ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не кажется ли вам, что у меня хватает забот и без войны с Белой Башней? Элайда попыталась схватить меня за горло и получила по рукам. – Земля взрывается огнем и разорванной человеческой плотью. Вороны пируют. Сколько людей погибло? – Если у нее хватит ума на этом остановиться, я сделаю то же самое.

И если Айз Седай не станут требовать, чтобы он доверял им. Сундук. Ранд покачал головой, наполовину осознавая, что Льюс Тэрин неожиданно жалобно забормотал что-то о тьме и жажде. Он мог не принимать близко к сердцу эти воспоминания, он даже должен поступать именно так; но ни в коем случае не забывать и не доверять.

Предоставив Бэилу и Баширу спорить о том, хватит ли у Элайды ума остановиться сейчас, Ранд подошел к столу около стены, на котором были разложены карты. На стене висел гобелен с изображением какого-то сражения; на ткани рельефно выступал Белый Лев Андора. Судя по всему, эта комната служила Бэилу и Баширу чем-то вроде штаба. Порывшись среди карт, Ранд нашел нужную, скатанную в большой рулон; на карте был изображен не только весь Андор от Гор Тумана до реки Эринин, но и часть стран, расположенных южнее, – Гэалдан, Алтара и Муранди.

– Женщины, взятые в плен в стране древоубийц, должны держаться тише воды, ниже травы. Почему же нельзя требовать этого и от других? – сказала Мелэйн, по-видимому, в ответ на что-то, чего Ранд не слышал. В ее голосе явственно звучал гнев.

– Мы будем делать то, что должны, Дейра т’Башир, – спокойно сказала Доринда; она редко выходила из себя. – Собери все свое мужество, и мы отправимся туда, куда нужно.

– Когда прыгаешь с обрыва, – ответила Дейра, – ничего не остается, как только собрать все свое мужество. И надеяться на то, что угодишь в телегу с сеном, случайно оказавшуюся внизу. – Ее муж усмехнулся, будто это была шутка, однако слова Дейры звучали серьезно.

Развернув карту и придавив ее углы чернильницами и флаконами с песком, Ранд измерил расстояние пальцами. Мэт двигался не слишком быстро, если, как утверждают слухи, он в Алтаре или Муранди, а ведь он всегда гордился мобильностью своего отряда. Может, Айз Седай со своими слугами и повозками замедляли его продвижение. А может, сестер было больше. Осознав, что руки у него стиснуты в кулаки, Ранд расслабил их. Ему нужна Илэйн. Чтобы посадить ее на трон здесь и в Кайриэне; вот зачем она нужна ему. Только по этой причине. Авиенда... Она ему вообще не нужна, совсем не нужна, и она достаточно ясно дала понять, что и он ей не нужен. Вдали от него она в безопасности. Чем дальше от него, тем безопаснее для них обеих. Свет, если бы он мог хоть одним глазком взглянуть на них! Однако Мэт ему просто необходим, раз Перрин заупрямился. Конечно, Мэт не такой уж дока в сражениях, но даже Башир считался с его мнением. В военных вопросах по крайней мере.

– Они обходились с ним как с да’тсанг, – проворчала Сулин, и остальные Девы тоже невнятно заворчали себе под нос, точно эхо.

– Мы знаем, – мрачно сказала Мелэйн. – У них нет чести.

– Как он сможет держать себя в руках после всего, что ты описала? – недоверчиво спросила Дейра.

Нижний обрез карты проходил севернее Иллиана – Ранду не удалось обнаружить на столе ни одной карты, которая изображала бы хоть часть этой страны, – но рука Ранда скользнула вниз, за Муранди, и он легко представил себе Холмы Дойрлон, находящиеся уже в Иллиане, неподалеку от границы. И линию фортов на этих холмах. Любой армии, вторгшейся в Иллиан, придется преодолеть их сопротивление. А в двухстах пятидесяти милях на восток, за Равниной Маредо, – армия, подобной которой не было с тех пор, как все народы собрались под Тар Валоном во время Айильской Войны; а может, даже со времен Артура Ястребиное Крыло. Тайренцы, кайриэнцы, айильцы – все сплелось в туго затянутый узел именно здесь, в Иллиане, в один могучий кулак, который должен нанести решительный удар. Если Перрин не поведет армию, тогда это должен будет сделать Мэт. Одно плохо – не хватает времени. Всегда не хватает времени.

