ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда дело касалось серьезных вещей, речь ее могла стать образцом и для Наставницы Послушниц. Дозин протянула Жезл Талене.

Золотоволосая женщина попятилась, точно от ядовитой змеи.

– Даже просить о таком – значит осквернять... Хуже того! – Что-то мелькнуло у нее во взгляде. Что-то... замогильное, что ли. – Прочь с моей дороги, – потребовала Талене со всей властностью Восседающей в голосе. – Я ухожу!

– Я так не думаю, – тихо промолвила Певара. Юкири медленно кивнула. Саэрин уже не гладила нож, она стискивала его рукоять побелевшими пальцами.

* * *

Всадники с трудом пробивались через глубокие снега, и Тувин Газал проклинала день, когда родилась на свет. Многим она казалась привлекательной – невысокая, чуть полноватая, с гладкой, медного оттенка, кожей и с длинными блестящими темными волосами, но никто не назвал бы ее красивой. И уж тем более теперь. Взгляд ее темных глаз, на что бы она ни взглянула, просто вонзался буравами. Обычно Тувин не испытывала подобного гнева. Сейчас же она была в ярости. А когда Тувин гневалась, от нее убегали и змеи.

У нее за спиной ехали – скорее, барахтались в снегу – четыре Красных сестры, а за ними – двадцать гвардейцев Башни в темных мундирах и плащах. Гвардейцам очень не нравилось, что доспехи погружены на вьючных лошадей, и они посматривали на лес по обе стороны дороги так, словно в любой момент ожидали нападения. Как они, интересно знать, намеревались пересечь Андор, пройдя три сотни миль незамеченными, в форме и плащах со сверкающей эмблемой Пламени Тар Валона? Тувин не могла этого понять. Впрочем, путешествие почти закончилось. Через день, от силы два, поскольку на дорогах по колено навалило снега, ее отряд соединится с девятью другими. К несчастью, не все сестры в этих отрядах принадлежали к Красной Айя, но это ее не слишком тревожило. Тувин Газал, некогда Восседающая от Красной Айя, войдет в историю, как женщина, уничтожившая Черную Башню.

Она была уверена – Элайда считает, будто Тувин благодарна за предоставленную возможность, ведь ее вернули из опалы и изгнания. Тувин презрительно усмехнулась, и волк, заглянувший под ее глубоко надвинутый капюшон, возможно, от страха поджал бы хвост. Сделанное двадцать лет назад было необходимо, и да испепелит Свет всех тех, кто приплетал сюда Черную Айя. Это было необходимо сделать, это было правильно, но Тувин Газал лишили поста в Совете и заставили под розгами молить о пощаде. А вокруг стояли сестры и смотрели, и даже послушницы и Принятые стали свидетелями, что и Восседающие не могут преступить закон (пусть им и не объяснили, что это за закон). А потом Тувин отослали на отдаленную ферму в глухом углу Черных Холмов, где она гнула спину под началом госпожи Джары Довиль, считавшей, что отбывающая наказание Айз Седай ничем не отличается от прочих батраков, работающих и в жару, и в снег. Тувин перехватила поводья – мозоли до сих пор не сошли с ладоней. Госпожа Довиль – даже теперь Тувин не могла подумать о ней без уважительного обращения «госпожа», которого та требовала, – госпожа Довиль верила в благотворное влияние труда. И наистрожайшей дисциплины, которая послушницам и в кошмарном сне не привидится! Она не ведала снисхождения к тому, кто пытался уклониться от непосильной работы, и сама трудилась наравне со всеми. И тем паче госпожа Довиль не ведала жалости к женщине, которая норовит тайком улизнуть, чтобы найти утешение в объятиях смазливенького паренька. Такую жизнь влачила Тувин последние двадцать лет. А Элайда проскользнула непойманной, точно обмылок в руке, и вползла на Престол Амерлин, о котором мечтала сама Тувин. Нет, она не испытывала к Элайде благодарности. Но Тувин научилась выжидать.

Вдруг из леса на дорогу впереди отряда выскочил, пришпорив коня и разбрасывая комья снега, всадник – высокий мужчина в черной куртке, его темные волосы рассыпались по плечам.

– Сопротивление бессмысленно, – твердым голосом объявил он, поднимая руку в перчатке. – Сдавайтесь, и никому не причинят вреда.

Но не его появление и не суровые слова заставили Тувин натянуть поводья, что позволило другим сестрам нагнать и окружить ее.

