ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

О Свет, она свяжет узами Стража Аша’мана! Как?! Нет, сейчас это не важно.

– В то время наши поступки были логичны. – В сдавленном голосе Сарен холодная невозмутимость сменилась явной тревогой, и она качнула головой. – Я сказала это не ради оправдания, а для объяснения. Обстоятельства изменились. Для вас самый логичный выход... – Она прерывисто вздохнула. Образы и ауры – бурный любовный роман, кто бы подумал! Эта женщина, хоть и красива, на деле ледяная глыба. И какая польза в том, коли знаешь, что какой-то мужчина растопит ее сердце! – Отправить нас обратно, как пленниц, или даже казнить. Мне же логика говорит, что я должна служить вам.

Несан склонила голову, а ее черные глаза будто старались запечатлеть всего Ранда, до последней черточки. Красно-зеленая аура говорила о почестях, о славе. Над ее головой возникло и исчезло огромное здание. Ей суждено отыскать библиотеку.

– Я хочу изучать вас, – заявила она. – Вряд ли я сумею это сделать, таская камни или копая ямы. Мне оставляли немало времени для размышлений, и служение вам представляется справедливым обменом за то, что я смогу узнать.

От подобной прямоты Ранд моргнул, но выражение его лица ничуть не изменилось.

Удивительнее всего оказался ответ Элзы, причем больше слов поразило то, что она сделала.

Опустившись на колени, она подняла на Ранда лихорадочно сверкавшие глаза. Она сама словно светилась от скрытого пламени. Полыхала ее аура, каскадом сменялись вокруг образы, так ничего и не говоря Мин.

– Вы – Дракон Возрожденный, – срывающимся голосом промолвила Элза. – Вы должны выйти на Последнюю Битву. Я обязана вам в этом помочь! Что бы ни потребовалось, я выполню все!

И она распростерлась ниц, прижавшись губами к полированному камню пола у ног Ранда. Даже Сорилея слегка оторопела, а у Сарен отвалилась челюсть. Морр вытаращил глаза и торопливо принялся вертеть пуговицу. Мин показалось, что он нервно хихикает.

Развернувшись на каблуках, Ранд сделал несколько шагов к Драконову Трону, где на красной, шитой золотом куртке лежали его скипетр и корона Иллиана. Лицо его оставалось таким непроницаемым, что Мин захотелось кинуться к нему, но она заставила себя остаться на месте и продолжала рассматривать Айз Седай. И Сорилею. Ей никогда не удавалось разглядеть чего-либо стоящего вокруг беловолосой ведьмы.

Внезапно Ранд развернулся, широким шагом подошел к женщинам, да так быстро, что Белдейн и Сарен отшатнулись. Сорилея резким жестом вернула их на место.

– А если вас запрут в сундук? – В голосе его слышался скрежет камня по замерзшему камню. – На целый день? И будут избивать перед тем как засунуть туда и сразу после того как выпустят? – Именно это они с ним проделывали.

– Да! – простонала с пола Элза. – Что бы ни пришлось вытерпеть, я готова ко всему!

– Если это будет нужно, – дрожащим голосом промолвила Эриан, и остальные, на лицах которых читался ужас, медленно закивали.

Мин замерла в изумлении, только сжимала кулаки, сунув руки в карманы куртки. Вполне естественно, он решил отплатить им той же монетой, но она обязана не допустить этого. Она знала Ранда лучше его самого; она знала, где он тверже клинка, а где уязвим. Он бы себе такого не простил. Но как? Ярость исказила его лицо, он качал головой, как обычно поступал, споря с тем голосом. Вслух он произнес одно слово, которое она уловила. Та’верен. Сорилея стояла и рассматривала Ранда, как и Несан. Даже угроза запереть в сундук не поколебала решимости Коричневой. Глаза остальных, не считая Элзы, которая по-прежнему со стонами целовала пол, были пусты, словно они наяву видели себя связанными и согнутыми в три погибели.

Среди всех образов, вспыхивавших вокруг Ранда и женщин, вдруг возникла аура – голубая и желтая, с оттенком зеленого, объявшая их всех. И Мин постигла ее смысл. Она задохнулась, отчасти от неожиданности, отчасти от облегчения.

– Они станут служить тебе, Ранд. Каждая по-своему, – торопливо сказала Мин. – Я видела это.

Сорилея тоже будет служить ему? Вдруг Мин задумалась: что точно означает «по-своему». Трудно сказать. Но служить они будут, никаких сомнений.

