ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лис и Зайка. Новый сосед
Не прощаюсь
(Не) муж
Самая хитрая рыба
Юбилейный выпуск журнала Октябрь
В канун Рождества
Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?
Дикая кухня
Настоящие художники не голодают. Как монетизировать творчество

– Тогда закажи свежие овощи с оливковым маслом. Затем можешь попробовать лазанью. Такую готовят только во Флоренции, и она отличается от лазаньи, которую ты ела у себя дома.

Улыбаясь, Джоди кивнула.

– А ты что закажешь себе? – поинтересовалась она.

– Пожалуй, для начала я возьму ассорти из холодного мяса, а затем тушеных кальмаров.

Повсюду разговаривали и смеялись другие посетители. Сюда приходят целыми семьями, с завистью подумала Джоди. Ее единственной родней были кузен Дэвид и его жена. Хотя между ней и Дэвидом была разница в девять лет, они всегда отлично ладили друг с другом. Когда погибли ее родители, Дэвид уже был женат, а его родители – брат отца Джоди с женой – переехали в Канаду.

– Завтра мы зайдем в мой банк, – сообщил ей Лоренцо. – Ты должна будешь подписать несколько бумаг. Я открою на твое имя лицевой счет. Кроме того, там хранится фамильное обручальное кольцо. Его нужно почистить и, возможно, уменьшить. Хотя у моей матери, как и у тебя, были очень тонкие пальцы.

Принесли первое блюдо, но Джоди обнаружила, что у нее пропал аппетит.

– Что-то не так? – спросил Лоренцо.

– Я не в восторге от того, что мне придется носить столь дорогое украшение, – призналась Джоди. – А если я его потеряю?

– Я глава семьи, а ты моя невеста. Все будут ожидать, что ты наденешь фамильную реликвию, – твердо сказал Лоренцо.

– Ты не мог бы заказать копию? – настаивала Джоди.

Лоренцо нахмурился.

– Если это так тебя беспокоит, я подумаю. Ешь, не то Карло решит, что тебе не нравится его стряпня, а такое для флорентийца является настоящим оскорблением.

Когда на следующее утро Лоренцо и Джоди направились в банк, он дал ей время получше осмотреть город. На Джоди был один из новых нарядов, который она про себя окрестила «Римские каникулы». Он состоял из кремовых льняных капри, сидящих низко на бедрах, и простого коричневого топа. Плетеные лодочки, маленькая сумочка и солнцезащитные очки довершали туалет.

Хотя она была слишком увлечена изучением окрестностей, чтобы замечать восхищенные взгляды, которые бросали на нее мужчины, в душу Лоренцо закралось знакомое чувство горечи. Он знал, что женщины падки на мужскую лесть и слишком высоко ставят собственное «я». Но разве ему не все равно, сколько мужчин находит Джоди соблазнительной? Ведь он не испытывает к ней никаких чувств и не собирается влюбляться.

– Нам сюда.

Его отрывистое указание напомнило Джоди, как ее возмущает его высокомерие. Она могла только посочувствовать женщине, которая когда-нибудь станет настоящей женой Лоренцо.

Сегодня Флоренция, прежде всего, знаменита произведениями искусства, но было время, когда своей славой она была обязана банкирам. Входя в величественное, похожее на собор здание, Джоди вспомнила, что среди членов семейства Медичи были банкиры.

Сначала они открыли счет на имя Джоди, затем по мраморной лестнице в сопровождении двух вооруженных охранников спустились в зал с колоннами. Когда пришел управляющий, один из охранников поставил на стол перед Лоренцо запертый сейф, достал ключ и вставил его в замок. Только после этого управляющий и охрана оставили их одних.

Тишину нарушал только шум кондиционера. Джоди обнаружила, что затаила дыхание.

Когда Лоренцо повернул ключ и поднял крышку сейфа, она отвернулась. Она всегда испытывала смешанные чувства по отношению к драгоценным камням. Они были хранителями мрачных тайн, связанных либо с их происхождением, либо с алчностью и жестокостью людей, которые жаждали ими обладать. Неудивительно, что их считали проклятыми.

Лоренцо заглянул в ящик. В последний раз он открывал его после смерти матери. Вдруг ему дико захотелось захлопнуть крышку, взять Джоди за руку и выйти с ней на солнечный свет. Но он не мог этого сделать. Он же герцог Монтезавро, глава семьи. К тому же это всего лишь кусок металл. Его пальцы обхватили знакомую с детства коробочку, обтянутую выцветшим бархатом.