– Взять его, – спокойно сказала Тувин. – Вам лучше соединиться. Меня он отгородил щитом.

Видимо, это один из тех Аша’манов. Надо же, и прямо к ней.

Вдруг она сообразила, что ничего не происходит, и перевела пронзительный взгляд с мужчины в черном на Дженаре.

– Тувин, – промолвила та неуверенно, – я тоже отрезана.

– И меня отсекли, – не веря своим словам, произнесла Лемай, а за ней эти слова с нарастающей паникой повторили остальные. Все отрезаны от Источника!

Среди деревьев появились другие люди в черных куртках и начали окружать отряд. Тувин насчитала пятнадцать всадников. Гвардейцы, ожидая приказа сестры, сердито заворчали. Они ничего не понимали, считая, что нарвались на засаду банды грабителей. Тувин досадливо цокнула языком. Разумеется, не все мужчины могли направлять, но, видно, против нее вышли Аша’маны, обладающие такой способностью. Она не ударилась в панику в отличие от сопровождающих ее сестер. И не таких обламывали! Высокий мужчина тронул коня; он улыбался, видимо, думал, что они подчинятся его смехотворному приказу.

– По моей команде, – произнесла Тувин негромко, – все бросаемся в разные стороны. Когда ускачете подальше, он не сумеет удержать щит. – Мужчины всегда считают, будто сумеют удерживать плетение при любых обстоятельствах. – А как Сила вернется, помогите гвардейцам. Будьте готовы. – И Тувин громко воскликнула: – Гвардейцы, к бою!

Взревев, гвардейцы бросились вперед, размахивая мечами и окружая сестер кольцом. Развернув свою кобылу вправо, Тувин ударила ее каблуками и низко пригнулась к холке. Она проскочила между двумя юнцами в черных куртках – те проводили ее изумленными взглядами. И вот она уже среди деревьев, подгоняет лошадь, снег летит из-под копыт. Тувин не заботило, сломает кобыла ногу или нет. Ей нравилась эта кобыла, но сегодня суждено умереть не только лошади. Позади раздавались вопли. И один голос перекрыл все прочие.

– Брать живыми! Приказ Дракона Возрожденного! Если кто чего сделает Айз Седай, ответит мне!

Приказ Дракона Возрожденного! Впервые Тувин ощутила страх, ледяным червяком заползший в сердце. Дракон Возрожденный! Она хлестнула кобылу поводьями по шее. Щит никуда не делся! Да ведь столько деревьев между ними, он уже должен был потерять ее из виду! О Свет, Дракон Возрожденный!

Тувин сдавленно охнула, когда что-то ударило ее в грудь и сук, непонятно откуда взявшийся, выбил ее из седла. Она видела, как, увязая в снегу, несется галопом лошадь. А сама висела. Висела в воздухе, руки прижаты к бокам, ноги болтаются в шаге от земли. Она сглотнула. Должно быть, ее держит мужская часть Силы. Прежде ее никогда не касалась саидин. Тувин ощутила незримую плотную ленту, охватившую тело. Ей показалось, будто она чувствует порчу Темного. Она задрожала, борясь с криком, рвущимся из самого нутра.

Высокий мужчина остановил своего коня. Тувин поплыла по воздуху, потом села боком в седло. Казалось, мужчину не особенно интересовала плененная Айз Седай.

– Хардлин! – крикнул он. – Норли! Каджима! Ну хоть кто из вас, олухов проклятых, подойдет ко мне?

Он был высок, косая сажень в плечах, как сказала бы госпожа Довиль. Средних лет, красивый какой-то грубой мрачной красотой. Ничуть не похожий на хорошеньких юношей, которые нравились Тувин, – нетерпеливых, преисполненных благодарности и потому легко управляемых. Высокий ворот черного шерстяного мундира украшали с одной стороны серебряный меч, а с другой – странное существо, сработанное из золота и красной эмали. Мужчина, способный направлять Силу. Он отсек ее щитом от Источника и взял в плен.

Вопль, вырвавшийся из горла, ошеломил даже саму Тувин. Если б могла, она проглотила бы свой крик, но позади раздался еще один вопль, пронзительнее первого, и еще, и еще. Тувин заметалась из стороны в сторону. Противиться Силе бесполезно. Она понимала это, но продолжала вырываться, точно взбесившийся зверь.

135
{"b":"8195","o":1}