ЛитМир - Электронная Библиотека

– Меня интересует, не навлек ли он на нас гнев Айз Седай, – вклинилась в разговор Дейра. Крупная женщина в платье из зеленого шелка, мать Фэйли была не ниже любой Девы, за исключением разве что Сомары. Длинные черные волосы серебрились на висках, нос почти такой же рельефный, как у мужа. Правда, она давала ему сто очков вперед в умении яростно сверкать глазами и очень напоминала Фэйли еще в одном отношении. Она была предана мужу, но никак не Ранду. – Ты захватил Айз Седай в плен! Чего нам теперь ожидать? Что вся Белая Башня обрушится на наши головы?

– Если они сделают это, – резко ответила Мелэйн, поправляя шаль, – то получат по заслугам.

Золотоволосая, зеленоглазая, очень красивая и, похоже, старше Ранда всего несколькими годами, Мелэйн была Хранительницей Мудрости и женой Бэила. В чем бы ни состояла причина, заставившая Хранительниц Мудрости изменить свое отношение к Айз Седай, Мелэйн, Эмис и Бэйр изменили его больше всех.

– Что я хотела бы знать, – сказала третья женщина, – это как ты собираешься поступить с Колавир Сайган. – И Дейра, и Мелэйн отличались величественной осанкой, и все же Доринда затмевала обеих, хотя было нелегко сообразить, за счет чего именно. Хозяйка крова Крепости Горячие Ключи была весьма солидной женщиной, в чьем облике отчетливо проступало материнское начало, и не просто хорошенькой, а красивой, с морщинками в углах голубых глаз и светло-рыжими волосами, как и у Бэила, густо усыпанными сединой. И все же при виде этих трех женщин любой, имеющий голову на плечах и глаза на ней, сказал бы, что именно она здесь хозяйка. – Мелэйн говорит, что Бэйр считает Колавир Сайган не слишком значительной персоной, – продолжала Доринда, – но Хранительницы Мудрости иногда бывают так же слепы, как любой мужчина. Захваченный видом сражения, он может не заметить скорпиона под ногами. – Улыбка, предназначенная Мелэйн, лишила эти слова их яда; ответная улыбка Мелэйн говорила о том, что она ничуть не обижена. – В обязанности хозяйки крова входит отыскивать скорпионов до того, как они ужалят.

Доринда тоже была женой Бэила, факт, который все еще смущал Ранда, несмотря на то что он точно знал – это выбор обеих, и ее, и Мелэйн. Может, отчасти причиной его недоумения являлось как раз то, что это именно их выбор; у айильцев мужчина практически не имел права голоса, когда его жена выбирала себе сестру-жену. И Бэила, конечно, тоже никто не спрашивал.

– Колавир будет возделывать землю, – проворчал Ранд. Они удивленно посмотрели на него, пытаясь понять, не шутка ли это. – Солнечный Трон снова пуст и ждет Илэйн. – Он подумал, не сплести ли оградительный барьер от подслушивания. Однако если бы кто-то владеющий Силой, все равно, мужчина или женщина, обнаружил этого малого стража, сам факт его существования уже свидетельствовал бы о том, что тут происходит нечто важное. Да и какая разница. Все, о чем будет говориться здесь, достаточно быстро станет известно повсюду, от Драконовой Стены до самого моря.

Федвин уже потирал запястья, Джалани вкладывала нож в ножны. Никто из присутствующих не взглянул дважды на тех, кто пришел с Рандом; все внимание было устремлено только на него. Он помахал руками, когда Сулин разрезала веревку.

– Я и не подозревал, что у нас будет семейное собрание. – Только Нерилию, похоже, слегка смутили слова Ранда, остальные отнеслись к ним совершенно спокойно.

– Вот подожди, женишься, – с улыбкой пробормотал Даврам, – и поймешь, что нужно очень хорошо подумать, прежде чем решиться скрыть что-то от жены.

Дейра, скривив губы, сверху вниз внимательно посмотрела на Башира.

– Жены – огромное утешение для мужчины, – засмеялся Бэил. – Если, конечно, он не рассказывает им слишком много.

Улыбаясь, Доринда пробежала пальцами по его волосам. И тут же крепко зажала одну прядь, точно собираясь дернуть. Бэил заворчал, но не только из-за того, что делали с его волосами пальцы Доринды. Мелэйн вытерла маленький нож о плотную юбку и вложила его в ножны. Обе женщины усмехнулись, глядя друг на друга поверх головы мужа, в то время как Бэил потирал плечо, где сквозь кадин’сор проступило небольшое кровавое пятно. Дейра задумчиво кивнула; похоже, эта идея ей понравилась.