Гнев покинул лицо Ранда, он молча разглядывал Айз Седай. Кое-кто из них, изогнув бровь, косился на Мин, очевидно дивясь, что несколько произнесенных ею слов имеют такой вес, но смотрели они на Ранда и словно затаили дыхание. Даже Элза приподняла голову. Сорилея кинула на Мин быстрый взгляд и еле заметно кивнула. Как подумалось Мин, с одобрением. Выходит, старуха лишь прикидывалась, что ей безразлично, каким будет решение?

Наконец Ранд заговорил.

– Вы можете поклясться мне, как Кируна и остальные. Или убирайтесь туда, где вас держат Хранительницы Мудрости. Меньшего я не приму. – Несмотря на скользнувшую в голосе нотку настойчивости, вид у него был тоже равнодушный: руки сложены, в глазах нетерпеливый блеск. Клятва, которой он потребовал, ждать себя не заставила.

Уверток Мин не ожидала, тем более после своих видений, но все равно удивилась, когда Элза поднялась на колени, а остальные опустились на пол рядом с нею. Вразнобой пять Айз Седай поклялись именем Света и своей надеждой на спасение служить Дракону Возрожденному, пока не свершится Последняя Битва. Несан произносила слова, будто проверяя каждое из них на вкус, Сарен – словно утверждая постулаты логики, на лице Элзы сияла широкая победная улыбка, но обет давали все. Скольких Айз Седай он соберет вокруг себя?

Выслушав клятву, Ранд будто утратил к ним интерес.

– Найдите им одежду и пусть живут вместе с остальными вашими «ученицами», – рассеянно сказал он Сорилее. Он хмурился, но вовсе не на Айз Седай. – И со сколькими ты еще справишься?

Мин вздрогнула, услышав в его словах отзвук собственных мыслей.

– Сколько нужно, со столькими и справлюсь, – сухо ответила Сорилея. – Думаю, появится еще больше.

Она хлопнула в ладоши, сделала знак рукой, и все пятеро сестер вскочили на ноги. Лишь Несан словно удивилась этакому рвению. Сорилея улыбнулась – для Айил очень даже довольно, – и Мин подумала, что причиной тому отнюдь не послушание женщин.

Кивнув, Ранд отвернулся. Он вновь принялся расхаживать, вновь начал хмуриться, явно думая об Илэйн. Мин опять уселась на стул, жалея, что под рукой нет книги мастера Фила. Чтобы почитать. Или запустить ею в Ранда. Ну, книгу мастера Фила – чтобы почитать, а запустить лучше какой другой. И потяжелее.

Сорилея вывела из комнаты облаченных в черное женщин, однако на пороге остановилась, придержав рукой дверь, и оглянулась на Ранда. Тот шел к золоченому трону. Она задумчиво пожевала губами.

– Та женщина, Кадсуане Меледрин, вновь под твоим кровом, – наконец промолвила она в спину Ранду. – Ты боишься ее, Ранд ал’Тор, судя по тому, как ты ее избегаешь. – С этими словами Сорилея ушла.

Ранд какое-то время стоял, упершись взглядом в трон. Или, быть может, смотрел сквозь него. Внезапно он встряхнулся, подошел к трону, взял Корону Мечей, уже почти водрузил ее себе на голову, но замешкался и положил обратно. Взяв куртку, он оставил корону и скипетр на том же месте.

– Я намерен выяснить, чего хочет Кадсуане, – объявил Ранд. – Не станет же она каждый день являться во дворец. Вряд ли ей так уж нравится ходить по сугробам. Мин, пойдешь со мной? Может, чего увидишь?

Мин оказалась на ногах быстрее любой из тех Айз Седай. Удовольствия от визита к Кадсуане не больше, чем от посещения Сорилеи, но все же это лучше, чем сидеть тут одной. Кроме того, вдруг у нее и вправду будут видения? Федвин двинулся следом за девушкой и Рандом, настороженным взглядом посматривая вокруг. В высоком сводчатом коридоре шесть Дев, сидевших на корточках, поднялись, но следом не пошли. Из них Мин знала только Сомару; та коротко улыбнулась Мин, а Ранда наградила неодобрительным взглядом. Другие Девы смотрели исподлобья. Объяснения Ранда, что он ушел без них тогда для того, чтобы любой наблюдатель считал, что он по-прежнему в Кайриэне, Девы приняли. Но их интересовало, почему он не послал за ними потом. На это у Ранда ответа не нашлось. Он что-то пробурчал под нос и ускорил шаги, так что Мин пришлось побыстрее переставлять ноги.

147
{"b":"8195","o":1}