ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Если кто постучит, никому не отворяй, - сказала бабушка, - только мне.

- Ладно, бабушка. Мы с Алошкой никого не пустим. Ты, как придешь, станешь под дверью и запоешь: "Отопритеся, отворитеся. Ваша бабушка пришла, молочка вам принесла".

- Верно, верно, - сказала бабушка. - Никого чужих не пускайте. Играйте тихонечко.

Когда бабушка ушла, я скорее побежал к столу, где телефон. А там опять стоял домик. В домике горел зеленый огонек. Из окошечка прямо на меня смотрел Алошка. Глаза у него круглые. А реснички черненькие. И он зачопал этими ресничками: хлоп-чоп, хлоп-чоп! Я пододвинулся совсем близко и совсем тихонечко позвал:

- Ало-шка. Ало...

- Алло, - ответил он.

- Алошенька, выходи!

И он вышел. Вылез через окошко и колокольчик с собой взял. И совсем он был не зелененький, а просто обыкновенный мальчик, - только маленький. На нем были коротенькие штанишки, и рубашка в клеточку, и носочки, и ботиночки. На ботинках - галошки, а на голове - кепочка.

- Зачем ты надел галошки? - спросил я.

Чи-чок, чи-чик, чи-маль, чи-чик!

На ногах - галошки!

"Глупый, - подумал я. - А все-таки хорошо, что ты у меня есть! Ведь ты маленький, а я большой. И я буду тебя любить. И я буду с тобой играть. И я буду тебя угощать".

Я сделал на диване из подушек огромную гору. И я собрал на гору свое храброе войско - всех солдатиков. И конницу и пушки. И я сказал:

- Эй ты, храброе мое войско! Хватит тебе под столом валяться-лежебочиться, а слушай лучше Последние известия.

И я даже стал говорить тише, чтоб тетя Вера в своих волшебньк очках из кино не услышала.

- Видите, солдатики, как стало темно. А когда наступит ночь, выйдут из темного леса волк Левой и медведь Михаиле... И пойдут по лестнице к нашей двери: скрип-скрип... Приоткроют дверь и спросят у тети Веры хриплым голосом: "Это кто у вас сегодня разбил чашку? А как он спит - на бочку или на спинке? А мама как спит? А бабушка?" И тетя Вера как захочет, так и ответит. Ну? Что будем делать? - спросил я. - Как будем жить-быть?

Не ответило ничего мое храброе войско: пушки стояли тихо и кони стояли тихо, а на конях тихо сидели солдатики. И вдруг у самого моего уха тоненький голосок пропищал:

- Чи-чок, чи-чик, чи-маль, чи-чик, а я знаю, что делать.

Алошка! Это он забрался ко мне на плечо и расселся там, точно в креслице.

- Говори скорее, что ты придумал?!

- А вот это видел? - крикнул Алошка. И он сунул мне под самый нос свой серебряный колокольчик.

- Ну и что?

- А вот что... Этой ночью я не лягу в кровать, а буду бегать по городу и звонить в серебряный колокольчик. И никому не дам спать.

- Ну и что?..

- Все будут гулять, как днем, - сказал Алошка. - НЕ БУДЕТ НОЧИ.

- И тогда НЕ ПРИДУТ сюда ВОЛК ЛЕВОН И МЕДВЕДЬ МИХАЙЛО? - спросил я.

- Конечно, не придут, - сказал Алошка. - Как же они придут, если не будет ночи?

- Ура! - крикнул я. - Да здравствует Алошка!

И все мое войско закричало "урах". И разом запалили пушки и пулеметы. И с дивана сами собой поднялись подушки и стали летать по комнате. И начался тут пир горой! И мы хватали из вазы конфеты. И пили сок от варенья прямо из банки.

Потом Алошка спрыгнул с моего плеча на стол - динь! Со стола на пол динь! И быстро-быстро побежал по коридору - динь-динь-динь!

Добежал до входной двери. Уцепился за щель почтового ящика. И выскочил наружу...

Он бежал по улице, запрокинув голову. Черные волосики его растрепались. Он смеялся и топал в своих галошках прямо по лужам, по лужам! И громко звенел серебряный колокольчик: динь-динь-динь-динь-диньдинь!

Часть вторая

ДВЕРЦА N ОДИН И ЧУДО N ОДИН

МАРШ! МАРШ! ТОПАЙТЕ СИЛЬНЕЕ

Только убежал Алошка, как загудела земля, распахнулась дверь и вбежала тетя Вера. Вбежала и остолбенела.

- Что случилось? Почему в коридоре валяются подушки? - спросила тетя Вера.

