ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастье на снежных крыльях. Назначена истинной
Черный камень эльфов. Падение Шаннары
Принцесса отражений
Лекс Раут. Чернокнижник
Цветы для Элджернона
Одна любовница / Один любовник
Секреты домашней ферментации
Идти бестрепетно. Между литературой и жизнью
Адвент по-взрослому, или 31 шаг к идеальному Новому году

Сердитые крики прозвучали в ответ.

Албанус что-то прошептал двойнику короля, и тот произнес:

– Если он так торопиться умереть, пускайте волков.

– Пущай волков! – закричал кто-то. – Быстрее!

Ворота открылись. Конан не стал дожидаться волков. Он кинулся в открывшийся туннель, победно улюлюкая. Самые азартные спрыгнули в яму, чтобы догнать и убить наглого варвара.

Конан внезапно оказался в гуще волчьей стаи. Острые зубы впились ему в ногу. Но киммериец отвечал рычанием на рычание. Его кулаки дробили волчьи кости. Одного он ухватил за горло и разбил звериный череп о потолок туннеля.

Волки почуяли в нем родственный в своей свирепости дух человека и оставили его. Они убежали в сторону арены, и сердитые крики придворных в яме внезапно обратились в крики ужаса. Волки нашли себе поживу.

Впереди мелькнул свет.

– Проклятые волчище, – прокричал кто-то. – Вы должны грызть какого-то варвара, а не друг друга!

Человек, увидев бегущего Конана, замолк. Он стоял, с копьем в руке у полуоткрытой железной двери в конце туннеля. Вместо того, чтобы захлопнуть дверь перед киммерийцем, мужчина попытался ткнуть его копьем.

Конан вырвал копье из его рук и тут же ударом тупого конца в грудь опрокинул человека. Тот снова поднялся на ноги. В руке его был длинный нож.

Конан мгновенно перевернул копье и человек сам набежал на его острие. Наконечник вышел из спины.

– Твои волки уже не съедят варвара, – объявил Конан, глядя в глаза умирающему.

Оставив мертвеца вместе с копьем в груди в покое, Конан захлопнул и запер ворота. Чтобы открыть их с той стороны, потребуется время. Он успеет убежать. К тому же, прислушался Конан, судя по звукам, солдатам приходиться не легко.

В помещении, где очутился киммериец, не было ничего полезного. Факелы освещали шесть больших стальных клеток на колесах. Никакого оружия, кроме изогнутого кинжала, который Конан тут же сунул за пояс, и копья, оставленного в трупе хозяина. Копье для драки в туннеле не годиться. Здесь даже не нашлось чистой тряпки, чтобы перевязать раны.

Хорошо хоть, прежний хозяин принес кусок мяса и кувшин вина, которыми он, очевидно, намеревался закусить пока его подопечные делали свою кровавую работу.

Конан накинулся на еду. У него и крошки во тру не было с момента пленения. Наверное, тюремщики экономили на нем. Закусив, Конан разбил пустой кувшин, вытащил факел и отправился на поиски выхода.

Вскоре он понял, что эти древние коридоры представляют собой гигантский лабиринт.

Они постоянно поворачивали и пересекались друг с другом. Неудивительно, что тайные проходы к дворцу были забыты.

Внезапно, пересекая очередной темный зал, Конан заметил следы. Свежие следы! Он наклонился и от души выругался. Это были его следы. Он сделал полный круг. Сцепив зубы, Конан прошел по собственным следам до разветвления. Дальше след уходил налево. Киммериец пошел направо.

Через некоторое время он снова увидел собственные следы. Он не стал тратить силы на ругань. Дойдя до следующей развилки, Конан свернул в противоположную сторону. И опять. И снова…

Коридоры приобрели наклон вниз, но Конан упрямо двигался вперед, даже когда ему пришлось продираться сквозь заросли паутины. Повернуть назад-значит наверняка встретить золотых леопардов. Впереди же лежала надежда.

Подойдя к развилке, киммериец машинально свернул направо-последний раз он сворачивал налево – и замер. В конце коридора показался свет. И он приближался.

Конан торопливо вернулся назад, укрывшись в соседнем коридоре. Отбежав шагов на двадцать, он как можно дальше зашвырнул факел. Пламя затрещало и погасло. Конан вытащил кинжал.

Если они пройдут мимо, то он останется жив. Хотя и без света. Если же нет.

Свет приблизился к развилке. В нем проступили две фигуры с факелами. В свободных руках они держали мечи. Киммериец с трудом сдержал смех. Ордо и Карела. Причем Карела тех, прежних дней. Золотой с изумрудами поясок, цветастые шелка.

