ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ранд стоял, с улыбкой глядя на Мин, почему-то подергивая себя за мочку уха – кажется, он мурлыкал под нос! – потом резко повернулся и хмуро глянул на двери.

– Девы мне не сказали, что ты тут. Вообще слова не проронили. О Свет, увидев меня, они готовы были вуали нацепить.

– Может, они огорчены, – спокойно заявила Мин. – Может, тревожились, где ты. Я тоже тревожилась. Может, их волнует, не ранен ли ты, не болен, не простыл ли. – Как и меня, горько подумала она. А он лишь слегка смутился!

– Я же тебе написал, – промолвил он, и Мин фыркнула.

– Дважды! И твои письма приносил Аша’ман. Да, ты дважды мне написал, Ранд ал’Тор! Если ты называешь это письмами!

Он пошатнулся, словно она залепила ему пощечину – нет, словно бы пнула в живот! – и заморгал. Мин взяла себя в руки и откинулась на спинку стула. Прояви в неподходящий момент сочувствие, и никогда не обретешь потерянных позиций. А ей так хотелось обнять его, утешить, смягчить боль, успокоить раны. У него их много, а он не желает признавать, что есть хотя бы одна. Но нет, она не вскочит с места и не кинется к нему, желая знать, что случилось или... О Свет, с ним все должно быть хорошо.

Внезапно девушку взяли под локти и приподняли. Болтая синими сапожками, Мин поплыла по воздуху к Ранду. Значит, он думает, что может улыбаться, да? Думает, будто широкая улыбка изменит ее настроение? Она открыла рот, собираясь немного вразумить его. Пусть на носу себе зарубит! А он, обвив Мин руками, поцеловал ее в губы.

Когда она вновь сумела вздохнуть, то взглянула на него сквозь ресницы.

– В первый... – Горло перехватило, она откашлялась. – В первый раз Джахар Наришма вошел с таким видом, точно пытался прочитать мысли в голове у каждого, кто ему попадался на пути. И исчез, вручив мне обрывок пергамента. Ну-ка, сейчас взгляну. Вот: «Я заявил права на корону Иллиана. Не доверяй никому, пока я не вернусь. Ранд». По-моему, не слишком-то похоже на любовное послание.

Он снова поцеловал ее.

На этот раз, чтобы отдышаться, времени понадобилось побольше. Мин предполагала, что окажет ему иной прием. С другой стороны, все шло не так уж плохо.

– А Джонан Эдли передал клочок бумаги со словами: «Я вернусь, когда здесь закончу. Никому не доверяй. Ранд». Эдли застал меня, когда я ванну принимала, – добавила она, – и ничуть не смутился, когда увидел кое-что интересное.

Ранд всегда прикидывался, будто вовсе не ревнив – как будто сыщется в мире такой мужчина, – но она замечала, какими хмурыми взглядами он окидывал мужиков, которые посматривали на нее. И потом становился более страстным. Интересно, на что будет похож этот поцелуй? Может, предложить удалиться в спальню? Нет, так торопить коней она не будет...

Ранд опустил девушку, лицо его вдруг стало печальным.

– Эдли мертв, – сказал он. Внезапно корона полетела с головы через всю комнату, словно бы брошенная сильной рукой. И в тот миг, когда она подумала, что корона ударится о спинку Драконова Трона, а то и пробьет ее, широкое золотое кольцо замерло и медленно опустилось на сиденье трона.

Мин посмотрела на Ранда, и у нее перехватило дыхание. Кровь блестела в темно-рыжих кудрях над его левым ухом. Вытащив из рукава кружевной платочек, она потянулась к его виску, но Ранд поймал ее за запястье.

– Я его убил, – тихо произнес он.

От его голоса девушка задрожала. Тихий, как могила. Определенно, в спальню! И чем быстрее... Мин заставила себя улыбнуться – и вспыхнула, когда поняла, как легко ей далась улыбка, стоило подумать о широкой кровати, – потом схватила Ранда за грудки, готовая сорвать с него и куртку, и рубаху.

Кто-то постучал в дверь.

Мин быстро отдернула руки, отпрыгнула в сторону и с раздражением подумала о том, кто бы это мог быть. Девы либо объявляют о посетителях, когда Ранд тут, либо же попросту их впускают.

– Войдите, – громко сказал Ранд, печально улыбнувшись. И Мин вновь вспыхнула.

