ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Иди первой, сестра, – сказала Сине и, направив Силу, создала маленький светящийся шар. По протоколу ей полагалось идти впереди, но она не могла заставить себя так поступить.

Зера без колебаний шагнула вниз. Логически рассуждая, ей нечего опасаться Восседающей, тем более Белой. Логически рассуждая, когда понадобится, Сине скажет, что от нее требуется. Вопреки всякой логике, в животе у Сине точно трепетали крылышки гигантской бабочки. Свет, она же обнимает саидар, а Зера – нет. И в любом случае Зера слабее ее. Бояться нечего. Но гигантские крылья продолжали лихорадочно подрагивать.

Они спускались все ниже, минуя двери в подвалы и те, что вели куда-то ниже подвалов, и наконец добрались до самого нижнего уровня, расположенного даже ниже того, где проходят испытание Принятые. Темный переход освещал лишь светящийся шар Сине. Женщины высоко приподняли юбки, но, как бы осторожно они ни ступали, из-под их туфель взлетали облачка пыли. В гладкие каменные стены были врезаны простые деревянные двери, на многих вместо петель и замков виднелись ржавые наросты.

– Восседающая, – наконец-то Зера высказала сомнение, – зачем мы пришли сюда? По-моему, сюда многие годы никто не спускался.

Сине была в этом уверена: когда она сама спустилась сюда несколько дней назад, то до нее здесь никого не бывало целое столетие. Отчасти и по сей причине они с Певарой выбрали это место.

– Заходи, – сказала Сине, открывая негромко скрипнувшую дверь. Сколько масла ни лей, а всю ржавчину не отчистишь, да и Силу бессмысленно применять (хотя ее способности направлять стихию Земли выше, чем у Певары).

Зера шагнула через порог, удивленно заморгала. В пустой комнате за крепким, хоть и изрядно потертым столом сидела Певара, вокруг стола расставлены три маленькие скамейки. Немалых трудов стоило незаметно притащить всю эту «мебель» вниз – особенно когда нельзя доверять слугам. Очистить помещение от пыли оказалось гораздо легче, хоть и менее приятно, как и заметать после каждого визита пыль в коридоре.

– Мне уже надоело тут в темноте сидеть, – пробурчала Певара. Сияние саидар окружило ее; направив Силу, она зажгла лампу, которую достала из-под стола. На грубые стены бывшей кладовой упало больше света, чем она того заслуживала. Склонная к полноте и обычно миловидная Красная Восседающая выглядела сейчас как медведь с двумя больными зубами. – Зера, нам нужно задать тебе несколько вопросов.

И в тот же миг, как Сене закрыла дверь, Певара отгородила молодую женщину щитом от Источника.

Затененное лицо Зеры оставалось совершенно спокойным, но она громко сглотнула комок в горле.

– О чем, Восседающие? – В голосе ее улавливалась слабая дрожь. Впрочем, возможно, виной тому царящая в Башне атмосфера.

– О Черной Айя, – коротко ответила Певара. – Мы хотим знать, не Приспешница ли ты Темного.

Спокойствие Зеры пало под напором гнева и изумления. Она в ярости бросила, хотя большинство просто стали бы отрицать само существование Черных:

– От тебя я такого не потерплю! Вы, Красные, сколько лет Лжедраконов в мир выводили! А раз меня спрашиваешь, то я знаю, где искать Черных сестер! В покоях Красных!

Лицо Певары потемнело от гнева. Ее верность своей Айя была непоколебима; хуже того, вся ее семья погибла от рук Приспешников Темного. И, пока Певара не прибегла к грубой силе, Сине решила вмешаться. Ведь у них пока нет доказательств.

– Садись, Зера, – промолвила она со всей возможной теплотой в голосе. – Садись, сестра.

Зера повернулась было к двери, будто могла ослушаться приказа Восседающей, причем ее же Айя, но в конце концов села на скамеечку – на самый краешек, точно деревянная.

Не успела Сине расположиться сама – так, чтобы Зера оказалась между нею и Красной сестрой, как Певара выложила на ободранную столешницу Клятвенный Жезл, цвета поделочной кости. Сине вздохнула. Да, они – Восседающие и вправе воспользоваться любым тер’ангриалом по своему усмотрению, но этот пришлось стащить – иным словом свой поступок она назвать не могла, поскольку ни одной положенной процедуры не соблюла. И все время подсознательно ожидала, что вот-вот появится давным-давно умершая Серейлле Баганд и за ухо отволочет ее в кабинет Наставницы Послушниц. Чувство, противоречащее здравому смыслу, но оттого не менее реальное.