– Ордо, – позвал Конан. – Если бы я знал, что ты решишься меня навестить, я бы оставил тебе вина. – Он вышел навстречу.

Двое повернулись на его голос, мечи наготове. Из туннеля появились вооруженные люди. Махаон, Нарус и другие знакомые Конану люди.

Ордо заметил, как изранен киммериец, но не подал вида:

– Не похоже на тебя, чтобы ты не оставил старому другу. Если хорошенько поискать, что-нибудь наверняка найдется.

Карела бросила на одноглазого убийственный взгляд, сунула факел в руку Махаона. Нежными пальцами она прикоснулась к ранам киммерийца, осторожно их ощупав.

– Я знал, что ты передумаешь, – потянулся к ней Конан.

Она дала ему пощечину и отступила на шаг, угрожающе подняв меч:

– Я отправлю тебя обратно к волкам!

Откуда-то из туннеля донесся чей-то неразборчивый голос. Ему ответил другой.

– За мной охотятся, – сказал Конан. – Если вы знаете, как отсюда убраться, то лучше всего займитесь именно этим. В противном случае нам придется сразиться с парой сотен Золотых Леопардов.

Бормоча под нос, Карела выхватила свой факел и, протиснувшись сквозь солдат, направилась назад.

– Только она знает путь назад, – пояснил Ордо, двинувшись за ней. Конан и его люди пошли следом, сапогами сбивая столетнюю пыль.

– Как вы пробрались во дворец? – спросил на ходу Конан. – И почему Карела решила раскрыть свое настоящее лицо?

– Я начну сначала, – выдохнул Ордо. – Когда тебя арестовали, сотня Золотых Леопардов пришла за нами, и…

– Я это уже знаю, – перебил Конан. – Вы скрывались. Что дальше?

– Уже слышал, да? Я действительно старею… – Несмотря на тяжелое дыхание одноглазый легко держал заданный темп. – Я увел отряд к «Знаку Тестис». Похоже, трущобы нынче – самое безопасное место в Бельверусе. Все тамошние жители бегают с мечами по остальной части города и кричат о свободе. Между делом врываются в дома богачей и грабят.

– А ты что ожидал? – засмеялся Конан. – Эти люди бедны. Наконец-то в пределах их досягаемости оказались богатства. Но я просил рассказать о Кареле.

Ордо покачал косматой головой:

– Она пришла к «Тестис» этим самым утром. Нет, она влетела с таким видом, будто сейчас поведет своих верных псов на золотой караван. Похоже, ты уже знал, что она здесь?

– Узнал уже в темнице, – ответил Конан. – Позже объясню.

Карела остановилась, поднялась на носках и попыталась повернуть один из ржавых держателей для факела.

– По мне, так это место ничем не отличается от любого другого, – пробормотал Ордо.

Карела сверкнула зелеными глазами и он замолк.

Конан было сделал шаг на помощь, но в этот момент железка повернулась, раздался щелчок. Ту же операцию Карела проделала с соседним держателем. Он щелкнул. Внутри стены что-то стукнуло, заскрежетало и кусок стены ушел в сторону. Перед ними оказались лестница, ведущая вниз.

– Если вы можете отвлечься от бесцельной болтовни, – уколола Карела, – то следуйте за мной. И повнимательней. Мне будет очень грустно, если ты сломаешь себе шею, киммериец. Я бы хотела оставить это удовольствие за собой. – Она исчезла во тьме.

Ордо поежился:

– Я же говорил – она одна знает дорогу.

Конан кивнул.

– Следуй за мной, – сказал он Махаону, – и предупреди остальных об осыпавшихся ступеньках.

Сержант, обернувшись, передал приказ по цепочке.

Глубоко вздохнув, Конан последовал за женщиной. Не то чтобы он действительно верил в то, что Карела может завести его в ловушку. Но сказать, что он совершенно в это не верил тоже нельзя.

У подножия длинной лестницы его ждала Карела.

– Все вошли? – нетерпеливо спросила она, подняв факел, и, не дожидаясь ответа, крикнула: – Все прошли?

Кто-то поскользнулся, затем хриплый голос произнес:

– Все вошли, но я слышу чьи-то шаги.

Карела спокойно встала на камень, который под ее весом немного опустился. Снова заскрипело.

– Закрывается! – удивленно прозвучал тот же голос.

Карела взглянула на Конана.

36
{"b":"8187","o":1}