ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты и не расстроила, – грустно откликнулась Крисси. – Это я сама…

Когда они миновали старую церковь, Крисси взглянула на дом Гая – занавеси на втором этаже были задернуты, но на первом этаже остались открытыми со вчерашнего дня.

Лора забарабанила в дверь, а затем несколько раз нажала кнопку звонка, поморщившись от слышного даже на улице пронзительного трезвона.

– Ну, уж теперь-то он проснется, – заметила она, однако в доме было по-прежнему тихо.

– Может, надо позвонить еще раз, – предложила Крисси, но Лора покачала головой.

– У меня есть идея получше, – заявила она, порылась в сумочке и достала связку ключей и, немного поколебавшись, с довольной улыбкой сняла один ключ. – Гай дал мне его когда-то, чтобы я могла приглядывать за домом, когда он в отъезде, – объяснила Лора и, повернув ключ в замке, нажала на ручку двери.

Крисси зашла в дом следом за Лорой и невольно поежилась – до того жуткой показалась ей гулкая тишина.

Они поднялись на второй этаж. Дверь в спальню Гая была закрыта. Окликнув его, Лора вошла внутрь, и недоверчивое раздражение, которое она не могла скрыть с того момента, как Крисси разбудила ее, исчезло, едва она наклонилась к кровати.

– О Господи! – в ужасе воскликнула она.

– Что такое? Что случилось? – с беспокойством спросила Крисси, стоя за спиной Лоры.

– Точно не знаю, но похоже на заражение крови, – едва слышно ответила Лора и отступила так, чтобы Крисси смогла увидеть руку Гая.

Даже в полумраке, царящем в спальне, Крисси увидела, как распухла и воспалилась рука Гая выше повязки. Заметила она и зловещую багровую полосу, что ползла к самому его плечу.

– Гай! Гай!.. – позвала Лора и легонько потрясла брата за плечо. Он нахмурился и что-то невнятно пробормотал, но так и не открыл глаза.

Слава Богу, что она поверила интуиции, думала Крисси десять минут спустя, когда врач «скорой помощи» сообщил, что Гая необходимо как можно скорее перевезти в больницу.

За четыре часа, которые заняла сложная операция, Крисси так издергалась, что, если у Лоры и оставались какие-либо сомнения относительно глубины ее чувств к Гаю, сейчас они окончательно рассеялись.

Если кто-нибудь захочет видеть страстно любящую женщину, достаточно взглянуть на Крисси, и все станет ясно, думала Лора.

Когда наконец врач сообщил, что им можно пройти в палату, Крисси пропустила Лору вперед.

– Иди сначала ты.

Лора не стала спорить. Открывая дверь палаты, она увидела, как в глазах Гая загорелась безумная надежда, однако лицо его тут же стало безразличным и непроницаемым.

– Надеюсь, ты не настолько ослаб, чтобы два посетителя сразу сильно утомили тебя, – загадочно проговорила Лора и поманила Крисси. Вот теперь, с удовлетворением отметила она, лицо ее брата осветилось неподдельной радостью. Он увидел неуверенно приближающуюся к его кровати Крисси.

– Ну… как ты? – прерывающимся голосом спросила Крисси. За бесконечно долгие часы ожидания она так извелась, что едва держалась на ногах.

– Я должен радоваться, что оказался тут, – устало ответил Гай.

– За это благодари одну лишь Крисси, – отозвалась Лора, старательно не замечая ее умоляющих взглядов. – Должна сказать, когда она растолкала меня в шестом часу утра и заявила, что тебе плохо, я не сразу поверила ей. Слава Богу, что она такая упрямая, а не то…

Гай изумленно взглянул на Крисси и чуть слышно прошептал:

– Ты все знала… Но как?..

– Крисси, мне кажется, тебе стоит присесть, – решительно заявила Лора. – Знаешь, Гай, все это время она, как маятник, металась туда-сюда. Я уже просто устала смотреть на нее. Кстати, мне надо позвонить подруге, так что вы уж меня извините…

Лора выскользнула за дверь прежде, чем Крисси успела возразить. Сердце ее быстро забилось, и она робко шагнула к двери. Словно почувствовав, что творится в ее душе, Гай взмолился:

– Крисси, не уходи. Пожалуйста… – Она удивленно обернулась. – Господи, Крисси, что мы с тобой натворили? – хрипло выдавил Гай. – Вчера, до того, как лихорадка скрутила меня, я все думал, что, если бы с тобой случилась беда, я бы так и не успел сказать тебе, как сильно тебя люблю, как упрекаю себя за то, что позволил неприязни к твоему дяде взять надо мной верх…

– Лора рассказала мне, как он измывался над тобой, когда вы учились в школе, – нетвердым голосом прервала его Крисси. – Он и к маме моей относился точно так же, хотя она была старше его. Она… как-то раз она призналась, что до сих пор чувствует себя виноватой за то, что ненавидела его в те годы.