– Мы хотим быть уверены, что ты скажешь правду, – сказала Певара, с прежним видом рассерженного медведя, – поэтому ты поклянешься на Жезле, а потом я спрошу тебя вновь.

– Мне бы не подчиниться такому произволу, – сказала Зера, обвиняюще косясь на Сине. – Но если вам очень надо, я готова снова принести обеты на Жезле. А потом потребую извинений от вас обеих.

Кажется, будто и не ее отсекли от Источника и подвергают допросу. Чуть ли не с высокомерным видом она потянулась за тонким, длиной в фут стержнем, подсвеченным тусклым светом фонаря.

– Ты поклянешься беспрекословно подчиняться нам обеим, – сказала Певара, и Зера отдернула руку, будто на столе лежала свернувшаяся гадюка. Певара продолжила, подчеркнуто пододвинув двумя пальцами Жезл ближе к Белой сестре: – Тогда мы велим тебе отвечать правдиво и ты откровенно нам обо всем расскажешь. А если ответ будет неправильным, мы будем уверены, что ты станешь подчиняться нам и поможешь выловить Черных сестер. Если же ответ будет верным, то с помощью Жезла тебя освободят от данной клятвы.

Освободят?.. – воскликнула Зера. – Никогда не слыхала, чтобы кого-нибудь освобождали от обета при помощи Клятвенного Жезла.

– Поэтому-то мы и предприняли такие меры предосторожности, – поведала Сине. – Логически рассуждая, Черная сестра должна уметь лгать. Иначе говоря, она должна быть освобождена, по меньшей мере, от этого обета. А вероятно, от всех трех. Мы с Певарой провели опыт и выяснили, что процедура во многом похожа на ту, когда клятва дается.

Она не упомянула, насколько болезненна процедура, – обе потом рыдали. Также Сине не стала говорить, что Зеру от данной клятвы не освободят, какой бы ответ она ни дала, до тех пор, пока не будет завершен розыск Черных Айя. Нельзя допустить, чтобы она стала кому-то жаловаться и плакаться об учиненном допросе, что, скорей всего, и случится, если Зера не из Черных.

Сине очень бы хотелось, чтобы они отыскали сестру, которая подходила бы под описание, но принадлежала к другой Айя. Вполне бы подошел кто-то из Зеленой или Желтой. Они и в лучшие-то времена были такие самонадеянные, а уж ныне!.. Нет. Она не станет усугублять болезнь, и без того поразившую Башню. Но Сине не удержалась, чтобы не пробежаться мысленно по своему списку, – дюжина Зеленых, вдвое больше Желтых. Совсем обнаглели, на Восседающих даже не смотрят!

– Вы освободили себя от одной из Клятв? – В голосе Зеры слышались разом оторопь, отвращение, тревога. Что ж, реакция вполне понятная.

– И вновь их принесли, – нетерпеливо буркнула Певара. Взяв в руки тонкий стержень, она направила немного Духа, одновременно удерживая щит Зеры. – Именем Света клянусь не говорить ни единого лживого слова. Именем Света клянусь не создавать оружия, которым человек убивает человека. Именем Света клянусь не использовать Единую Силу как оружие, иначе как против Исчадий Тени, или в качестве последнего средства для защиты своей жизни, жизни моего Стража или жизни другой сестры. – При слове «Страж» она даже не поморщилась, чем грешили новые сестры, решившие связать свою судьбу с Красной Айя. – Я – не Приспешница Тени. Надеюсь, ты довольна? – Певара обнажила зубы – то ли в улыбке, то ли в оскале.

Сине тоже взяла Жезл, произнесла клятвы – каждая будто бы мгновенно впечатывалась в сознание. По правде говоря, трудно было почувствовать это мимолетное давление, когда не оставляет ощущение, будто кожа натянута, а оно возникло сразу после принесения первого обета. Заявления вроде того, что у Певары растет борода или что улицы Тар Валона вымощены сыром, кружили голову, точно вино, и Певара даже захихикала, но вряд ли они стоили этого саднящего ощущения. Проверка представлялась не слишком необходимой, но все же логичной. Слова, что она не Черная, с трудом слетели с языка – уж больно мерзостно, чтобы даже отрицать такое, – но Клятвенный Жезл она передала Зере.

132
{"b":"8195","o":1}