ЛитМир - Электронная Библиотека

Перрин успокаивающе похлопал Ходока по шее. Еще не пришло время убивать. Пока еще нет.

Три Хранительницы Мудрости встретились примерно в полумиле от холма и остановились. Они поговорили, совсем немного, а потом вместе побежали к холму. Прямо к Сорилее. Вновь пришедшая, молодая, длинноносая женщина с массой неправдоподобно ярких рыжих волос, торопливо начала что-то объяснять. По мере того как она говорила, лицо Сорилеи каменело. В конце концов огненноволосая женщина замолчала, и все Хранительницы повернулись к Ранду. Однако никто не сделал движения в его сторону. Они просто ждали, сложив руки на животе, не менее загадочные и непостижимые, чем Айз Седай.

Кар’а’карн, – скривив губы, пробормотал Ранд себе под нос. Перенеся ногу через спину коня, он спрыгнул на землю и помог спешиться Мин.

Перрин тоже слез с коня и повел его за собой к Хранительницам Мудрости. Лойал шел следом, а Айрам ехал верхом и слез, только когда Перрин жестом велел ему спешиться. Айильцы не ездили верхом без крайней необходимости и считали оскорблением для себя, если кто-то беседовал с ними, сидя в седле. Руарк присоединился к ним, и неизвестно чем недовольный Гаул тоже. Все это послужило безмолвным указанием Нандере, Сулин и Девам подойти поближе.

Рыжеволосая женщина заговорила, как только Ранд оказался рядом:

– Бэйр и Мегана расставили наблюдателей на всех дорогах, по которым ты мог направиться к городу древоубийц, Кар’а’карн, хотя, по правде говоря, никто не думал, что это будет...

– Ферейгин! – сердито оборвала ее Сорилея, и та залилась краской. Ее зубы щелкнули – по-видимому, она слишком резко захлопнула рот, – и она уставилась на Ранда сверкающими голубыми глазами, избегая взгляда Сорилеи.

Сорилея глубоко вздохнула и тоже посмотрела на Ранда.

– В палатках волнение, – сказала она ровным голосом, имея в виду лагерь айильцев. – Среди древоубийц распространились слухи, что ты вместе с Айз Седай отправился в Белую Башню, отправился, чтобы преклонить колени перед Престолом Амерлин. Те, кому известно, как обстоит дело, не решались опровергать эти слухи, боясь причинить еще больший вред.

– И к чему это привело? – негромко спросил Ранд. От него исходило такое напряжение, что Мин снова погладила его по плечу.

– Многие поверили в то, что ты бросил айильцев, – точно так же негромко ответила Эмис. – Многие вновь охвачены унынием, как было после откровения. Ежедневно тысяча или даже больше бросают копья и уходят, не в силах взглянуть в глаза нашему будущему или нашему прошлому. Возможно, некоторые присоединяются к Шайдо. – В ее голосе зазвенело презрение. – По углам шепчут, что истинный Кар’а’карн никогда не сдался бы на милость Айз Седай. Индириан заявляет, что по доброй воле ты никогда не отправился бы в Белую Башню. Он готов повести Кодарру на север, на Тар Валон, и станцевать танец копий с любой Айз Седай, которая ему попадется. Или с любым мокроземцем; он говорит, что тебя, наверно, предали. Тимолан ворчит, что, если верить слухам, это ты нас предал, и он уведет свой клан, Миагома, обратно в Трехкратную Землю. Но только после того, как своими глазами увидит тебя мертвым. Манделайн и Джанвин еще не определились, но они прислушиваются и к Тимолану, и к Индириану.

Руарк состроил гримасу, с присвистом втянув в себя воздух; для айильца это почти то же самое, что в отчаянии рвать на себе волосы.

– Новости, конечно, не слишком хороши, – вмешался Перрин, – но ведь еще не вечер, правда? Как только Ранд объявится, слухи тут же смолкнут.

Ранд поскреб затылок:

– Если бы дело ограничилось только этим, Сорилея не выглядела бы так, точно ящерицу проглотила. – Если уж на то пошло, Нандера и Сулин имели такой вид, будто проглоченные ими ящерицы еще живы и движутся по пищеводу. – Ну, чем еще порадуешь меня, Сорилея?

Женщина с морщинистым лицом одобрительно улыбнулась ему.