– Да, должно быть, ей было нелегко, – тихо ответил Гай, – однако по моей вине тебе пришлось еще тяжелее.

Крисси даже не сообразила, как случилось, что руки их переплелись, выдавая чувства, которые логика и взаимные подозрения заставляли их скрывать.

– Ты носишь моего ребенка… – завороженно прошептал Гай. – Когда хирург объяснил, к чему могло привести заражение крови, я подумал, что малыш мог появиться на свет, а я так бы и не узнал об этом… Не сумел бы любить вас и защищать – вас обоих. Крисси, я не хочу потерять тебя – и не только из-за ребенка, но и из-за нас с тобой.

– И я не хочу расставаться с тобой, – прошептала Крисси, и из глаз ее покатились слезы. Несмотря на протесты Крисси, Гай сел на постели и, обняв девушку здоровой рукой, нежно поцеловал в лоб, пытаясь утешить.

– Я понимаю, мы еще не все решили, – признался он. Улыбаясь, он осторожно отвел с ее лица влажные прядки волос. – Но мы обязательно во всем разберемся.

– Я не хотела скрывать от тебя правду, – печально пробормотала Крисси.

– Шшш… – остановил ее Гай, и она через силу улыбнулась. – Меня потрясло не известие, что ты – родственница Чарли. Мне было больно, что ты недостаточно доверяешь мне. Я повел себя, как капризный ребенок, – раскричался и принялся обвинять тебя.

– Я ничего не сказала только потому, что полюбила тебя, – дрожащим голосом проговорила Крисси. – Я боялась, что ты разлюбишь меня, и, когда мама предложила пока ничего не сообщать тебе о дяде Чарли, я согласилась, учитывая то, как ты относишься к нему… – Крисси покачала головой и тихо продолжала: – Меня тоже очень задело, что ты не был откровенен со мной и ничего не сказал о своих отношениях с Дженни.

Она умолкла, с тревогой ожидая его ответа.

– Да… – помолчав, согласился Гай. – Я действительно не был с тобой откровенен.

– Потому что не хотел, чтобы я узнала, как сильно ты любил ее, – грустно заключила Крисси.

– Да нет же! – воскликнул Гай так запальчиво, что резкая боль пронзила его руку, и он невольно поморщился. – Нет, Крисси, я никогда не любил ее по-настоящему. Именно поэтому мне и не хотелось ничего говорить тебе, не хотелось признаваться в собственной слабости. До встречи с тобой я понятия не имел о том, что такое любовь… – Он помолчал, качая головой. – Не спорю, я очень привязан к Дженни, и она всегда будет моим лучшим другом, однако люблю я тебя, и только тебя. Ты всегда будешь для меня единственной любимой женщиной на свете.

– И тебе не помешает даже то, что, по-твоему, я солгала насчет столика? – чуть слышно спросила Крисси.

Гай вздохнул.

– Не знаю, что и сказать… Ведь я сам оценивал его.

– Понятно, – еще тише ответила Крисси и, осторожно освободившись из его объятий, направилась к двери.

Пальцы ее уже коснулись ручки двери, когда Гай окликнул ее.

– Что случилось? – быстро спросила она, подбежав к нему. – Позвать врача? Твоя рука?..

– С рукой все в порядке, – глухо ответил Гай, – а вот со мной – нет. О Господи, Крисси, да мне дела нет до этого треклятого столика. Для меня на свете есть только ты. Я продам свою долю в антикварном магазине, и мы уедем куда-нибудь далеко-далеко, где сможем начать все сначала…

Крисси изумленно уставилась на него.

– И ты пойдешь на это ради меня? – прошептала она. – Даже если…

– Для тебя я готов сделать все что угодно. – Гай застонал, приподнимаясь на локте, и заставил Крисси присесть на его кровать. – Все что угодно, – повторил он. – Я люблю тебя, Крисси, и, как только я выберусь из этого чертова медцентра, мы с тобой сядем и решим, что будем делать дальше, и не только ради нас обоих, но и ради нашего малыша… – пообещал он и подкрепил свои слова страстным поцелуем.

29
{"b":"8183","o":1}