ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не лги мне, Натаэль, – прорычал Ранд. Задолго до встречи с Натаэлем он узнал, что направление Силы мужчиной и женщиной так же отлично одно от другого, как разнятся сами мужчины и женщины; Ранд не собирался принимать на веру слова собеседника. – Я слышал, как Эгвейн и другие говорили, что Айз Седай соединяют свои силы. Если могут они, то почему не можем мы с тобой?

– Потому что не можем. – В голосе Асмодиана прорвалось раздражение. – Хочешь знать почему – поинтересуйся у алхимиков или книгочеев. Почему собаки не летают? Вероятно, так в громадной системе Узора уравновешивается то, что мужчины по природе своей сильнее. Мы не в состоянии соединяться узами без помощи женщин, а они без нас могут. Им все-таки потребна помощь мужчин, чтобы создать круг больше, чем из тринадцати человек, но это слабое утешение.

Ранд был уверен, что наконец-то поймал Отрекшегося на лжи. Морейн рассказывала, что в Эпоху Легенд мужчины и женщины были сильны в равной мере, и солгать она не могла. Так Ранд и заявил, добавив:

– Пять Сил, Пять Стихий – равны.

– Земля, Огонь, Воздух, Вода и Дух. – Для каждой Силы у Натаэля нашелся свой аккорд. – Верно, они равны, и столь же верно, что любое действие, на которое способен мужчина с помощью одной из Стихий, под силу и женщине. По крайней мере, отчасти. Но это не имеет ничего общего с тем, что мужчины сильнее. Если Морейн что-то считает правдой, то и говорит, как об истине, так оно или нет. Вот одно из тысячи слабых мест в этих дурацких Обетах. – Он сыграл что-то и впрямь звучавшее глупо. – Кое у кого из женщин руки посильнее, чем у некоторых мужчин, но в общем все наоборот. Так же и в случае с Силой и, пожалуй, в сходных пропорциях.

Ранд медленно кивнул. Сказанное Асмодианом имело некоторый смысл и звучало разумно. Илэйн с Эгвейн считались чуть ли не сильнейшими женщинами из обучавшихся в Башне за тысячу, а то и более лет, а он однажды проверил на них свой дар, и позже Илэйн призналась, что почувствовала себя котенком, которого схватил мастифф.

Асмодиан тем временем продолжал:

– Если две женщины связали себя узами, это не значит, что их сила удвоилась; соединение узами не просто сложение сил. Но если они достаточно сильны, то и с мужчиной могут поспорить. А коли составится круг из тринадцати женщин, берегись. Объединившись, тринадцать даже еле способных направлять Силу женщин одолеют подавляющее большинство мужчин. Тринадцать самых слабых женщин из Башни возьмут верх над тобой и над любым мужчиной – и даже не запыхаются. В Арад Домане я как-то услышал присловье, которое мне хорошо запомнилось: «Чем больше вокруг женщин, тем тише ступает мудрец». Не худо бы и тебе эту поговорку не забывать.

Ранд поежился, вспомнив о том времени, когда он оказался среди Айз Седай, числом намного превосходивших тринадцать. Конечно, большинство из них не знало, кто он такой. А если б знали... Если Морейн и Эгвейн связаны... Ранду не хотелось верить, что Эгвейн так далеко ушла от их прежней дружбы на своем пути к Башне. Что бы она ни делала, она поступает искренне, без задних мыслей, и она всем сердцем желает стать Айз Седай. Как и Илэйн.

Ранд отпил полкубка вина, но вино не смыло тягостных мыслей.

– Что еще ты можешь рассказать об Отрекшихся? – Этот вопрос он задавал, наверно, раз сто и каждый раз надеялся узнать чуточку больше. Лучше такой вопрос, чем пустые размышления, не соединились ли Эгвейн и Морейн, чтобы...

– Я рассказал тебе все, что знал, – тяжело вздохнул Асмодиан. – Нас никогда нельзя было назвать близкими друзьями. Ты думаешь, я что-то утаиваю? Если ты хочешь знать, где они, то мне неизвестно, где остальные. Знаю только про Саммаэля, а тебе и без моего рассказа известно, что он выбрал своим королевством Иллиан. Какое-то время в Арад Домане находилась Грендаль, но полагаю, ее там уже нет – слишком высоко она ценит свой комфорт. Подозреваю, что и Могидин пребывает – или пребывала – где-то на западе, но никому еще не удавалось отыскать Паучиху, если она того не желает. Равин приручил какую-то королеву и забавляется с ней, но твоя догадка о том, какой страной она для него правит, ничуть не хуже моих предположений. Больше ничего, что поможет тебе определить их местопребывание, я не знаю.

