ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Барабанный перестук дождя по шатру несколько ослаб, когда наконец прибыл последний из ожидавшихся.

Стряхнув дождевые капли с капюшона, Даврам Башир недовольно дунул в густые, подернутые сединой усы и сбросил плащ на стул. Низкорослый, с крючковатым носом, он казался окружающим довольно высоким, и не потому, что пыжился или спесиво надувался, а по единственной причине: он считал себя не ниже кого бы то ни было, и его уверенность передавалась всем и каждому. Небрежно засунутый за пояс жезл из драгоценной поделочной кости с набалдашником в виде волчьей головы – жезл Маршала-Генерала Салдэйи – был заслужен им и в несчетных битвах и за столами советов. Баширу, одному из очень немногих, Ранд доверил бы свою жизнь.

– Знаю, ты не любишь вдаваться в объяснения, – пробормотал салдэйец, поправляя меч со змеистым клинком и закидывая ногу на подлокотник кресла. Башир всегда устраивался с небрежной непринужденностью, но мог развернуться быстрей любой пружины. – Ну и не надо, попробую сам высветить что-нибудь, на манер Иллюминатора. Тот малый, твой Аша’ман, ясное дело, сказал не больше, чем ему было велено, но он передал, чтобы я привел с собой не более тысячи человек. Ну, я привел пятьсот. Не может быть, чтобы предстояла битва. Половина гербов и девизов в этом лагере принадлежит людям, которые прикусят язык, увидев, как кто-то собирается засадить тебе нож в спину. А вторая половина сделает все, чтобы ты убийцу не заметил. Даже если этого убийцу наняли не они сами.

Ранд, сидевший за письменным столом в одной рубахе, устало потер глаза ладонью. Он не взял с собой Бореана Каривина, и теперь никто не следил за лампадными фитилями: в воздухе висел легкий, но довольно едкий дымок. Кроме того, Ранд почти всю ночь не сомкнул глаз, изучая расстеленные на столе карты. Карты южной Алтары. Среди них не нашлось бы и двух совпадавших во всех деталях.

– Дойдет до сражения, так не лучше ли послать на убой людей, желающих твоей смерти? – откликнулся Ранд, – Но, конечно, дело не в том. Предстоящий бой должны выиграть не солдаты. Их единственная задача – не дать никому незаметно подкрасться к Аша’манам. Что скажешь?

Башир фыркнул в густые усы.

– Смертельное варево ты состряпал, вот что я скажу. Кто-то наверняка нахлебается до смерти, и дай-то Свет, чтобы не мы. – Он рассмеялся, словно произнес удачную шутку.

Рассмеялся и Льюс Тэрин.

Глава 22

Тучи сгущаются

Под моросящим дождем армия Ранда выстраивалась среди невысоких складчатых холмов в колонны, лицом к темневшим на фоне западного горизонта остроконечным пикам Немареллина. В действительности для Перемещения вовсе не требовалось открывать проход именно в том направлении, в каком предполагалось Переместиться, просто Ранду так было удобнее и привычнее. Несмотря на дождь, быстро истончавшаяся пелена серых облаков пропускала на удивление яркий солнечный свет, хотя, возможно, день лишь казался таким ясным в сравнении с недавним сумраком.

Передовые отряды четырех колонн составляли легковооруженные салдэйцы Башира. Кривоногие солдаты в коротких куртках терпеливо стояли рядом со своими конями, а над ними сиял наконечниками небольшой лесок копий. Пятью колоннами пехотинцев в синих мундирах с вышитым на груди драконом командовал Джак Масонд. При необходимости этот кряжистый мужчина мог двигаться с поразительной быстротой, но сейчас стоял неподвижно, расставив ноги и заложив руки за спину. Его люди уже построились, так же как Спутники и Защитники, ворчавшие из-за того, что их разместили позади пехоты. Задерживали дружинники знати, бестолково сновавшие вокруг, словно не зная, куда приткнуться. Колеса телег тонули в вязкой грязи, она налипала на копыта и сапоги. Не так-то просто было сформировать девять четких линий из шести тысяч промокших до нитки людей, не говоря уже об обозах и запасных лошадях.

Ранду предстояло быть на виду, и он намеревался предстать во всем возможном великолепии. Золотое свечение Короны Мечей и зеркальное сияние наконечника Драконова Скипетра – и та, и другой были отполированы им с помощью Силы. Выполненная в форме дракона пряжка пояса и золотое шитье голубого шелкового кафтана ловили лучи солнца. На какой-то момент Ранд пожалел, что избавился от драгоценных каменьев, украшавших прежде рукоять и ножны меча. Конечно, простые ножны из кабаньей шкуры практичнее, но такие мог иметь любой воин. Людям надлежало знать, кто он такой. Шончан надлежало знать, кто явился им на погибель.

