ЛитМир - Электронная Библиотека

Нельзя сказать, что сам он, дойди до схватки, не победил бы Ланфир. То же касается и Саммаэля. Правда, Грендаль, скорей всего, примкнет к Ланфир, рискни один из мужчин что-то предпринять против той. Да и вообще, скорей всего, именно в этот миг обе женщины наполнены Силой до краев, готовые при малейшем подозрении обрушить яростные потоки на любого из мужчин. А то и друг на друга. Но этот фермерский мальчишка! Необученный пастух! Необученный, если только за подготовку не взялся Асмодиан.

– Он – возрожденный Льюс Тэрин Теламон, – тоже негромко промолвила Ланфир, – а Льюс Тэрин был не слабее любого из нас.

Саммаэль рассеянно потер пересекавший лицо шрам – он получил его от Льюса Тэрина. Было то более трех тысяч лет назад, задолго до Разлома Мира, еще до того, как был заключен в узилище Великий Повелитель, задолго до многого, но о случившемся тогда Саммаэль не забывал никогда.

Тут заговорила Грендаль:

– Ну, мы наконец начнем обсуждать то, ради чего собрались?

Равин недовольно покосился на слуг – они оставались неподвижны. Вернее, застыли вновь. Саммаэль ворчал в бороду.

– Если этот Ранд ал’Тор и вправду возрожденный Льюс Тэрин Теламон, – продолжала Грендаль, усаживаясь на спину вставшего на четвереньки слуги, – то я удивлена, что ты, Ланфир, еще не попыталась затащить его к себе в постель. Или задачка оказалась не из простых? Мне помнится, Льюс Тэрин вроде как вовсю тобой помыкал. То и дело гасил твои вспышки гнева. И так сказать, держал на посылках. За вином для себя гонял. – Она поставила свой кубок на поднос, который держала замершая, точно бездыханная статуя, коленопреклоненная женщина. – Он так завладел твоими мыслями, что скажи он: «Коврик», – ты растянулась бы у его ног.

Темные глаза Ланфир коротко вспыхнули, но она овладела собой.

– Он может быть возрожденным Льюсом Тэрином, но он – не сам Льюс Тэрин.

– Почем тебе знать? – спросила Грендаль с такой улыбкой, будто все было лишь шуткой. – Очень может быть, что, как многие верят, все рождаются и возрождаются, пока вращается Колесо. Но, судя по тому, что я прочитала, прежде никогда ничего подобного не происходило. Конкретный человек возродился согласно пророчеству. Кому ведомо, что он такое?

Ланфир пренебрежительно скривила губы в усмешке:

– Я внимательно наблюдала за ним. Он не более чем пастух, каковым и выглядит, причем наивен, необучен и простодушен сверх ожидаемого. – Она вновь посерьезнела. – Но теперь у него есть Асмодиан, хоть союзник из того слабый. Однако еще до Асмодиана четверо Избранных пали в противостоянии ему.

– Пускай рубит гниль и сухостой, – с мрачным видом заявил Саммаэль. Сплетя потоки Воздуха, он подтащил к себе стул и развалился на нем, перекинув руку через низкую резную спинку, вытянув и скрестив ноги. Всякий, кто счел бы его расслабившимся, сглупил бы. Саммаэлю всегда нравилось дурачить своих врагов, вводя их в заблуждение, будто его можно застать врасплох. – В День Возвращения оставшимся достанется больше. Или ты, Ланфир, полагаешь, будто он может победить в Тармон Гай’дон? Даже если он и закалит характер Асмодиану, где у него на этот раз Сто Спутников? Будет он с Асмодианом или выступит в одиночку, Великий Повелитель погасит его, точно чадящую лампу.

Ланфир бросила презрительный взгляд на Саммаэля, тот замолчал и набычился.

– А сколько нас останется в живых, когда наконец освободится Великий Повелитель? С четырьмя уже покончено. Не окажешься ли следующим ты, Саммаэль? Тебе, наверно, понравится. Победишь его – и избавишься наконец от своего шрама. Ах да, я запамятовала. Сколько раз ты с ним сходился в Войну Силы? Хоть раз ты побеждал? Что-то не припомню. – И Ланфир повернулась к Грендаль: – Или это окажешься ты. Отчего-то ему трудно причинить боль женщине, но у тебя не будет даже того выбора, который был у Асмодиана. Учитель для него из тебя такой же, как из валуна. Если, конечно, ему не захочется оставить тебя в качестве своей игрушки или комнатной собачонки. Как тебе такой поворот? Вместо того чтобы решать, какая из твоих кукол угождает тебе больше прочих, ты сама станешь учиться ублажать.

