ЛитМир - Электронная Библиотека

– Думаешь, он отправит за нами погоню? – спросила Мин, когда путники легкой рысцой двинулись на юг, прочь от Корийских Ключей. Спрашивала девушка у Суан, но ответил ей Логайн:

– Местный лорд? На что вы ему сдались? Эка важность! Конечно, может послать одного человека, наверняка разошлет ваши описания. Но мы поскачем, не останавливаясь, как можно дальше, и завтра тоже будем гнать. – Судя по всему, теперь за старшего стал он.

– Да, какая в нас для него важность, – промолвила Суан, неловко подскакивая в седле. Сколько бы она ни осторожничала с Белой, взгляд, которым она буравила спину Логайна, говорил, что ее власти брошен вызов и долго такое положение она терпеть не намерена.

Мин же надеялась, что Брин считает трех женщин ничем не примечательными беженками. Может, так оно и есть. Но как только он узнает их подлинные имена...

Логайн погнал жеребца быстрее, и девушка ударила Дикую Розу каблуками, чтобы та не отставала. Мин решила думать не о том, что осталось позади, а о том, что ждет впереди.

* * *

Заткнув кожаные перчатки за пояс с мечом, Гарет Брин взял с письменного стола бархатную шляпу с загнутыми полями. Шляпа была последним достижением моды, и привезли ее из Кэймлина. За тем, чтобы его гардероб соответствовал всем новым веяниям, следила Каралин; сам же лорд модой совершенно не интересовался, но Каралин считала, что одеваться он должен сообразно своему высокому положению, и самолично по утрам выкладывала ему шелковые и бархатные наряды.

Надев эту шляпу с высокой тульей, Брин уловил свое смутное отражение в окне кабинета. Да, все как и есть сейчас – колеблющаяся тонкая фигура... Брин скосил глаза на серую шляпу и серую же шелковую куртку, вышитую по рукавам и воротнику серебряными завитками. Мало похоже на привычные ему шлем и доспехи. Но с этой жизнью отныне покончено, раз и навсегда. А эти наряды... Всего лишь средство хоть чем-то заполнить пустоту тоскливых дней. И больше ничего.

– Вы уверены в своем решении, лорд Гарет?

Брин отвернулся от окна и посмотрел на Каралин, стоящую у своего письменного стола, в противоположном конце комнаты. Стол Каралин был завален счетными книгами – те годы, что Брин отсутствовал, она управляла всеми его имениями, всем хозяйством и, вне всяких сомнений, управлялась с этим делом значительно лучше его.

– Оставили бы их работать на Адмера Нима, – продолжала Каралин, – как предписывает закон. Тогда это дело вообще бы вас не касалось.

– Но я не оставил, – сказал Брин, – и доведись рассматривать это дело вновь, поступил бы точно так же. Тебе не хуже меня известно, что Ним и его кузены этим девушкам ни днем ни ночью проходу бы не давали. А Майган со своими товарками превратила бы их жизнь в сущую Бездну Рока, если бы только все три девушки случайно в колодце не утонули.

– В такую жару, – сухо заметила Каралин, – даже Майган не стала бы сталкивать их в колодец. Тем не менее, лорд Гарет, мне понятна ваша точка зрения. Но у них был почти целый день и вся ночь, они могли убежать куда угодно. Разошлите о них сообщения, и только тогда вы их найдете. Если их вообще удастся отыскать.

– Тэд их найдет.

Тэду было за семьдесят, что ничуть не мешало ему учуять вчерашний запах при луне да на камнях. К тому же он был безмерно счастлив сбагрить заботы о кирпичном заводе сыну.

– Ну, раз вы так говорите... – Каралин и Тэд не очень-то ладили. – Что ж, когда вернете беглянок, я найду, к чему их в доме приставить.

Что-то в ее голосе, какая-то нотка насторожила Брина. Ненароком прозвучавшее удовлетворение. Чуть ли не с первого дня, как он вернулся домой, Каралин приводила в манор хорошеньких служанок и девушек с ферм. Их перед Брином прошла целая череда, и все они готовы были помочь лорду забыть о его горестях.

– Они – клятвопреступницы, Каралин. Боюсь, им суждено гнуть спины на полях.

Мимолетно напрягшиеся губы Каралин подтвердили подозрения Брина, но голос ее остался равнодушен:

– Прочим двум, лорд Гарет, там, наверно, и место, но не стоит разбрасываться красотой и изяществом. Эта доманийская девушка вполне подходит, чтобы прислуживать за столом. Такая юная и необыкновенно красивая. Но, разумеется, все будет так, как вы пожелаете.