Добрэйн просунул голову в дверь, вошел и притворил дверь за собой, а потом увидел стоящих рядом Ранда и Мин... Голова низенького, лишь немногим выше Мин, кайриэнского лорда, была спереди гладко выбрита, сзади седеющие волосы падали на плечи. Почти черный кафтан украшали, спускаясь ниже пояса, синие и белые полосы. Еще до того как обрести расположение Ранда, Добрэйн обладал в стране немалой властью. Теперь он здесь правил, по крайней мере до тех пор, пока на Солнечный Трон не заявит права Илэйн.

– Милорд Дракон, – пробормотал он с поклоном. – Миледи Та’верен.

– Шутка, – пробурчала Мин, когда Ранд вопросительно приподнял бровь.

– Возможно, – промолвил Добрэйн, чуть пожимая плечами, – однако половина знатных дам города теперь, подражая леди Мин, носят яркие цвета. Штаны, которые выставляют ноги напоказ, и многие в куртках, что едва прикрывают даже... – Он благоразумно закашлялся, сообразив, что у Мин куртка бедра не закрывает.

Мелькнула мысль, не заявить ли ему, что у него очень красивые ноги, пусть на самом деле они кривые, но потом Мин передумала. Наедине с ревностью Ранда можно забавляться, но она не хотела, чтобы он вдруг обрушился на Добрэйна. И боялась, что Ранд на это способен. Кроме того, шутка получилась бы так себе; а лорд Добрэйн Таборвин не из тех, кому по вкусу даже чуточку грубоватые шутки.

– Так что ты, Мин, тоже мир изменяешь. – Ухмыляясь, Ранд щелкнул ее по носу. Он ее по носу щелкнул! Словно ребенка, с которым в игрушки играет! А хуже то, что она, будто дурочка, ухмыляется ему в ответ. – Как видно, куда в лучшую сторону, чем я, – продолжил он, и в этот миг мальчишеская улыбка исчезла как туман.

– Все ли благополучно в Тире и Иллиане, милорд Дракон? – поинтересовался Добрэйн.

– В Тире и Иллиане – все хорошо, – мрачно ответил Ранд. – Что у вас для меня, Добрэйн? Садитесь. Садитесь же. – Он указал на ряд стульев, и сам сел на один из них.

– Я действовал согласно вашим письмам, – промолвил Добрэйн, усаживаясь напротив Ранда, – но, боюсь, хорошего сообщу мало.

– Я принесу чего-нибудь выпить, – напряженным голосом промолвила Мин.

Письма? Не слишком-то легко вышагивать в сапожках на каблуках – она, конечно, с детства к ним привыкла, но очень уж неудобная обувка, – да, нелегко, но гнев со многим помогает справиться. Мин подошла к большому зеркалу, где на золоченом столике стояли серебряный кувшин и кубки. Она принялась разливать приправленное пряностями вино, яростно его расплескивая. Слуги всегда припасали лишние кубки, в расчете на возможных посетителей, хотя у нее гости бывали редко, разве что Сорилея или эти знатные дуры. Вино было чуть теплым, но для них сойдет. Она получила два письма, а Добрэйн наверняка не меньше десятка! Она поспорить готова! Двадцать! Гремя кувшином и кубками, она прислушивалась к разговору за спиной. Что они затевали, со своей доброй дюжиной писем?

– Судя по всему, Торам Райатин пропал, – говорил Добрэйн, – хотя, по крайней мере, слухи утверждают, что он жив. Судя по слухам, Давед Ханлон и Джерал Мордет – Падан Фейн, как вы его называете, – его покинули. Кстати, сестру Торама, леди Айлил, я поселил в богатых покоях, со слугами, которые... достойны доверия. – Судя по тону, последнее он явно подразумевал в отношении себя самого. Женщине переодеться не удастся без того, чтобы он этого не узнал. – Я могу понять то, что сюда привели ее и лорда Бертома, и прочих, но Благородный Лорд Вейрамон?.. Или Благородная Леди Анайелла? Зачем? Не стоит говорить, что и у них слуги тоже достойны доверия.

– Как вы узнали, что женщина хочет меня убить? – задумчиво промолвил Ранд.

– Ей известно ваше имя? – Судя по тону, Добрэйн не шутил.

Ранд задумчиво склонил голову набок, потом кивнул. Кивнул! Только бы не вернулись голоса, которые его донимали!

Он сделал движение рукой, словно бы сметая всех женщин, желавших его смерти. Опасная вещь. Мин не хотела его убивать, это уж точно, но не возражала бы, если б увидела, как к нему заходит Сорилея с розгой в руке! Штаны не очень-то спасут.

137
{"b":"8195","o":1}