Лицо Грендаль исказилось, и Равин приготовился защищаться – кто знает, что эти две женщины вздумают швырнуть друг в друга. Он готов был и Переместиться – при намеке на струйку разящего огня. Потом он ощутил, как собирает Силу Саммаэль, ощутил различие в его потоках – Саммаэль назвал бы это завладением тактическим преимуществом. Равин наклонился и схватил его за руку. Саммаэль сердито высвободился, но момент был упущен. Теперь две женщины смотрели не друг на друга, а на мужчин. Ни одна не могла знать, что едва не случилось, но им было ясно: между Равином и Саммаэлем что-то было; в глазах и Ланфир, и Грендаль вспыхнул огонек подозрительности.

– Я не прочь услышать, что хотела сказать Ланфир. – Равин не смотрел на Саммаэля, но говорил специально для него. – Должно быть, ей есть что сказать. Иначе эта встреча всего лишь бестолковая попытка напугать нас.

Саммаэль мотнул головой – то ли кивок, то ли просто жест недовольства. Наверное, последнее.

– О, разумеется, есть! Но слегка пугнуть тоже не повредит. – В темных глазах Ланфир все еще сверкало недоверие, но голос был звонок, как прозрачный ручей. – Ишамаэль пытался контролировать его, и неудачно. Попытался в конце концов убить его, и сами знаете, чем все кончилось. Но Ишамаэль шел путем запугивания и грубого обращения, а с Рандом ал’Тором это не приносит результата.

– Ишамаэль совсем ополоумел, – пробурчал Саммаэль, – и от человека в нем мало что оставалось.

– Вот, значит, кто мы такие? – выгнула бровь Грендаль. – Просто люди? Наверняка мы нечто большее. Вот они, люди. – Она провела пальцем по щеке стоящей рядом на коленях прислужницы. – Чтобы охарактеризовать нас, нужно придумать новое слово.

– Кем бы мы ни были, – промолвила Ланфир, – мы можем преуспеть там, где свернул себе шею Ишамаэль. – Она чуть подалась вперед, будто навязывая остальным свое мнение.

Ланфир редко выдавала охватывающее ее напряжение. Так почему же сейчас?..

– Почему только мы четверо? – спросил Равин. И еще одно интересовало его: почему нужно ждать?

– А зачем больше? – вопросом на вопрос ответила Ланфир. – Если в День Возвращения мы сумеем преподнести Великому Повелителю коленопреклоненного Возрожденного Дракона, зачем делить честь – и награду – больше, чем необходимо? И как это ты, Саммаэль, выразился? Может, его еще удастся приспособить для вырубки сухостоя.

Такой ответ был вполне понятен Равину. Разумеется, ни Ланфир, ни другим он нисколько не доверял, но амбиции понятны. Промеж себя Избранные плели всевозможные интриги, лишь бы занять местечко повыше; козни друг другу они строили вплоть до того дня, когда Льюс Тэрин упрятал их в узилище Великого Повелителя и наложил на него печати. Но как только Избранные освободились, в тот же день каверзы и заговоры возобновились. Главное – удостовериться, что замысел Ланфир не разрушит собственных планов Равина.

– Говори, – промолвил он.

– Во-первых, кто-то еще пытается им руководить, контролировать его. Вероятно, убить его. Я подозреваю Могидин или Демандреда. Могидин имеет обыкновение действовать из-за угла, а Демандред всегда ненавидел Льюса Тэрина.

Саммаэль улыбнулся, или осклабился, но его ненависть бледнела по сравнению с Демандредовой, хотя у него причина для нелюбви была куда весомее.

– Откуда тебе известно, что это не один из нас троих? – с живостью поинтересовалась Грендаль.

В широкой улыбке Ланфир тепла было не больше, чем в улыбке Грендаль.

– Потому что вы трое вырыли себе норы и сидите там, оберегая свою власть, когда остальные предпочли кидаться друг на друга. Есть и другие причины. Я же сказала, что приглядывала за Рандом ал’Тором.

Сказанное Ланфир о них было правдой. Сам Равин предпочитал действовать скрытно, оставаясь в стороне, и желательно чужими руками, и в драку без нужды не лез, хотя и не уклонялся от открытых стычек. Саммаэль всегда использовал армии и завоевания; а к Льюсу Тэрину, пусть даже возродившемуся пастухом, он и шагу бы не сделал без стопроцентной уверенности в своей победе. Способом Грендаль тоже было завоевание, хотя и без помощи солдат. Как бы она ни носилась со своими игрушками и развлечениями, за один раз она делала один, но основательный шаг. По меркам Избранных – в открытую и наверняка, но чересчур широко Грендаль никогда не шагала.

7
{"b":"8192","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Здравствуй, мобилизация! Русский рывок: как и когда?
Золотой стандарт успеха и богатства. 52 правила
Три цвета любви
Осознанность. Ваш новый путь к счастью
Большой страшный лис
Моя любимая свекровь
Вечный. Черный легион
Планируем меню, или Как перестать жить на кухне