Сидя на Тай’шайдаре, Ранд нетерпеливо наблюдал за мельтешившими среди холмов людьми аристократов. Неподалеку сидели в седлах Гедвин и Рочайд. Их люди стояли двумя стройными шеренгами: в первой – Посвященные, во второй – солдаты. Все выглядели так, что хоть сейчас на парад. Седовласых и лысых среди них насчитывалось примерно столько же, сколько и молодых – иные были не старше Хопвила или Морра, – но каждый обладал достаточной силой, чтобы открыть врата. Что от них и требовалось. Позади Ранда, сбившись в кучку, ждали Флинн, Дашива, Эдли, Хопвил и Наришма, а с ними два неизменных знаменосца – тайренский и кайриэнский, в начищенных до блеска шлемах, кирасах и латных рукавицах. Намокшие под дождем знамена – красное Знамя Света и длинный, белый Драконов Стяг – обвисли, с них капала вода. А вот Ранд оставался совершенно сухим. Коснувшись Источника в своей палатке, где никто не мог стать свидетелем его кратковременных затруднений, он удерживал Единую Силу, образовав в дюйме от себя и Тай’дайшара невидимый, непроницаемый для дождя барьер.

Порча на саидин ощущалась сегодня с особенной остротой. Тошнотворная мерзость просачивалась сквозь поры, проникая до мозга костей, пятная самую душу. Ранду казалось, что он привык к этому, однако на сей раз отвратительная гнусность порчи воспринималась даже сильнее, чем леденящее пламя и жгучий холод саидин. В последнее время он касался Источника так часто, как только мог, стараясь научиться справляться с любыми неожиданностями. Нельзя допустить, чтобы болезненные ощущения отвлекли в решающий момент – это могло оказаться смертельным. Возможно, полагал Ранд, ухудшение саидин и краткие головокружения как-то связаны между собой. О Свет, но ведь он еще не сошел с ума! Пока еще нет. Ему слишком много оставалось сделать.

Ранд стиснул ногами бока Тай’дайшара, чтобы почувствовать внутренней поверхностью бедра закрепленный между стремянным ремнем и алой попоной длинный сверток. Поступая так, он всякий раз улавливал нечто, возникающее за пределами Пустоты, – предчувствие, а возможно, и прикосновение страха. Хорошо обученный мерин попытался повернуть налево, и Ранду пришлось выровнять его, натянув узду. И когда наконец эти лорды соберут и построят своих вояк? Он стиснул зубы от нетерпения.

Мальчишкой ему доводилось слышать от взрослых шутку: будто бы дождь, идущий в солнечный день, не что иное, как слезы Семираг, которую лупит Темный. Шутка, однако, не больно-то веселила: старый Кенн Буйе всегда ворчливо добавлял, что после такой взбучки Семираг злится и, чтобы сорвать злость, является за шалунами, не слушающимися старших. Слыша такое, в ту пору Ранд думал лишь о том, куда бы спрятаться, но теперь хотел, чтобы Семираг явилась за ним прямо сейчас. Он заставил бы ее плакать.

Семираг никогда не плачет, пробормотал Льюс Тэрин. Она заставляет рыдать других.

Ранд усмехнулся. Явись она сегодня, ей пришлось бы плакать. И ей, и всем Отрекшимся вместе взятым. Но скорее он заставит проливать слезы Шончан.

Отданные приказы воодушевляли отнюдь не всех. Масленая улыбка Сунамона исчезала всякий раз, когда тот полагал, будто Лорд Дракон его не видит. Ториан, по всей видимости, возил в седельной суме фляжку, не иначе как с бренди. А возможно, и не одну, поскольку постоянно пребывал в подпитии. Семарадрид, Марколин и Тихера – каждый сам по себе – с мрачным видом пытались указать Ранду на слишком, по их мнению, малую численность армии. Несколько лет назад шеститысячное войско сочли бы достаточным для ведения любой войны, но теперь они повидали армии в десятки, даже в сотни тысяч человек, как во времена Артура Ястребиное Крыло. Выступая против Шончан, они хотели иметь побольше сил. Ранд отослал их прочь, не вдаваясь в объяснения. Эти люди не понимали, что пятьдесят с лишним Аша’манов представляли собой всесокрушающий молот. Ранд мог только гадать, как восприняли бы они его слова, вздумай он сказать, что сам по себе он – такой же губительный молот. Порой ему хотелось проверить свои догадки; возможно, случай еще представится.

110
{"b":"8195","o":1}