ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вполне понятно, что вы хотите уберечь свои страны, – вступила в беседу Бэйр, – но Ранд ал’Тор намерен повести нас вовсе не для кары. Ни с кем, кто покорится Тому-Кто-Приходит-с-Рассветом, кто подчинится Айил, не случится ничего дурного.

Вот, значит, в чем дело. Ну конечно.

– Меня заботит не только спасение человеческих жизней и судьбы стран. – Морейн царственным жестом одним пальцем смахнула со лба пот, но голос ее был почти таким же напряженным, как и у Мелэйн. – Если вы допустите это, разразится катастрофа. После стольких лет подготовки планы близки к осуществлению, а он вот-вот сам все разрушит.

– Планы Белой Башни, – заметила Эмис так спокойно, будто соглашалась. – К нам эти планы не имеют никакого отношения. И мы, и другие Хранительницы должны думать о том, что нужно Айил. Мы позаботимся, чтобы айильцы делали то, что в интересах Айил.

У Эгвейн мелькнула мысль, что сказали бы на эти слова клановые вожди. Конечно, они частенько сетовали, что Хранительницы встревают не в свое дело, и такие речи, наверное, не станут для них неожиданностью. Вожди казались людьми умными, волевыми, но Эгвейн считала, что против объединенного напора Хранительниц у них столько же шансов, как в ее родных краях у Совета Деревни против Круга Женщин.

Хотя в этот раз права была Морейн.

– Если Ранд... – начала было Эгвейн, но Бэйр заставила ее умолкнуть:

– Девочка, позже мы выслушаем, что ты хочешь сказать. Для нас важно твое знание Ранда ал’Тора, но пока тебе не разрешат говорить, ты будешь молчать и слушать. И сотри с лица это угрюмое выражение, иначе я напою тебя отваром из голубой колючки.

Эгвейн поморщилась. Уважение Хранительниц к Айз Седай, пусть как к равным себе, не распространялось на ученицу, даже на ту, которая, по их мнению, была Айз Седай. Так или иначе, Эгвейн держала язык за зубами. С Бэйр станется послать ее за мешочком с травами и велеть самой заварить этот до невероятности горький настой. Иного назначения, кроме как излечивать угрюмость или еще что-нибудь, что Хранительницы сочтут подлежащим исправлению, у голубой колючки не было. Настой действовал безотказно одним лишь своим вкусом. Авиенда успокаивающе погладила подругу по руке.

– Ты полагаешь, для самих Айил такой поворот не обернется катастрофой? – Должно быть, непросто говорить холодным, как ручей зимой, тоном, когда сидишь в жарком влажном пару и с головы до пят блестишь от пота, но для Морейн подобная задача, видимо, не составляла труда. – Тогда повсюду разразится Айильская Война. Как и раньше, вы начнете убивать, жечь и грабить деревни и городки, пока против вас не обратятся все, до последнего мужчины и женщины.

– Пятая часть – положенная доля, Айз Седай, – заметила Мелэйн, отбрасывая за спину свои длинные волосы, а потом принялась водить своим стайра по гладкому плечу. Даже отяжелев и повлажнев от пара, ее волосы блестели, точно шелк. – Большего мы не взяли даже у древоубийц. – Ее взгляд был выразителен и многозначителен: Хранительницы знали, что Морейн родом из Кайриэна. – Ваши короли и королевы взыскивают столько же в виде налогов.

– А когда все страны и государства ополчатся против вас? – упорствовала Морейн. – В Айильскую Войну они, объединившись, поворотили вас вспять. Так же может случиться, и наверняка случится вновь, только с обеих сторон неизбежны многие и многие смерти.

– Смерти, Айз Седай, никто из нас не боится, – заявила Эмис с ласковой улыбкой, будто объясняя ребенку прописную истину. – Жизнь есть сон, от которого всем нам суждено очнуться, прежде чем мы вновь погрузимся в грезы. Кроме того, Драконову Стену пересекли под предводительством Джандуина лишь четыре клана. Здесь уже шесть, а ты сама говоришь, что Ранд ал’Тор намерен собрать все кланы.

– Пророчество Руидина гласит, что он расколет нас. – В зеленых глазах Мелэйн вспыхнул огонек – либо из-за настойчивости Морейн, либо потому, что она отнюдь не была такой бестрепетной, как казалось. – Какая разница, исполнится предсказанное здесь или по ту сторону Драконовой Стены?

