ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Реанне такой поворот событий по-прежнему устрашал, но из числа Родни не одна только Алис и Сумеко внимательно присматривались и задумчиво кивали. Родня видела, как становилась все более уступчивой и смиренной Испан, но она являлась пленницей других Айз Седай. Ата’ан Миэйр не были Айз Седай, и Мерилилль не была пленницей, но она беспрекословно выполняла все повеления Ренейле, а также Дорайл, Кайры и кровной сестры Кайры, Тебрейлле. Каждая из них была Ищущей Ветер Госпожи Волн клана, а остальные Ата’ан Миэйр не имели власти приказывать Мерилилль, но этого было вполне достаточно. Испуганно таращились женщины из Родни все реже, а наблюдали и размышляли все чаще. Илэйн казалось, будто она читает их мысли. А что, если Айз Седай – такие же существа из плоти и крови, как все прочие? Обыкновенные женщины, как и они сами? Зачем тогда почитать их, зачем подчиняться строгим правилам, устанавливаемым Башней? В конце концов, они прекрасно обходились без Башни в течение долгих лет, некоторые столь долго, что даже старейшие из сестер отказываются в это верить.

Но когда девушка поделилась своими соображениями с Найнив, та пожала плечами.

– Некоторым сестрам полезно знать, каково учить женщину, считающую, будто она знает больше наставницы. А что до Родни... Те из них, у которых есть возможность получить шаль, будут добиваться ее по-прежнему, а всем прочим совсем не помешает приобрести чуточку уверенности в себе.

Илэйн воздержалась от напоминания о Сумеко, которая уже успела приобрести уверенность. Как-то раз она назвала плетения Найнив, предназначенные для Исцеления, «неуклюжими». Илэйн удивлялась, как Найнив не хватил удар.

– В любом случае не стоит рассказывать об этом Эгвейн. Обо всем этом. У нее и без того забот полон рот, – заключила Найнив. Вне всякого сомнения, под «всем этим» она имела в виду и Мерилилль с Ищущими Ветер.

Они сидели в ночных рубашках на кровати в спальной комнате на втором этаже постоялого двора «Новый плуг». На шее каждой – у Илэйн на простом кожаном шнурке, а у Найнив, вместе с тяжелым перстнем Лана на тонкой золотой цепочке, – висело перекрученное кольцо – тер’ангриал, переносящий в Мир Снов.

Напротив, на своих сундуках, сидели полностью одетые Авиенда и Бергитте. Они собирались ждать, пока Илэйн и Найнив вернутся из Тел’аран’риода. У них это называлось «нести караул». Обе не снимали плащей, намереваясь сбросить их лишь перед тем как нырнуть под одеяло. «Новый плуг» новым отнюдь не был. По оштукатуренным стенам паутиной разбегались трещины, повсюду так и гуляли сквозняки.

В крошечной комнатушке, где стояли кровать и умывальник, из-за сундуков и сваленных в кучу узлов почти не оставалось места. Илэйн знала, что, предъявляя в Кэймлине права на трон, она должна выглядеть соответственно претензиям, но порой все равно испытывала угрызения совести: ее наряды заполняли множество вьюков, в то время как стольким людям приходилось тащить на спине самое необходимое. А вот Найнив – насчет ее сундуков – совесть ни капельки не беспокоила.

Они провели в дороге уже шестнадцать дней. За узким окошком полная луна освещала плотное белое покрывало снега. Столь глубокого, что не приходилось сомневаться: даже если небо останется ясным, завтра все равно придется плестись еле-еле. В самом лучшем случае Илэйн рассчитывала добраться до Кэймлина за неделю.

Выволочку – а это еще мягко сказано – обе получили при последней встрече с Эгвейн в Тел’аран’риоде, после того как покинули имение Хорнуэллов. Они рассказали о том, что Чаша Ветров использована, а также, весьма неохотно, о сделке, которую вынуждены были заключить с Морским Народом. И тут же увидели перед собой не подругу, а Престол Амерлин в семицветной накидке. Илэйн знали, что это правильно и даже необходимо – даже ближайший друг королевы из числа ее подданных должен помнить, что он не только друг, но и подданный. Но было не слишком приятно слышать, что они вели себя как безмозглые тупицы и только чудом не погубили себя собственной дуростью. Тем паче что сама Илэйн была с этим согласна. Было не слишком приятно слышать, что если Эгвейн и не подвергает их наказанию, да такому, чтоб у них волосы дыбом встали, то по одной-единственной причине – она не может позволить им терять время. Все правильно, все необходимо – и очень неприятно. Однако Илэйн понимала, что даже когда она воссядет на Львиный Трон, то все равно останется Айз Седай и будет подчиняться законам Башни. Не Андор – Илэйн не собиралась отдавать страну под власть Тар Валона, – но она сама. Поэтому ей удалось все выслушать, понять и принять с должным спокойствием. А вот Найнив то пылко возражала, то принималась оправдываться, заикаясь от волнения, то чуть ли не куксилась, а то начинала рассыпаться в таких извинениях, что Илэйн диву давалась – да та ли это женщина?

