ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Обними меня, Шарлотта, — попросил он. — Подними руки и обними…

Она подчинилась и, почувствовав его тело, издала странный гортанный звук, древний, как само женское удовольствие.

Он с нажимом гладил ее по спине, не переставая целовать, и она начала дрожать, сначала почти незаметно, но затем все сильнее.

Страсть настолько овладела Шарлоттой, что она искала его язык, прижималась к нему всем телом, вонзала ногти ему в спину.

Он на мгновение отстранился от нее, и она в страхе открыла глаза, но он лишь торопливо снимал пиджак. Бросив его прямо на пол, он вновь прижался к ней, целуя ее все жарче.

От близости его тела, отделенного от нее лишь двумя слоями ткани, она вспыхнула, а он все крепче и крепче прижимал ее к себе, шепча, что хочет ощутить прикосновение ее пальцев к своей коже, что хочет притронуться к ней… почувствовать ее. Он прильнул губами к ее шее, скользнул ниже, к треугольнику, образованному воротом блузки, а она, вся в пламени, отвечала на его ласку, прижимаясь к нему все плотнее и плотнее, и ей тоже до боли хотелось почувствовать прикосновение его пальцев к своей коже.

Он опять прильнул к ней, слегка прикусив ей нижнюю губу, и она, дрожа всем телом, застонала.

Еще немного, и она начнет умолять его раздеть ее! Ничего подобного с Биваном она не испытывала.

Рука Дэниела скользнула по ее груди, и большой палец прижался к тонкому шелку. Соски ее, набухшие до предела, слегка подрагивали. Она уже представляла себе, что с ней будет, когда он поцелует их… Неистово содрогнувшись, она прильнула к Дэниелу.

За окном резко взревел двигатель. Они вздрогнули. Шарлотта открыла глаза, Дэниел смотрел прямо в них.

Он снял руку с ее груди и нежно отвел с лица сбившиеся волосы, и прикосновение его пальцев к ее горящей коже было благословенно прохладным.

— Вообще-то не самое подходящее место и время, тебе не кажется? — с трудом произнес он.

Он все еще прижимал ее к себе, и она чувствовала его желание. И от этого тело ее болезненно пульсировало, но, когда он начал отстраняться от нее, она не сделала попытки удержать его.

Он обхватил руками ее лицо, склонился и нежно поцеловал ее сначала в один уголок рта, затем в другой и с легким стоном коснулся кончиком языка ее верхней губы.

— Еще один поцелуй, и я уже не смогу остановиться, — хрипло пробормотал он. — А у меня сегодня вечером деловая встреча, на которую я просто не могу не явиться. Поужинаем завтра вместе, Шарлотта?

Она кивнула, не отваживаясь заговорить. Он нежно притронулся к ее губам, но уже в следующее мгновенье поцелуй его вновь стал страстным, и он резко привлек ее к себе, чтобы она почувствовала его желание, и… отпустил ее и сделал шаг назад.

— Не смею дольше оставаться здесь с тобой, — сказал он.

— Я как раз собиралась уходить. Голос у нее был хриплый, и говорила она как-то отрывисто, не отваживаясь посмотреть ему в глаза, а то еще начнет упрашивать остаться и закончить то, что он начал. Сила ее собственного желания потрясла ее. Такого ей переживать еще не приходилось. Такой настоятельной потребности она не испытывала никогда, и сейчас была ошеломлена, и все ей казалось необычным.

— Я провожу тебя до машины, — предложил Дэниел.

На улице они держались подальше друг от друга, словно опасаясь, что один только шаг, и ими вновь овладеет то же непреодолимое желание, что и несколькими минутами назад в офисе.

По дороге домой Шарлотта попыталась, но не смогла проанализировать то, что произошло. Завтра вечером они ужинают вместе… Вспомнив ощущение от его прикосновения, она опять задрожала. А как он поцеловал ее! Уж если простой поцелуй так ее потряс, то что будет дальше?..

— Сегодня вечером к ужину меня не ждите, — предупредила она мать за завтраком, стараясь говорить как ни в чем не бывало. — Я ужинаю с… с Дэниелом.