Потом она вошла в комнату и закричала:

- Ты что здесь натворил, безобразный мальчишка?! Почему стулья перевернуты? Почему ваза на полу валяется?!

- Она же не разбилась, - сказал я.

- Не разбилась? А что вообще здесь происходит, в нашей несчастной квартире? Я тебя спрашиваю: что?

- У нас тут был пир горой.

- Что? Пир? Он тут пирует, а я в кино не могу спокойно сходить?! Боже мой! - вскричала тетя Вера.

И неизвестно, что бы она сделала, как вдруг в дверь постучали, и тихий голосок запел:

Отопритеся, отворитеся,

Ваша бабушка пришла,

Молока вам принесла.

Тетя Вера бросилась в коридор. А я за ней.

- "Отопритеся, отворитеся..." - пела за дверью моя бабушка.

Тетя Вера распахнула дверь и закричала:

- Входи! Входи, козочка! Полюбуйся, что твой козленочек натворил.

Бабушка вошла с бидоном. А тетя Вера повязала голову полотенцем, надела слуховые очки, - и я понял, что нам с бабушкой теперь несдобровать.

- Вера Акимовна! А, Вера Акимовна! - услышали вдруг мы.

Тетя Вера подбежала к окошку:

- Это вы, Иван Иваныч?

- Я, - ответил наш усатый сосед. - Что это вы, Вера Акимовна, шумите?

- Да я тут с малышом играю, - засмеялась тетя Вера. А нам с бабушкой сказала: - Быстро уберите в комнате. И не шумите. И вообще идите спать. А я посижу у окошка: уж больно вечер хороший.

Бабушка помогла мне все убрать, а я прошептал тихонечко:

- Ты меня сегодня не баюкай, бабушка. Сегодня не будет ночи.

- Это что еще выдумал?! - закричала из своей комнаты тетя Вера - Немедленно в постель марш!

И вдруг топ-топ-топ... Это затопали под кроватью мои верные солдатики. А я им скомандовал:

- Марш! Марш! Топайте сильнее! Пусть тетя Вера думает, что я иду спать.

- Перестань! - крикнула тетя Вера, да так громко, что мои верные солдатики замертво повалились под кроватью А я тоже залез под кровать и там спрятался.

Бабушка понесла посуду в кухню, а тетя Вера в своей комнате стала зевать.

- О-о-ох... Э-э-эх! Набегалась я за день... То в кино, то домой. Натрудились мои ноженьки, мои разлапушки, сниму-ка я туфельки...

Тетя Вера грохнула туфли под кровать.

- О-хо-хо, - опять зевнула тетя Вера. - И ты, мой носик-востроносик, устал, намаялся, сниму-ка я с тебя очки.

Тетя Вера положила свои волшебные очки на стул.

- О-о-ох! - и сама легла в постель. - Хры-фрыбрум! Хры-фры... - и заснула...

Тихо-тихо стало в квартире. Вдруг динь-динь-диньдинь!

- Ах, чтоб вас! - крикнула тетя Вера да как вскочит с кровати. - Что за несчастная наша квартира: днем - дили-бом, и ночью - дили-бом... Ну, погоди!

Но я не стал ждать, а крикнул своим солдатикам:

- Бежим! Вперед за Алошкой, ура!

И мы побежали на улицу...

НОЧИ НЕТ. МЫ ИГРАЕМ НА УЛИЦЕ

А на улице - ой-ей-ей!

А на улице - ай-яй-яй!

На улице ночи нет, горят фонари. Светло как днем. Народу полным-полно. Ребята бегают и кричат:

- Хорошо, что день! И ночью день! И вечно день!

Папы и мамы бегают за ними:

- Не день, не день!

А колокольчик:

Динь-динь-динь.

А ребята:

- День-день-день!

И поют песенку, чтобы солнышко вызвать, чтоб еще светлее стало:

Солнышко, солнышко,

Полное ведрышко,

Для брусники сладкий сок.

Для орешка ядрышко,

Гори ясно,

Чтобы не погасло,

Ты свети - не уходи,

Ты ходи - не упади,

Сол-ныш-ко!

И вышло солнышко. Тут все ребята увидели, что я вывел на улицу солдатиков. И тоже побежали за своими - у нас собралось большое войско. А девочки вынесли кукол. А кто-то выкатил из комнаты кровать на колесиках зачем она теперь, ведь ночи все равно нет!

И мы взобрались на эту кровать, и она поехала по мостовой, как машина:

Мы вытащим кровати,

Кровати,

Кровати,

Им хватит-хватит-хватит

По комнатам стоять.

Садитесь на подушки!

Поехали гулять!

2
{"b":"81831","o":1}