Так вот кого, получается, присмотрела Каралин. И в самом деле, необыкновенно красивая девушка. Правда, чем-то неуловимо отличается от тех доманиек, что встречались Брину. Робкое прикосновение там, слишком поспешное и короткое тут. Такое, конечно, абсолютно невозможно. Доманийки чуть ли не с колыбели обучают своих дочерей обводить мужчин вокруг пальца. Нельзя сказать, чтобы ей ничего не удалось, кое-что она сумела, Брин это признавал. Раз уж Каралин после всех фермерских девушек решила напустить на него ее... Необыкновенно красивая.

Тогда почему не ее лицо, не ее облик занимают его мысли? Почему он ловит себя на том, что думает о голубых глазах? С вызовом глядящая на него, будто желая, чтобы под рукой оказался меч, испуганная, но отказывающаяся уступить страху. Мара Томанес. Он был уверен: она сдержит слово, она из тех, кому не нужны клятвы.

– Я верну ее, – сказал себе Брин. – И узнаю, почему она нарушила клятву.

– Как скажете, милорд, – промолвила Каралин. – Думаю, она вполне справится с обязанностями горничной в вашей опочивальне. Села немного старовата, чтобы бегать вверх-вниз по лестницам, когда вам ночью что-то понадобится.

Брин удивленно моргнул. О чем это она? Ах да, о девушке из Домани. Он покачал головой, сетуя на глупость Каралин. А сам-то он разве не больший глупец? Он лорд; он должен оставаться здесь и заботиться о своих людях. Однако Каралин управляется со всем куда лучше его, как и все те годы, когда он отсутствовал. Сам Брин знал одно солдатское ремесло, всю жизнь провел в военных лагерях, участвовал в бесчисленных кампаниях и походах, ну еще понимал кое-что в том, как маневрировать в придворных интригах. Нет, все же Каралин права. Нужно снять этот меч, эту дурацкую шляпу, потом Каралин напишет описание беглянок, и...

Вместо этого Брин сказал:

– Повнимательней приглядывай за Адмером Нимом и его родней. Они непременно постараются тебя надуть.

– Как скажете, милорд.

Слова были преисполнены почтения, но тон говорил: «Ты еще поучи дедушку овец стричь». Усмехаясь про себя, Брин вышел из кабинета.

Манор в поместье мало отличался от разросшегося фермерского дома – два этажа, возведенные без всякого плана из кирпича и камня, подведенных под шиферную крышу, пристройки и флигели, расползшиеся за многие поколения Бринов. Род Бринов владел этой землей – или она владела ими – с тех пор, как на обломках империи Артура Ястребиное Крыло около тысячи лет назад возник Андор, и с этого времени сыновья Бринов верой и правдой служили Андору на полях сражений. Больше в войнах за Андор ему не сражаться, но думать о Доме Брин уже поздно. Слишком много было войн, слишком много сражений. Он последний в роду. Ни жены, ни сына, ни дочери. С ним умрет род. Всему есть конец – вращается Колесо Времени.

Перед домом на мощенном камнем дворе ждали рядом с оседланными лошадьми двадцать человек. Седины у многих еще больше, чем у Брина. Все многоопытные воины, ветераны, командиры десятков и эскадронов, знаменщики, некогда служившие с ним вместе. Джони Шагрин, бывший старшим знаменщиком гвардии, стоял впереди строя с повязкой на голове, хотя Брин достоверно знал, что дочери Джони подсылали своих детишек, дабы те уговорили его не вставать с постели. У него, в числе немногих, была семья, то ли здесь, то ли где-то в другом месте. Многие выбрали службу у Гарета Брина вместо того, чтобы пропивать свои пенсии да докучать собутыльникам воспоминаниями, которые никому не интересны, кроме как другому такому же старому вояке.

Все опоясались поверх курток мечами, несколько человек притащили длинные, со стальными наконечниками пики, которые до сегодняшнего утра красовались на стенах. Позади каждого седла приторочена толстая скатка, седельные сумы раздуты, котелок или чайник, наполненные бурдюки – бывалые бойцы словно вновь собрались в долгий поход, а не на недельку на поиски трех женщин, подпаливших какой-то сарай. Просто появилась возможность тряхнуть стариной, или розыски стали предлогом вспомнить прежние веселые деньки.

14
{"b":"8192","o":1}