ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как ты считаешь, Флинн? А ты, Грейди?

Один из Аша’манов, дожидающийся, пока откроется проход, чтобы первым шагнуть сквозь него, приземистый, с простым крестьянским лицом, неуверенно взглянул сначала на Ранда, а потом на своего товарища, морщинистого, уже заметно в годах. У обоих на воротниках поблескивали серебряные мечи, но Драконов не было.

– Только глупцы могут думать, что их враги бездействуют, пока они не смотрят, милорд Дракон, – хриплым голосом ответил старик. В его тоне ощущалась старая солдатская закваска.

– А ты что думаешь, Дашива?

Дашива вздрогнул, удивленный тем, что к нему обратились.

– Я... вырос на хуторе. – Он поправил ремень, на котором висел меч, в чем не было никакой необходимости. Предположительно их обучали обращению как с мечом, так и с Единой Силой, но Дашива производил впечатление человека, который плохо отличал первое от второго. – У меня было не так уж много врагов. – Несмотря на всю его неуклюжесть, в нем ощущалась своего рода дерзость. Хотя, вообще говоря, все они производили такое впечатление.

– Если ты останешься со мной, – мягко сказал Ранд, – они у тебя будут.

Его улыбка заставила Перрина содрогнуться. Именно так он и улыбался, отдавая приказ начать движение через проход, будто нисколько не сомневался, что на той стороне их ждала засада. Враги повсюду, сказал Ранд. Всегда помните это. Враги везде, и никогда не знаешь точно, кто друг, а кто враг...

Исход продолжался, не ослабевая. Прогрохотали, кренясь, повозки, прямо от Колодцев Дюмай к Кайриэну, на первой ехали сестры, похожие на ледяные статуи. Их Стражи рысцой бежали по бокам, сжимая рукояти мечей и шаря взглядами по сторонам, будто думали, что их Айз Седай нуждаются в защите как от тех, кто уже миновал проход, как и от тех, кто мог неожиданно появиться на той стороне. Прошли Хранительницы Мудрости вместе со своими подопечными – точно пастухи со стадом; они подгоняли Айз Седай прутами. Сестрам, правда, удавалось делать вид, будто они не замечают ни Хранительниц Мудрости, ни их прутьев. Быстрой рысью пробежали гай’шайн, в колонне по четыре, за ними приглядывала одна-единственная Дева. Разместив их в стороне от прохода, она стрелой умчалась к остальным Фар Дарайз Май, а гай’шайн опустились на колени прямо там, где стояли, все так же рядами, голые, как новорожденные сойки, и гордые, как орлы. Прошли оставшиеся Стражи вместе со своей охраной, распространяя вокруг себя такой мощный запах ярости, что он на время перебил все остальные, а за ними – Руарк с сисвай’аман, Девы, четыре оставшихся Аша’мана – каждый вел в поводу двух коней, для себя и для тех Аша’манов, которые стояли у прохода, – и, наконец, Нурелль и его Крылатая Гвардия со своими пиками, на которых развевались красные вымпелы.

Майенцы с самодовольным видом смеялись и насмешливо кричали, обращаясь к замыкающим шествие кайриэнцам, чтобы те поторопились, а то как бы не вернулись Шайдо, хотя фактически кайриэнцы не были последними. Позади всех проехали Ранд на мерине Кируны и Мин на своей кобыле. Сорилея и Эмис шагали с одной стороны от черного коня, Нандера и полдюжины Дев – с другой, а за ними Дашива вел в поводу гнедую кобылу, судя по виду, весьма мирного нрава. Проход замерцал, тая, Дашива сощурился, глядя на то место, где он был, слабо улыбнулся и неуклюже вскарабкался в седло. Он что-то пробормотал себе под нос, наверно, из-за того, что меч запутался у него в ногах и он едва не упал. Несомненно, он пока еще был в здравом уме.

Армия усеяла весь холм – в боевом порядке, готовая отразить любое нападение, хотя, судя по всему, им пока никто не угрожал. Небольшая армия, всего несколько тысяч человек, хотя до того, как орды айильцев перевалили через Драконову Стену, она выглядела бы не такой уж маленькой. Ранд неспешно поскакал к Перрину, внимательно оглядывая местность. Обе Хранительницы Мудрости, Нандера и Девы последовали за ним, негромко переговариваясь и стреляя глазами во все стороны. Если бы Ранд был волком, Перрин сказал бы, что он принюхивается, чтобы по запаху определить, нет ли поблизости опасности. Поперек высокой седельной луки у Ранда лежал Драконов скипетр с копейным наконечником длиной в два фута, украшенный бело-зеленой кистью и резьбой в виде Драконов. Время от времени он взвешивал его в руке, точно напоминая себе о нем.

