Лоренцо.

– Нет! Это мое личное решение. Оно вовсе не означает – и я этого никогда не утверждала, – что всем мужчинам нельзя доверять. Может, тебе лучше разобраться в собственных мыслях, вместо того чтобы бросаться необоснованными обвинениями в адрес моего пола? – дерзко сказала она.

– Это твое извинение? – насмешливо спросил Лоренцо.

Ее так и подмывало заявить ему, что она передумала и ему придется подыскать себе другую невесту или распрощаться с чертовым Кастильо. Но желание потешить уязвленную гордость удержало Джоди. Ради удовольствия увидеть выражение лиц Джона и Луизы, когда она представит их своему мужу, можно выдержать все что угодно. Она не жаждала ни мести, ни денег. Подобные устремления казались ей пустыми и бесполезными. Джоди хотелось лишь посмотреть на знакомых, когда она появится на свадьбе в сопровождении Лоренцо.

Если рядом с ней будет находиться богатый титулованный муж, никто не станет жалеть бедняжку, смотреть украдкой на ее ногу или шептаться о том, кто она такая и что произошло. Пусть это поверхностно. Пусть это глупо. Джоди немного стыдилась подобных мыслей, но она все равно это сделает.

А что, если, в конце концов, ей даже удастся затмить невесту, и…

От осознания собственной растущей силы по спине побежали мурашки. Два месяца назад Джоди о подобном и не помышляла. После свадьбы с Лоренцо она сможет начать новую жизнь, делать то, что ей нравится.

– На что ты надеешься? Что он бросит свою невесту у алтаря и побежит за тобой? – резко спросил Лоренцо.

Уставившись на него, она выпалила:

– Откуда ты знаешь, что я думаю о Джоне?

– У тебя особое выражение глаз.

– Ты ошибся, – солгала она, – Я думала не о нем, а о том, что собираюсь делать в будущем. После аварии я была слишком слаба, чтобы идти учиться, но сейчас меня ничто не остановит.

– Весьма похвально, – ответил Лоренцо, давая ей понять, что ее будущее его не касается. – Пойдем, Мария уже приготовила ужин. Надеюсь, ты любишь пасту, потому что больше ничего не предвидится. Здешняя кухня не отличается изысканностью, но, может, благодаря ей, ты хоть немного поправишься.

Возможно, она и правда немного худовата, но вовсе не обязательно указывать ей на это, решила Джоди, отворачиваясь от него.

– Осторожнее, – внезапно предупредил Лоренцо. – Здесь ступенька.

Но было уже слишком поздно, и Джоди, вскрикнув, оступилась и полетела вперед.

Сильные руки схватили ее за талию, и снова Лоренцо успел поймать ее.

Его руки немного переместились или ей это показалось? В какой момент его пальцы перестали бесстрастно поддерживать девушку и принялись изучать плавный изгиб талии? Это он притянул ее к себе или она сама прильнула к нему?

В темноте Джоди не могла видеть его лица и надеялась, что он не видит ее.

Его поцелуй был страстным и очень коротким. Затем, не сказав ни слова, Лоренцо отпустил ее. Едва держась на внезапно отяжелевших ногах, Джоди нетвердой походкой последовала за ним в замок.

Джоди уже почти уснула, когда скрипнула дверь спальни Лоренцо и послышались его шаги. Она насторожено уставилась на свою дверь, но шаги постепенно стихли. Джоди приподнялась и посмотрела на часы. Было уже за полночь. Куда он отправился? К Катерине? Даже если и так, разве это должно ее волновать? Разве она должна лежать без сна, смотреть через каждые три минуты на часы и, прислушиваясь к тишине, ждать его возвращения, словно ревнивая любовница?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Флоренция! Как сильно Лоренцо Медичи, должно быть, любил свой город, раз созвал лучших художников эпохи Возрождения, чтобы придать ему эту величественную красоту!

Джоди, затаив дыхание, сидела рядом с Лоренцо в его «феррари» и любовалась захватывающим видом из окна. Свернув с главного шоссе, проходящего вдоль реки Арно, Лоренцо ехал на улицу, на которой находились роскошные здания семнадцатого века.

– Моя квартира находится в этом доме, – небрежно заметил он, сворачивая с узкой аллеи в подземный гараж.

После яркого солнечного света темнота, царившая в гараже, пугала. Лоренцо говорил ей, что живет во Флоренции, но ни разу не упомянул о том, где они будут жить после свадьбы. Если бы это зависело от нее, она бы предпочла Флоренцию, а не Кастильо, подумала Джоди, вылезая из машины.

Лоренцо повел ее к лестнице, по которой они поднялись в холл с гербом над главным входом. Не тот ли это герб, который она видела над камином в главном зале Кастильо?

– Я занимаю два верхних этажа, – сказал Лоренцо. – Отреставрировав палаццо, я переехал сюда, хотя бабушка хотела, чтобы я выбрал что-нибудь пониже. Она не любила лифтов.

– Палаццо? – недоверчиво переспросила Джоди. – Значит, все это здание?..

– Первоначально принадлежало моей семье. Его построил десятый герцог Монтезавро, у которого были деловые интересы во Флоренции. Во времена моего деда палаццо, как и Кастильо, было в запустении. Когда я унаследовал его, передо мной встал выбор: либо продать его, либо сделать так, чтобы он окупал себя. Отреставрировать палаццо и поделить на элитные квартиры показалось наиболее разумным решением.

12
{"b":"8182","o":1}