– Ты чувствуешь то, что не выражено словами. Это хорошо. – Тон ее, однако, оставался по-прежнему мрачным. – Теперь ты возвращаешься, а вместе с тобой Айз Седай. Уверена, для многих это будет означать, что ты и в самом деле поставлен на колени. Что бы ты ни сказал и ни сделал, они будут считать, что Айз Седай держат тебя на коротком поводке. Это мнение возникнет сразу же, как только ты появишься, еще до того, как станет известно, что ты был у них в плену. Секреты всегда находят щели, через которые даже блохе не проскочить, а секрет, известный многим, вообще обретает крылья.

Перрин взглянул на Добрэйна и Нурелля, которые вместе со своими людьми не сводили с Ранда глаз, и проглотил тошнотворный ком в горле. Сколько из них присоединились к Ранду в большей степени потому, что на его чаше весов находилась огромная сила, которую представляли собой айильцы? Не все, конечно. Но на каждого человека, который пошел за ним просто потому, что он Дракон Возрожденный, приходилось пять или даже десять таких, кто был убежден, что Свет ярче всего сияет на стороне сильного. Если айильцы покинут его или если в их рядах произойдет раскол...

От одной мысли о такой возможности у Перрина волосы встали дыбом. Он чувствовал свою ответственность за двуреченцев, и это заставляло его делать то, к чему от природы у него не было ни склонностей, ни способностей. И неважно, та’верен он или нет. В любом случае он знал, что не сможет остаться в стороне от всего происходящего, хотя бы ради Ранда. И все же пределом его возможностей были проблемы деревенского масштаба, он даже свои собственные никак не мог решить. В голове у него все перемешалось от непосильных стараний найти выход. Что делать, если худшее все-таки случится? Перед его внутренним взором замелькали имена: кто, скорее всего, останется с Рандом, а кто попытается улизнуть. Первый список оказался весьма короток, второй настолько длинен, что у Перрина пересохло в горле. Очень многие, поступая так или иначе, по-прежнему руководствовались соображениями сиюминутной выгоды, будто и слыхом не слыхивали о том, что существуют Пророчества о Драконе или грядет Последняя Битва. Он нисколько не сомневался, что некоторые будут поступать точно так же даже в тот день, когда начнется Тармон Гай’дон. И, что хуже всего, большинство из них вовсе не Приспешники Темного, а обыкновенные люди. Просто собственные интересы они ставили на первое место. Уши Лойала уныло дрогнули, он тоже все понимал.

Еще до того, как Сорилея закончила свой рассказ, взгляд ее метнулся в сторону с таким выражением, что казалось, мог просверлить дырку даже в железе.

– Вам было приказано оставаться в фургоне. – Бера и Кируна остановились так неожиданно, что идущая следом Аланна чуть не налетела на них. – Вам было приказано не обращаться к Единой Силе без разрешения, и все же вы услышали то, о чем здесь говорилось. Придется поучить вас лучше понимать мои слова.

Несмотря на грозный взгляд Сорилеи, не предвещающий ничего хорошего, все трое не сдвинулись с места – Бера и Кируна с видом холодного достоинства, Аланна с еле тлеющим вызовом. Лойал перевел взгляд больших глаз сначала на них, потом на Хранительницу Мудрости. Если до этого уши его еле заметно подрагивали, то теперь они полностью поникли, а густые брови нависли над щеками. С тревогой снова мысленно проглядывая свои списки, Перрин рассеянно подумал: интересно, как далеко Айз Седай намерены зайти в своем непослушании? Подслушивать с помощью Силы! За это им наверняка здорово достанется от Хранительниц Мудрости – вряд ли дело ограничится только грозным рыканьем Сорилеи. И Ранд тоже вряд ли будет доволен.

На этот раз, однако, все как будто обошлось. У Ранда был такой вид, точно он вообще не заметил появления Айз Седай. Он, казалось, смотрел в пространство, хотя взгляд его был устремлен на Сорилею. Или, может быть, прислушивался к чему-то, что слышал только он сам.

– Что происходит у мокроземцев? – в конце концов спросил он. – Колавир стала королевой? – Это прозвучало не как вопрос.

Сорилея кивнула, сжав пальцами рукоять висящего на поясе ножа и ни на мгновение не выпуская из поля зрения Айз Седай. Айильцев меньше всего волновало, кто именно король или королева у мокроземцев. В особенности если речь шла о древоубийцах Кайриэна.

31
{"b":"8188","o":1}