– Оно здесь, – отрывисто бросил он, закрывая сейф. – С этим кольцом связана легенда, которая гласит: если женщина, носящая его, целомудренна, то от камня исходит яркое сияние. Моя мать всегда утверждала, что он какой-то мутный, – цинично добавил Лоренцо, когда Джоди недоверчиво уставилась на огромный прямоугольный изумруд, обрамленный бриллиантами.

– Я не смогу это носить, – возразила она. – Я буду постоянно бояться, что могу его потерять. Тебе придется нанять для меня телохранителя. Наверное, оно стоит… – Она покачала головой, и Лоренцо нахмурился, уловив в ее голосе не возбуждение, а отвращение.

Женщина, которая испытывает отвращение при мысли о том, что ей придется носить дорогие украшения?! До сих пор он таких не встречал и даже не подозревал об их существовании.

– Давай, прежде чем спорить, посмотрим, подойдет оно тебе или нет, – сухо произнес Лоренцо.

Джоди почувствовала, как дрожит рука, когда он взял ее за запястье и надел кольцо на безымянный палец. Оно оказалось тяжелым, и Джоди тут же попыталась его снять.

– Нет, оставь!

От его резкого окрика девушку бросило в дрожь. Подняв ее руку и поближе взглянув на кольцо, Лоренцо еще больше нахмурился.

– Что-то не так? – нерешительно спросила Джоди.

– Посмотри на него и скажи, что ты видишь. – Джоди неохотно подчинилась.

– Ничего, – ответила она, сбитая с толку.

И он тоже ничего не видит, убеждал себя Лоренцо, в глубине души зная, что это не так.

Камень перестал быть мутным. Что это? Случайность? Разные реакции кожи на кристалл? Должно же быть логическое объяснение тому, что на пальце Джоди изумруд стал прозрачным. Пока Лоренцо боролся с противоречивыми чувствами, Джоди, не замечая этого, сняла кольцо и протянула ему.

– Я не буду его носить, и точка, – решительно заявила она.

– Посмотрим. Но ты должна надеть его в воскресенье на церемонию оглашения имен, – сказал Лоренцо.

Когда они вышли из банка, Джоди подумала, что знает женщину, которая сейчас ей позавидовала бы. Этой женщиной была Луиза. Джоди могла представить ее реакцию, когда она появится на их с Джоном свадьбе под руку с Лоренцо и с этим кольцом на пальце! Она попыталась подбодрить себя, нарисовав в уме сцену предстоящего триумфа, но почему-то у нее ничего не вышло.

Однако это единственная причина, по которой она согласилась участвовать в авантюре Лоренцо, позволила ему грубить ей… ласкать ее. Разве не так?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Изучение этого замечательного города не самый худший способ провести следующие двенадцать месяцев, весело подумала Джоди по дороге на Пьяцца Синьориа.

Она была предоставлена самой себе. Лоренцо сообщил ей утром, что у него дела, и он вернется лишь к обеду. Джоди не возражала. Только вид влюбленных парочек, прогуливающихся рука об руку, напоминал ей о том, что его нет рядом. Но в этом не было ничего личного. Ведь влюбиться в такого мужчину, как Лоренцо, было бы безумием. Нет, ее печаль вызвана жарой и воздействием этого чудесного города.

Разумеется, если бы Лоренцо пошел с ней, он рассказал бы намного больше о Флоренции, чем любой путеводитель. Но она решительно напомнила себе о том напряжении, которое испытывала даже во время их самых безобидных разговоров. Джоди ощущала постоянный приток адреналина, ее тело ждало… Чего? Что он снова к ней прикоснется? Стоп! Ее мысли понеслись в опасном направлении.

Она попыталась сосредоточиться на площади и ее знаменитых скульптурах, время, от времени сверяясь с путеводителем. Живя здесь, можно выучить итальянский, что обязательно пригодится при устройстве на работу. Все лучше, чем забивать себе голову всякой ерундой.

В городе было полно туристов, и, дойдя до галереи Уффици, Джоди решила осмотреть остальное в следующий раз. Она устала и захотела пить. Тут девушка вспомнила, что на площади рядом с домом Лоренцо есть небольшое кафе. Когда она туда добралась, стало так многолюдно, что ей с трудом удалось найти свободный столик.

15
{"b":"8182","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дочь любимой женщины (сборник)
Семь смертей Эвелины Хардкасл
Занимательная анатомия
Лирей. Сердце волка
Даниэль Штайн, переводчик
Покажи мне, зеркало…
K-POP. Живые выступления, фанаты, айдолы и мультимедиа
Пандора. Карантин
Успеть до захода солнца