ЛитМир - Электронная Библиотека

Жонглеры с мячами и кольцами, булавами и сверкающими ножами состязались в своем искусстве перед полуобнаженными красотками, которые заполняли улицу, сверкая начищенной бронзой браслетов и застежек сандалий и выставляя товар, как говорится, лицом. Самые зазывные их жесты и самые откровенные движения предназначались богато одетым городским зевакам, узнававшим, раззявив рты, о «глубинах разложения, возможных только в трущобах Врат Ада». Они были видны, как на ладони. И над всем этим царил Смех.

Бодливый Бык был заведением подстать этой улице. На возвышении в одном конце просторной комнаты, пропахшей стоялым вином, три пышных танцовщицы в ярко-желтых шелках бешено вращали бедрами под сибаритскую музыку. На них почти никто не глядел. Толстый коринфиец оглаживал медноволосую шлюху, на лице которой застыла натянутая улыбка, и словно бы пытался определить на ощупь ее цену.

Еще одна проститутка с волосами немыслимо красного цвета оглядела мощные плечи Конана и как бы невзначай поправила сбрую, вздымавшую ее пышную грудь. Она облизнула губы и качнулась в сторону киммерийца, но Конан отрицательно покачал головой. Он еще не видел в толпе Ордо. Потом, когда тот придет, и наступит время для женщин.

Одна из присутствовавших женщин сильно отличалась от других. Она сидела в одиночестве у стены, на столе перед нею стоял нетронутый кубок вина. Похоже, она была единственной, кого интересовал танец.

Ее черные как ночь локоны вились ниже плеч. Большие умные глаза, полные губы – она затмевала красоту любой «труженицы ночи». Она явно не была проституткой. Ее платье, скрывавшее все тело, было явно не в стиле улицы Сожалений. Но не хватало ему и богатой вышивки, так любимой женщинами городской элиты, которых, бывало, тянуло сюда попотеть под каким-нибудь убийцей. Или под кем-нибудь еще пострашнее.

Нет, напомнил себе Конан, женщины – после. Переложив сверток с мечом в другую руку, Конан огляделся в поисках свободного места. Костлявая рука, которая принадлежала, казалось, куче тряпья, а не человеку, ухватила его за рукав.

Слабый, сиплый голос произнес:

– Эй, киммериец, куда ты несешь это убийственное орудие?

Волосы на затылке Конана зашевелились. На месте глаз у этого старика, слишком высохшего, чтобы иметь морщины, была грязная повязка. Да хоть бы и были у него глаза – как он узнал, что в плаще у Конана находится тот самый меч, и откуда сам Конан родом?

– Что ты знаешь обо мне, старик? – потребовал он. – И откуда ты все узнал – ведь у тебя же нет глаз?

Его собеседник визгливо расхохотался, ткнув в повязку своей палкой.

– Боги забрали их у меня, но взамен они дали мне другой дар. Я не вижу того, что могли бы видеть мои глаза. Я вижу…

Другое…

– Слышал я и о таком, – пробормотал Конан. – Видел и почуднее. Ну а что еще ты можешь обо мне сказать?

– О, весьма и весьма много, молодой господин. Ты узнаешь любовь многих женщин, королев и крестьянок, и многих, и еще многих других. Ты проживешь долгую жизнь. Ты будешь королем, а твоя смерть будет окружена легендой.

– Дерьмо собачье, – авторитетно заявил подошедший Ордо.

– Я уже начал беспокоиться, куда ты подевался, – упрекнул его Конан. – Кстати, старику откуда-то известно, что я из Киммерии.

– С таким выговором, как у тебя, это несложно. Варварский акцент изо всех щелей так и прет. Вот старик и догадался. Пойдем, займем стол и закажем вина.

Конан покачал головой.

– Нет, я даже не успел ничего сказать, а он уже назвал меня киммерийцем. Скажи, старик, что меня ждет в ближайшие дни?

Нищий, слушавший их разговор с болезненным выражением на лице, распрямился. Улыбка обнажила голые десны. Он потер большой палец указательным.

– А как насчет этого? Я бедный человек, господин, дайте что можете, – и сунул ладонь Конану под нос.

Киммериец запустил два пальца в кошель. Как ни пусто там было, он нашел и бросил на протянутую ладонь серебряный.

Ордо обреченно вздохнул.