В конце концов Эгвейн их простила, но так и осталась для них истинной Амерлин, холодной и властной. Неудивительно, что обе ждали мало приятного от новой встречи, если Эгвейн окажется на месте.

Но когда они перенеслись в Салидар Мира Снов и оказались в комнате Малой Башни, именовавшейся Кабинетом Амерлин, Эгвейн там не было, а единственным признаком того, что она не так давно посещала это место, являлись едва приметные слова, нацарапанные на поеденной жучком стенной панели:

ОСТАВАЙТЕСЬ В КЭЙМЛИНЕ

И еще, в сторонке:

ХРАНИТЕ МОЛЧАНИЕ И БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ

Итак, они получили последнее указание Эгвейн. Отправляться в Кэймлин и оставаться там до тех пор, пока она не придумает способ помешать Совету засолить их в бочках.

Обняв саидар, Илэйн направила Силу и начертала собственное послание. На массивном столе, служившем Эгвейн письменным, появилась казавшаяся нацарапанной цифра «пятнадцать». В действительности там имелись лишь перекрученные и связанные потоки, но понять, что столешница гладкая, можно было, лишь проведя по ней пальцем.

Возможно, на дорогу до Кэймлина и не уйдет целых пятнадцать дней, но что больше недели, это точно.

Найнив шагнула к открытому окну и выглянула, не высовываясь наружу. Здесь, как и в реальном мире, стояла ночь, луна поблескивала на снегу, но воздух не казался холодным. Следовало избегать любых встреч, но, кажется, кроме них, здесь никого не было.

– Надеюсь, ей удастся все, что она задумала, – пробормотала Найнив.

– Она ведь велела нам не говорить об этом даже между собой, – оборвала ее Илэйн. – «Шептались две подруги, а знают все в округе». – Одно из многочисленных присловий нянюшки Лини пришлось как раз к месту.

Найнив поморщилась и снова принялась разглядывать узкую улочку.

– Для тебя все по-другому, – промолвила она, не оборачиваясь. – А я ведь ее нянчила, нос ей вытирала, даже отшлепала пару раз. А теперь должна прыгать, если она щелкает пальцами.

Илэйн не удержалась и щелкнула.

Найнив крутанулась так резко, что ее фигура зарябила и расплылась, ясно видны были лишь округлившиеся от ужаса глаза. Наряд из голубого шелка превратился в белое, с каймой, платье Принятой, которое тут же сменилось на двуреченское, из плотной, добротной шерсти. Поняв, что Эгвейн здесь не было и она ничего не слышала, Найнив едва не лишилась чувств от облегчения.

Вернувшись в свои тела и пробудившись, они предложили караулившим отправляться спать. Поскольку близилось утро, Авиенда сочла это предложение превосходной шуткой, да и Бергитте посмеялась вместе с ней. Впрочем, они все же задремали, и Найнив нашла способ отомстить Илэйн за щелчок, запустив ей, сонной, под рубашку ледышку. Вопли Илэйн разбудили все селение.

Три дня спустя случился первый взрыв.

Глава 21

Ответ на призыв

Зимние бури – в здешних краях их называли семарос – продолжали налетать с Моря Штормов одна за другой, причем бури более свирепые, чем припоминали старожилы. Люди поговаривали, что в нынешнем году семарос сильно припозднились и теперь наверстывают упущенное. По ночам частые вспышки вспарывавших небеса молний разгоняли тьму, озаряя окрестности причудливым светом. Истошно завывал ветер, дождь лупил по земле, превращая проселки в реки грязи. Порой ночами грязь замерзала, но утро всегда, даже если небо оставалось свинцовым от туч, приносило оттепель, и окрестности вновь превращались в непролазную трясину. Ранд удивлялся тому, насколько сильно непогода мешает осуществлению его планов.

105
{"b":"8195","o":1}