– Сгори мои глаза... – пробормотал Даврам. – Ты никогда ни словом не упоминала об этом, Мелэйн. Леди Каралайн и лорд Торам разбили лагерь прямо под городом, и Благородный Лорд Дарлин тоже с ними? Они не могли оказаться одновременно в одном и том же месте случайно, нет, никак не могли. Ничего себе соседство! Гадюшник прямо у порога!

– Позвольте алгай’д’сисвай станцевать, – ответил Бэил. – Мертвые гадюки никого не ужалят.

Саммаэль всегда был сильнее всего в защите – воспоминание Льюса Тэрина, еще со времен Войны Тени. Если в одной голове находятся вместе два человека, то вполне можно ожидать, что их воспоминания начнут просачиваться от одного к другому. Иногда Льюс Тэрин совершенно не к месту вспоминал овец, пасущихся на лугу, или рубку дров, или вкус жареного цыпленка. Сейчас в его бормотании, еле слышно доносившемся до Ранда, ощущалось неистовое стремление убивать, разрушать. Всякий раз, вспоминая Отрекшихся, Льюс Тэрин приходил в ярость.

– Дейра т’Башир права, – сказал Бэил. – Мы не должны сворачивать со своего пути, пока не будут уничтожены либо наши враги, либо мы.

– Я не совсем это имела в виду, – сухо ответила Дейра. – Но ты прав. Теперь у нас нет выбора. Пока не погибнут наши враги – или мы.

Смерть, разрушение, безумие – все это вертелось и кружилось в голове Ранда, пока он изучал карту. Как только армия нанесет удар, Саммаэль тут же объявится на этих фортах. Саммаэль, со всей своей мощью Отрекшегося и знаниями Эпохи Легенд. Лорд Бренд, как он сам называл себя, один из членов Совета Девяти. Лорд Бренд, как называли его те, кто отказывался верить, что Отрекшиеся вырвались на свободу. Но Ранд знал, что это он. Опираясь на воспоминания Льюса Тэрина, он знал, как выглядит Саммаэль, будто видел его перед собой воочию.

– Что намерена предпринять Дайлин Таравин в отношении Ниан Араун и Элении Саранд? – спросила Доринда. – Признаюсь, я совершенно не понимаю такого обращения с людьми.

– Что бы она ни делала, это вряд ли имеет значение, – ответил Даврам. – Меня беспокоит то, что она спелась с этими Айз Седай.

– Дайлин Таравин глупа как пробка, – пробормотала Мелэйн. – Она верит слухам о том, что Престолу Амерлин удалось поставить Кар’а’карна на колени. Она даже волосы не расчешет без разрешения Айз Седай.

– Ты заблуждаешься насчет нее, – убежденно сказала Дейра. – Дайлин достаточно сильна, чтобы править Андором; она доказала это в Арингилле. Конечно, она прислушивается к мнению Айз Седай – только глупцы этого не делают, – но прислушиваться еще не означает повиноваться.

Нужно снова обыскать повозки, доставленные от Колодцев Дюмай. Ангриал в виде фигурки маленького толстяка должен быть где-то в них. Никто из сбежавших Айз Седай не мог даже догадываться о том, что это такое. Разве только какая-нибудь из них сунула его в суму как сувенир на память о Возрожденном Драконе. Нет. Он должен быть где-то в повозках. С ангриалом Ранд будет так же силен, как любой Отрекшийся. Без него... Смерть, разрушение и безумие.

Неожиданно что-то привлекло его внимание. То ли увиденное, то ли услышанное, но тут же исчезнувшее.

– Что это было? – спросил Ранд, резко отвернувшись от инкрустированного драгоценной костью стола.

Удивленные лица повернулись к нему. Джонан, который стоял, прислонившись к дверному косяку, напряженно выпрямился. Девы, отдыхающие, сидя на корточках, неожиданно беспокойно задвигались. До этого они лениво переговаривались, теперь все как одна настороженно смотрели в сторону Ранда.

Поглаживая пальцами ожерелье из резной кости, Мелэйн взглянула на Бэила и Даврама и решительно сказала, прежде чем кто-либо успел открыть рот:

– Девять Айз Седай остановились в гостинице под названием «Серебряный лебедь», в тех кварталах, которые Даврам Башир называет Новым Городом. – Мелэйн непроизвольно выделила слова «гостиница», «кварталы» и «город». До того как оказалась по эту сторону Драконовой Стены, Мелэйн знала эти слова только из книг. – Даврам и Бэил считают, что мы должны оставить их в покое, пока они не предпринимают никаких действий против тебя. Думаю, ты почувствовал, что эти Айз Седай разыскивают тебя, Ранд ал’Тор.

50
{"b":"8188","o":1}