– Вы лишите его поддержки всех народов к западу от Драконовой Стены, – сказала Морейн. Вид у нее был, как всегда, невозмутимый, но, судя по голосу, она готова была грызть камни. – А ему нужна такая поддержка!

– Его поддерживает народ Айил, – заявила Бэйр тем же хрупким, но неуступчивым голосом. Свои слова она подкрепила энергичными взмахами тонкого металлического клинка. – Кланы никогда не были государством, но теперь он сплотил нас воедино.

– Переубеждать его мы не станем и помогать в этом тебе, Морейн Седай, тоже не будем, – не менее твердо добавила Эмис.

– Теперь, Айз Седай, если тебе угодно, можешь оставить нас, – сказала Бэйр. – Что ты хотела, мы обсудили. Больше на эту тему мы сегодня говорить не будем. – Сказано было вежливо, но отказ прозвучал решительно и недвусмысленно.

– Я оставляю вас, – ответила Морейн, вся – воплощение спокойствия. Говорила она так, словно это было ее предложение, ее решение. Она уже привыкла к тому, что Хранительницы ясно дают понять: они Башне нисколько не подчинены. – У меня еще есть дела.

Вот это наверняка во многом правда. И, весьма вероятно, дела эти касаются Ранда. Спрашивать Эгвейн не стала; если Морейн понадобится, она сама скажет Эгвейн все, что сочтет нужным, а если нет... Тогда Айз Седай все равно вывернется, так и не солгав, но вряд ли скажет что-нибудь существенное, а то и прямо заявит, что Эгвейн это не касается. Морейн знала, что имя Эгвейн Седай из Зеленой Айя, мягко говоря, не соответствует истине. На людях подобный обман она терпела, но в остальном не упускала случая поставить Эгвейн на место – когда ей требовалось.

Когда Морейн, впустив порыв холодного воздуха, удалилась, Эмис сказала:

– Авиенда, налей чаю.

Молодая айилка вздрогнула, дважды открыла рот и наконец вымолвила:

– Его еще заварить надо.

И тотчас на четвереньках поспешила из палатки. От второго холодного порыва пару явно поуменьшилось.

Хранительницы переглянулись, удивленные не меньше самой Авиенды. Да и Эгвейн изумилась: Авиенда умело справлялась с большей частью обременительной домашней работы, пусть и не всегда с изяществом. Должно быть, что-то ее очень тревожит, коли она забыла о такой мелочи, как чай. Чаю Хранительницы хотели всегда.

– Подбавь пару, девочка, – велела Мелэйн.

Эгвейн сообразила: это относится к ней, ведь Авиенда-то ушла. Торопливо плеснув воду, она направила Силу, нагревая и камни, и котел, пока не услышала треск и не ощутила жар, исходящий от котла, точно от топки. Айильцы, может, и привыкли в чем мать родила сигать на мороз чуть ли не из печки, но ей это в новинку. Заполняя палатку, заклубились плотные жаркие облака. Эмис одобрительно кивнула; они с Мелэйн, верно, заметили окружившее девушку сияние саидар, хотя сама Эгвейн его не видела. Мелэйн же продолжала скрести себя стайра.

Отпустив Истинный Источник, Эгвейн уселась на место и, наклонившись к Бэйр, прошептала:

– Авиенда сделала что-то не так?

Она не знала, как отнеслась бы к ее вопросу Авиенда, но не хотела ничем смущать подругу.

Бэйр не испытывала подобных сомнений или угрызений совести.

– Ты про порку? – осведомилась она обычным голосом. – Она пришла ко мне и заявила, что сегодня дважды соврала. Правда, кому и о чем, так и не сказала. Разумеется, это ее дело – до тех пор, пока она не лжет Хранительницам Мудрости. Но она твердила, что ее честь требует, чтобы тох ее был оплачен.

– Она просила... – несказанно изумилась Эгвейн, не в силах договорить.

Бэйр кивнула, словно такая просьба – нечто совершенно обыденное.

– Я немножко добавила ей от себя, за то, что она меня побеспокоила. Если тут замешан джи, то при чем к ее обязательству я? Весьма вероятно, что ее так называемая ложь – нечто такое, о чем беспокоятся лишь Фар Дарайз Май. Девы, особенно бывшие, порой так суетливы! Совсем как мужчины.

Эмис кинула на Бэйр взгляд, заметный даже в густом пару. Как и Авиенда, Эмис, прежде чем стать Хранительницей, принадлежала к Фар Дарайз Май.

36
{"b":"8192","o":1}