– Где та женщина, которую я ненавижу столь сильно, чтобы сделать женой Дракона Возрожденного? – холодно сказал Ранд. Эти слова породили тишину, настолько плотную, что она ощущалась почти физически.

Он постарался обуздать свой гнев. Следовало ожидать, что они уже все знают. Мелэйн не просто Хранительница Мудрости, она ходящая по снам, точно так же, как Эмис и Бэйр. Кроме всего прочего, они в своих снах могли разговаривать и друг с другом; очень полезная способность, и для Ранда они воспользовались ею лишь единожды. И вообще это касалось только Хранительниц Мудрости. Ничего удивительного, что Мелэйн в курсе всего случившегося. Ничего удивительного, что она рассказала обо всем Доринде, неважно, была та Хранительницей Мудрости или нет. Эти две женщины и лучшие подруги, и сестры. Ну а как только о похищении Ранда узнал Бэил, тот, конечно, рассказал и Баширу. Ожидать же, что Башир сохранит такое известие в секрете от жены, было бы столь же нелепо, как ожидать, что он не сообщит ей о том, что их дом горит. Рассуждая таким образом, Ранд постепенно справился со своим гневом, загнал его внутрь.

– Илэйн объявилась? – Ранд хотел, чтобы этот вопрос прозвучал небрежно, но у него ничего не вышло. Да и не имеет значения. Любому ясно, что у него есть основания тревожиться. В Андоре, может быть, не так беспокойно, как в Кайриэне, но скорейший – а вероятно, и единственный – путь к тому, чтобы навести порядок в обеих странах, состоял в том, чтобы посадить Илэйн на трон.

– Нет еще. – Башир пожал плечами. – Но с севера доходят слухи о каких-то Айз Седай с армией – не то в Муранди, не то в Алтаре. Возможно, это юный Мэт и его Отряд Красной Руки, а с ними Дочь-Наследница и те сестры, которые сбежали из Башни, когда свергли Суан Санчей.

Ранд помассировал запястья в тех местах, где их стягивала веревка. Он затеял эту глупость, изображая пленного, только потому, что надеялся обнаружить здесь Илэйн. Илэйн и Авиенду. Тогда он мог бы прийти и уйти, а они даже не догадались о его появлении в Кэймлине. Может быть, он даже нашел бы способ незаметно взглянуть на них. Может быть... Дурак, да и только.

– Ты намерен заставить и этих сестер дать тебе клятву? – Голос Дейры был так же холоден, как и лицо. Она не любила Ранда. Как она понимала, ее мужа вынуждали к действиям, в результате которых голова Башира с большой долей вероятности могла оказаться на пике над воротами Тар Валона, и именно Ранд толкал его на этот путь. – Белая Башня вряд ли оставит без внимания то, что вы принудили к этому Айз Седай.

Ранд отвесил ей небольшой поклон, и чтобы ей сгореть, если она сочла его за насмешку.

Дейра ни Галине т’Башир никогда в разговоре с Рандом не употребляла никаких его званий, даже не называла по имени. Точно таким же тоном она могла бы разговаривать с лакеем, к тому же не очень умным и не заслуживающим особого доверия.

– Это был их выбор – присягнуть мне, вот почему я принял их клятву. Сомневаюсь, что многие из них так уж страстно желают вернуться в Тар Валон. Окажись их выбор иным, никто не препятствовал бы им уйти на все четыре стороны. Конечно, при условии, что они не выступят против меня.

– Белая Башня сама выступила против тебя, – сказал Бэил, положив кулаки на колени и наклонившись вперед. Его голубые глаза смотрели с таким выражением, что по сравнению с ними голос Дейры казался теплым. – Враг, который пришел раз, будет приходить снова и снова. Если его не остановить. Мои копья последуют за Кар’а’карном, куда бы он их ни повел.

Мелэйн, конечно, кивнула, соглашаясь. Она, похоже, очень хотела, чтобы все до последней Айз Седай оказались отрезаны от Источника, под стражей и на коленях, а еще лучше – связанными по рукам и ногам. Но Доринда тоже кивнула, и Сулин, а Башир задумчиво пригладил костяшками пальцев усы. Ранд не знал, смеяться или плакать.

49
{"b":"8188","o":1}