Все это Ранд уже слышал. Вообще ему чудилось, что он слышал все сказанное Асмодианом об Отрекшихся раз пятьдесят. Порой – слишком часто – казалось, что Ранд уже знает то, о чем ему рассказывает Асмодиан. Кое-что из услышанного ему хотелось бы не знать, например, что забавляет Семираг, а кое-что вовсе было бессмысленным. Демандред переметнулся к Тени из зависти к Льюсу Тэрину Теламону? Ранд и вообразить не мог такой зависти, что толкнула бы его что-то сделать, тем более подобный шаг. Асмодиан утверждал, что его соблазнила мысль о бессмертии – и о нескончаемых Эпохах музыки. Асмодиан заявил, что прежде был известным композитором. Что за чушь! Однако в этой громаде обрушившегося на Ранда знания, от которого подчас кровь стыла в жилах, могла скрываться та крупица, благодаря которой он сумеет уцелеть в Тармон Гай’дон. Что бы он ни говорил Морейн, Ранд знал: он должен встать на пути Отрекшихся, и случиться это может гораздо раньше, чем ему хочется. Наполнив кубок, Ранд поставил его на пол. Вино не смогло стереть факты.

Раздался перестук бусин, и Ранд оглянулся – вошли облаченные в белые одежды молчаливые гай’шайн. Они начали собирать блюда и кубки, поданные для Ранда и вождей; еще один гай’шайн, мужчина, поставил на стол большой серебряный поднос с закрытыми тарелками, серебряной чашей и двумя большими глиняными кувшинами в зеленую полоску. В одном из них наверняка вино, в другом вода. Женщина-гай’шайн внесла зажженную лампу и пристроила ее возле подноса. Небо в окнах окрасилось желто-красными цветами заката; в короткий промежуток между раскаленной печью и морозным ледником воздух и в самом деле был свеж и приятен.

Когда гай’шайн удалились, Ранд встал, но уходить не спешил.

– Как ты считаешь, Натаэль, каковы мои шансы в Последней Битве?

Асмодиан, потянувшийся за своими красно-синими шерстяными одеялами, лежавшими за подушками, замер и поднял глаза на Ранда, в своей странной манере склонив голову набок.

– В тот день, когда мы встретились тут, ты... нашел на площади какую-то вещицу.

– Забудь об этом, – хрипло отозвался Ранд. Он нашел не одну вещицу, а две. – Все равно я ее уничтожил. – Ему показалось, будто плечи Асмодиана слегка поникли.

– Тогда... Темный... уничтожит тебя. Что до меня, то в тот час, когда я узнаю о его освобождении, я вскрою себе вены. Если у меня будет такая возможность. Быстрая смерть намного лучше того, что тогда ожидает меня повсюду. – Он откинул в сторону одеяла и уселся, мрачно уставясь в никуда. – Наверняка смерть лучше безумия. Теперь оно грозит мне в той же мере, что и тебе. Ты лишил меня оберегавших от безумия уз. – В голосе его не было горечи, одна безнадежность.

– А если бы существовал иной способ защититься от порчи? – спросил Ранд. – Если можно как-то избавиться от нее? Ты все равно убил бы себя?

Лающий смех Асмодиана был едок, как кислота:

– Забери меня Тень, видно, ты возомнил себя чуть ли не проклятым Создателем! Мы мертвы. Мы оба мертвецы! Неужели гордыня застила тебе глаза и ты ничего не понимаешь? Или ты просто непроходимо туп? Ты, потерявший надежды пастух?!

Ранд держал себя в руках.

– Тогда почему бы не покончить со всем разом? – срывающимся голосом спросил он. Я не настолько слеп и вижу, что вы с Ланфир затеяли. Я не такой уж тупица, коли одурачил ее и поймал в ловушку тебя. – Раз нет никакой надежды, ни единого шанса, даже малюсенького... почему ты еще жив?

По-прежнему не глядя на юношу, Асмодиан потер нос.

– Как-то я видел висящего на утесе человека, – медленно промолвил он. – Он висел на обрыве, скала крошилась под его пальцами... Ухватиться он мог лишь за пучок травы – несколько длинных стебельков, корни которых едва цеплялись за камень. Это был единственный шанс вскарабкаться обратно на утес. Вот за него он и схватился. – Асмодиан вдруг коротко и невесело рассмеялся. – Он же должен был знать, что они легко выдернутся.

26
{"b":"8192","o":1}