ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Безумие... прошипел Льюс Тэрин, и Ранд сердито заглушил его голос.

Само собой, Ранд не остался в одиночестве. Тихера и Марколин во главе большинства Спутников и Защитников держались среди олив, прикрывая с флангов холм, на вершине которого восседал на коне Ранд. Отряд облаченных в синее легионеров, к которым присоединились добровольцы в той самой одежде, в какой покинули жаркий Иллиан, дожидался в ложбине меж холмов. Новобранцы пытались подражать спокойствию легионеров, точнее, других легионеров, ибо теперь к Легиону относились и они сами, однако без особого успеха.

Ранд обернулся на Айлил и Анайеллу. Тайренка одарила его слабой, как всегда, жеманной улыбкой, однако она слегка дрожала. Лицо кайриэнки являло собой воплощение стужи. Он не мог позволить себе забыть ни о них, ни о Денхараде с его дружиной. Центральная колонна с Рандом во главе должна была стать самой мощной, сформированной с большим запасом сил.

Флинн и люди, отобранные Рандом после событий у Колодцев Дюмай, въезжали на холм. Возглавлял их, как всегда, лысеющий старикан, хотя нынче все, кроме Эдли и Наришмы, носили не только знак меча, но и знак дракона. А Дашива, получивший отличие полного Аша’мана раньше других, похоже, вовсе не заботился о первенстве – возможно, уступал его Флинну, как-никак имевшему опыт долгой службы знаменщиком в Гвардии королевы Андора. Обычно Дашиву лишь забавляло происходящее – если он вообще находил нужным отвлечься от своего рассеянного бормотания.

Возможно, поэтому Ранд испытал чувство, близкое к потрясению, когда Дашива пришпорил свою исхудалую кобылку и опередил остальных. На его обычно отсутствующем лице застыло тревожное, хмурое выражение. Но еще удивительнее было то, что, едва достигнув вершины холма, Дашива обратился к саидин и сплел малого стража от подслушивания. Льюс Тэрин на сей раз не успел даже вздохнуть – если бестелесный голос вообще может дышать, – и сразу, рыча, попытался вырвать Единую Силу из-под контроля Ранда. А потом неожиданно умолк и исчез.

– Что-то неладно с саидин, – заявил Дашива. Он говорил как учитель, обращающийся к особо непонятливому ученику. Даже уставил в Ранда палец. – Не знаю, что может исказить саидин, но мы должны были почувствовать это еще в горах. Хотя там что-то и чувствовалось... Только слишком слабо... а здесь я воспринимаю это отчетливо. Саидин не такая, как всегда... Словно... исполнена рвения. Знаю, прекрасно знаю, что саидин не живая, но что-то происходит. Саидин... хм... как будто пульсирует. Ею трудно управлять.

Ранд заставил себя ослабить хватку на Драконовом Скипетре. Откровенно говоря, Дашива казался ему едва ли не столь же безумным, как Льюс Тэрин, хотя тот обычно владел собой лучше, чем сегодня.

– Я направлял дольше, чем ты, Дашива, – отозвался Ранд, не в силах придать мягкость своему тону. – Ты просто острее ощущаешь порчу. – Свет, он не имеет права сходить с ума, и все они не имеют! – Ступай на место. Скоро мы двинемся.

Скоро должны вернуться разведчики. Даже в этом краю со сложным рельефом и не слишком хорошей видимостью не требовалось много времени, чтобы одолеть десять миль.

Дашива не выказал ни малейшего желания повиноваться, даже не шелохнулся.

– Мне прекрасно известно, как давно вы направляете, – произнес он ледяным, чуть ли не высокомерным тоном, – но здесь совсем другое, и вы не можете этого не чувствовать. А мне не нравится слово «странный» применительно к саидин. И вовсе не хочется умереть или оказаться... выжженным из-за вашей слепоты. Взгляните на выставленного мною стража. Только взгляните!

Ранд попросту вытаращился: Дашива, привлекающий к себе внимание, – зрелище уже примечательное, но Дашива в гневе! Заодно он посмотрел и на малого стража – и просто опешил. Потокам надлежало застыть на месте, подобно нитям в плотном холсте. Но они дрожали. Страж, как ему и полагалось, держался, но отдельные нити подрагивали в легком движении. Помнится, Морр говорил про странности саидин поблизости от Эбу Дар и на сотню миль окрест. Сейчас они подошли к городу ближе, чем на сотню миль.