Она очень старалась произнести его имя с холодным безразличием, словно ужин с ним был самым обыкновенным делом, но понимала, что мать ей обмануть не удастся. Голос у нее слегка дрогнул и вдруг стал предательски хриплым, и она покраснела, как школьница.

Мать тактично спросила, приедет ли она, чтобы переодеться, или они поедут ужинать прямо из конторы…

Шарлотта сама еще не знала, хотя и надеялась, что сначала ей удастся заскочить домой. Ей бы хотелось переодеться во что-нибудь отличное от того, что она носила на работе, — возможно, черное платье, которое она надевала на ужин с Сарой. И было бы неплохо помыть голову и принять душ, может, даже с этим жутко дорогим лосьоном, который Сара и Тони подарили ей на Рождество.

Сообразив, в каком направлении текут ее мысли, она даже вздрогнула.

Когда в последний раз она так ждала свидания с исходом, который легко предсказать? Да и вообще, когда она так думала о мужчинах?

В университете у нее был парень, тоже студент, и она считала, что они любили друг друга, но с ним она не испытала даже и десятой доли того, что пережила вчера вечером в объятиях Дэниела. И это несмотря на то, что, как она где-то читала, первый пьянящий опыт юношества становится мерилом во всей последующей жизни.

По телу ее вновь пробежала дрожь. Она и не представляла, что когда-нибудь будет думать о сексе с таким почти распутным удовольствием!

Она долго не могла уснуть, вспоминая прикосновение рук и губ Дэниела, и по коже у нее бегали мурашки… Она вспоминала запах его тела и представляла, как будет ласкать его и как он будет ласкать ее. Такое с ней впервые.

С Биваном они спокойно и логично обсудили свое положение и пришли к выводу, что совместить любовь и бизнес им вряд ли удастся, и потому разумно и просто решили отложить любовные отношения на потом, когда станет полегче и они смогут вместе уехать куда-нибудь подальше и заняться этой стороной взаимоотношений.

— Мы снимем замок во Франции и каждый вечер будем заниматься любовью перед огромным камином, — театрально заявил тогда Биван, однако сердце у нее не забилось сильнее; а теперь стоило лишь вспомнить взгляд Дэниела, не говоря уже о его прикосновении, и ее охватывало такое желание, что она с трудом держала себя в руках.

То, как она реагировала на Дэниела, физически, умственно и эмоционально, было поразительным открытием.

Да и он тоже к ней небезразличен, в противном случае он не стал бы говорить того, что говорил… и не стал бы делать то, что делал.

По дороге на работу душа у нее пела, и, хотя она знала, что Дэниел большую часть дня проведет в суде, сердце ее весело екнуло, когда она вошла в здание.

Сегодня вечером она будет с ним. Сегодня вечером… Но до тех пор еще несколько долгих часов… Войдя к себе, она с сожалением посмотрела на закрытую смежную дверь, а затем, вдруг подчиняясь порыву, который не смогла сдержать, открыла ее и вошла к нему в кабинет.

Стол его был пуст. Она дотронулась до него, скользнула пальцами по обтянутому кожей пресс-папье, погладила спинку стула.

Шарлотта закрыла глаза и глубоко втянула в себя воздух, пытаясь среди запахов кожи и полированного дерева уловить легкий аромат мыла, которым пользовался Дэниел, но потом посмеялась над разыгравшейся фантазией, хотя глаза ее еще блестели, а губы были слегка раскрыты от воспоминаний о запахе, исходившем от его кожи, когда он целовал ее шею и шептал ей в ухо, как ему нравятся ее шелковистые волосы.

По телу ее пробежала легкая дрожь. В это мгновение дверь в кабинет открылась, и Шарлотта резко обернулась, с радостным блеском в глазах, но вместо Дэниела увидела Патрицию Уинтерс.

— А где Дэниел? — властно спросила миссис Уинтерс.

Шарлотта вспыхнула от такого хамства, но напомнила себе, что эта женщина их клиент, и как можно учтивее ответила:

— Сегодня он в суде. Могу я вам помочь? Взгляд Патриции был столь же пренебрежительным, сколь и ее врастяжку сказанные слова:

— Не думаю.

И она вышла из кабинета так же высокомерно, как и вошла, оставив после себя резкий запах духов.

Шарлотта открыла окна, чтобы выветрить этот запах.

16
{"b":"8184","o":1}