Натянув поводья, Ранд изучающе посмотрел на Перрина – почти таким же взглядом, каким смотрел по сторонам.

– Я доверяю тебе, – кивнув, произнес Ранд в конце концов. Мин заерзала в седле, и он добавил: – И тебе, Мин, конечно, тоже. И тебе, Лойал. – Огир неловко переступил с ноги на ногу, бросив неуверенный взгляд на Перрина. Ранд посмотрел на склон холма – на айильцев, Аша’манов и всех остальных. – Так немного тех, кому можно доверять, – устало прошептал он. В его запахе, настолько насыщенном, что казалось, он исходил от двух человек, смешались гнев и страх, решимость и отчаяние. Но поверх всего волной накатывала усталость.

Только не сходи с ума, хотел сказать ему Перрин. Держись. Однако острое чувство вины сковало язык. Потому что он хотел сказать это Дракону Возрожденному, а не своему другу детства. Он очень хотел, чтобы его друг не спятил; Дракон Возрожденный должен был оставаться в своем уме во что бы то ни стало.

– Милорд Дракон! – внезапно окликнул Ранда один из Аша’манов, почти совсем мальчик, с темными глазами, большими, как у девушки, без меча и Дракона на воротнике черного мундира, который он тем не менее носил с большим достоинством. Наришма, так его звали, насколько помнилось Перрину. – Взгляните на юго-запад.

Со стороны леса, на расстоянии мили или чуть больше, показалась бегущая женщина в высоко подоткнутых юбках. Перрин сразу определил – айилка. Хранительница Мудрости, хотя пока поручиться за это было трудно. И все же он почти не сомневался. При виде нее все его опасения вспыхнули с новой силой. Стоило им пройти через проход, и тут же, точно из-под земли, возникает кто-то из местных. Вряд ли это сулило хорошие новости. Когда он отправился вызволять Ранда, в Кайриэне снова стали появляться Шайдо, но для айильцев Хранительница Мудрости оставалась Хранительницей Мудрости, к какому бы клану она ни принадлежала. Пока их кланы убивали один другой, эти женщины ходили в гости к друг другу, точно соседи на чашку чая. Два айильца, дерущиеся не на жизнь, а на смерть, расступались, чтобы позволить Хранительнице Мудрости пройти между ними. Может быть, со вчерашнего дня все стало иначе, а может быть, и нет. Перрин тяжело вздохнул. Даже в самом лучшем случае вряд ли ее появление означало хорошие вести.

Почти все, кто находился рядом с ним, испытывали те же чувства. Рябь пробежала по рядам, каждый взял копье наизготовку или натянул тетиву лука. Кайриэнцы и майенцы понадежнее устроились в седлах, Айрам с горящими от возбуждения глазами вытащил меч. Лойал, опираясь на огромный топор, с видом сожаления поглаживал пальцами острие. Топор был инкрустирован золотом и украшен выгравированными на нем листьями и завитками. Инкрустация немного стерлась от частого использования топора. Если Лойалу придется снова пустить его в ход, он сделает это, но с такой же неохотой, как и Перрин, и в большой степени по тем же самым причинам.

Ранд просто неподвижно сидел на коне с непроницаемым выражением лица. Мин подъехала поближе и погладила его по плечу – так человек пытается успокоить мастиффа, у которого шерсть встала дыбом.

Хранительницы Мудрости не проявляли внешних признаков беспокойства, но это не означало, что они бездействовали. Сорилея сделала жест рукой, и дюжина женщин из тех, которые охраняли Айз Седай, присоединились к ней и Эмис, держась на значительном расстоянии от Ранда и Перрина. У немногих из них в волосах виднелась седина, и только у Сорилеи было морщинистое лицо, но это ни о чем не говорило, потому что среди тех Хранительниц Мудрости, которые находились здесь, вообще мало у кого заметна седина в волосах. Факт оставался фактом – немногие айильцы доживали до седых волос. И все же эти женщины обладали определенным положением или влиянием, как там это называется у Хранительниц Мудрости. Перрин видел, что Сорилея и Эмис неоднократно советовались с ними и прежде, хотя «советовались» не совсем точное слово. Говорила только Сорилея, иногда Эмис вставляла слово, а остальные слушали. В какой-то момент Эдарра явно принялась возражать, но Сорилея без особых усилий подавила этот протест и сделала знак двум другим, Сотарин и Косайн. Те тут же подобрали руками юбки и быстро, только ноги замелькали, устремились навстречу бегущей женщине.

30
{"b":"8188","o":1}