Ранд заставил себя почувствовать саидин. Он всегда был осторожен с Единой Силой, иное отношение к ней означало смерть, если не худшее, и борьба стала для него привычной, столь же привычной, как сама жизнь. По существу, борьба и являлась для него жизнью. Он снова заставил себя пережить эту схватку, составлявшую суть его существования. Мороз, способный обратить в лед камень. Огонь, способный камень испарить. Смрад, в сравнении с которым вонь выгребной ямы показалась бы ароматом цветущего сада. И... пульсация – ощущение близкое к тому, будто дрожало что-то, зажатое у него в кулаке. Отличное от испытанного им в Шадар Логоте: там Источник бился в унисон со злом, составлявшим суть того места, но здесь все странное и неверное целиком принадлежало саидин. Саидин... билась, словно чего-то страстно желая. Дашива назвал ее «исполненной рвения», и Ранд понял, почему.

Ниже по склону державшийся позади Флинна Морр запустил пятерню в волосы. Сам Флинн то ерзал в седле, то проверял, легко ли выходит из ножен меч. Решительно каждый в чем-то проявлял нервозность, и Ранд вздохнул с облегчением. Значит, он все же еще не сошел с ума.

– Не могу поверить, – криво усмехнулся Дашива, – что вы не заметили этого еще раньше. Ведь вы удерживаете саидин практически день и ночь с того часа, как начался этот безумный поход. Взгляните, мой страж проще простого, но стоило немалых трудов его сформировать. Нити просто вырывались из рук.

На вершине одного из западных холмов серебристо-голубая щель развернулась во врата, и возвращавшийся из разведки солдат, проведя коня, тут же сел в седло. Даже издалека Ранд различал слабое дрожание окружавших врата плетений. Всадник еще не спустился к подножию, а на холме уже открылся второй проход, потом третий, четвертый, пятый... Один за другим они возникали так быстро, как предыдущий разведчик успевал уступить дорогу.

– Но он все же сформировался, – спокойно ответил Ранд. – Как и врата, созданные разведчиками. Да, управлять саидин трудно, но не труднее обычного. – О Свет, на самом деле здесь это действительно труднее, чем где бы то ни было, но вопрос «почему» лучше отложить до будущих времен. Будь жив старый Герид Фил, философ, наверное, разгадал бы загадку. – Возвращайся к своим, Дашива, – приказал Ранд, но Аша’ман продолжал смотреть на него, и ему пришлось повторить приказ, прежде чем тот убрал малого стража и резко, не отдав даже подобающего салюта, развернул коня и поскакал вниз по склону.

– Какие-то затруднения, милорд Дракон? – спросила с кокетливой улыбкой Анайелла. Айлил просто смотрела на Ранда ничего не выражающим взглядом.

Видя, что первый разведчик устремился к Ранду, прочие развернулись на север и юг, в направлении других колонн. Догнать колонны верхом на таком расстоянии было быстрее, чем с помощью Перемещения. Налаам, натянув поводья перед Рандом, прижал кулак к груди – вид у него был несколько странный. Но это не имело значения. Саидин делала то, что было нужно человеку, – ничего другого и не требовалось. Отсалютовав, Налаам доложил. Шончан уже не стояли лагерем в десяти милях отсюда – они двигались маршем на восток и находились не более чем в пяти-шести милях. Имея с собой сул’дам и дамани.

По приказу Ранда Налаам поскакал прочь, а колонна двинулась на запад. Фланги оберегали Защитники и Спутники. Легионеры прикрывали тыл, держась сразу за Денхарадом. Основательное напоминание для леди, если те вообще нуждались в напоминаниях. Анайелла в открытую оглядывалась через плечо, Айлил ничего подобного не делала, но слишком уж нарочито. Ранд вел колонну – ему, Флинну и прочим Аша’манам в других отрядах предстояло наносить удары, тогда как воины с холодным оружием должны были прикрывать спины. Солнцу еще далеко до полудня. Ничто не изменилось, ничто не помешает осуществлению плана.

Безумие выжидает, прошептал Льюс Тэрин. Оно подкрадывается незаметно.

123
{"b":"8195","o":1}