– Да сотня здешних астрологов наобещает тебе все, что угодно – и возьмет при этом в два раза меньше.

Пальцы слепца осторожно сомкнулись на монете.

– Щедрый человек, – пробормотал он. Монета исчезла среди его одежд.

– Дай мне руку, сын мой. Правую.

– Ха-ха, слепой хиромант! Как же ты без глаз будешь гадать по руке? – рассмеялся Ордо. Но Конан отодвинул его в сторону и протянул свою руку старику. Пальцы слепого легкими касаниями проследили линии руки киммерийца, останавливаясь на мозолях и шрамах. Когда он начал говорить, голос его был серьезен. В нем чувствовались сила и мощь.

– Бойся девы золота и сапфиров. Она жаждет власти и этим может погубить тебя. Бойся девы изумрудов и рубинов, которая любит тебя. И в любви своей готова тебя убить. Бойся человека с душой из глины. И помни: не вечна молодость королей. – Конану казалось, что с каждым словом голос становится все громче, но никто из окружающих не обращал на них внимания. – Спаси трон, спаси короля, убей короля – или умри. И помни: что бы ни случилось, главное – вовремя исчезнуть.

– Старик, от твоих слов и вино скиснет, – упрекнул его Ордо.

– Да и смысл мне что-то непонятен, – признался Конан. Нельзя ли сказать яснее?

Слепой отпустил его руку и пожал плечами.

– Если бы я мог излагать свои пророчества яснее, то жил бы во дворце, а не в этом свинарнике.

Стуча палкой, он заковылял к выходу, привычно уворачиваясь от пьяных посетителей и стороной обходя столы.

Повернувшись на пороге, он крикнул:

– Помни, Конан из Киммерии, мои слова всегда сбываются! – и с этими словами исчез в толпе.

– Старый идиот, – пробормотал Ордо. – Да и ты тоже хорош. Если тебе нужен совет, обратись к дипломированному астрологу. Зачем тебе понадобился этот шарлатан? – Он подмигнул Конану и почесался. – Ну ты как хочешь, а я пришел сюда для того, чтобы пить вино!

Одна из проституток, с ярко-алыми волосами, встала с табурета и направилась к лестнице. За ней двинулся коренастый орфианский разбойник. На освободившееся место хлопнулся Конан, жестом предлагая Ордо последовать его примеру. Он положил сверток с мечом на стол. Одноглазый схватил за руку темноглазую служанку, бедра которой были почти полностью прикрыты двумя кусками муслина.

– Вина! – заказал он. – Самый большой кувшин. И две чашки. – Служанка привычно вывернулась из его рук и скрылась на кухне.

– Ну как, насчет меня ты еще не говорил? – поинтересовался Конан.

– Говорил, но они не хотят, – со вздохом ответил Ордо и покачал головой. – Конечно, работа у меня – не бей лежачего, золота хватает всем. Но я обязан подчиняться приказам Эраниса, этого толстого ублюдка, который все время смотрит куда-то в сторону. И воняет от него, как от грязной навозной кучи. Этот мешок слизи сделал мне выговор – мне, ты представляешь! – чтобы я не доверял чужакам в эти опасные времена. Времена. Тьфу!

– Ладно, забудь об этом, – сказал ему Конан. Ему стало грустно. Он все же хотел бы поработать вместе с этим медведем…

Вернувшаяся служанка поставила на стол две кожаные чашки и грубый глиняный кувшин размером в две человеческих головы. Наполнив чашки, она протянула руку за платой.

Ордо, успев ущипнуть ее, вытащил несколько медяков. А теперь иди, милочка, пока мы не решили, что нам нужно нечто значительно лучше того, чем ты тут торгуешь.

Служанка удалилась, потирая бедро, но при этом она успела бросить на Конана жаркий взгляд, в котором читалось желание обсудить поднятый вопрос более подробно.

– Я сказал ему, что ты никакой не чужак, что мы вместе с тобой занимались контрабандой в Султанапуре, – продолжил рассказ Ордо. – Но он даже не стал меня слушать! Он заявил, что ты, похоже, очень опасный человек. Сказал, чтобы я держался от тебя подальше. Похоже, он думал, что я его послушаюсь, можешь себе такое представить?

– Не могу, – согласился Конан.

Киммериец вдруг ощутил нежное прикосновение к своему кошельку. Его рука метнулась назад и подтащила воришку к столу.

5
{"b":"8187","o":1}